Поймём ли мы потомков?

Поймём  ли мы потомков?
«Граммар наци!» — услышала я на днях, объясняя, как же правильно писать фамилию Орлеанской девы. Мои рассуждения о том, что буква «д» является только артиклем и потому быть заглавной не может, очевидно, показались слишком заумными для собеседника, который и выпалил в мой адрес это обвинение.
Через двадцать лет просторечие могут признать языковой нормой

«Граммар наци!» — услышала я на днях, объясняя, как же правильно писать фамилию Орлеанской девы. Мои рассуждения о том, что буква «д» является только артиклем и потому быть заглавной не может, очевидно, показались слишком заумными для собеседника, который и выпалил в мой адрес это обвинение.

Нет дыма без огня
«Грамматический нацист», или граммар наци, — это понятие появилось около трех лет назад не без помощи Интернета. Конечно, в словарях оно еще не нашло отображения, но сетевые ресурсы уже готовы рассказать, что это за «зверь» такой. Это доведенный до абсурда образ грамотея, человека, уделяющего чрезмерное, как считают его оппоненты, внимание орфографии и пунктуации. Граммар наци «раздражается, когда кто-то допускает грамматическую или орфографическую ошибку, и мгновенно бросается в атаку, размахивая словарями и ссылками на сайт Грамота.ру». Но, замечу, на пустом месте, без предпосылок, ничего не появляется, и граммар наци появились как ответ ужасающей безграмотности иных индивидов.

Было бы понятно, если бы о повальной безграмотности пришлось говорить лет сто назад, когда у большинства населения не было возможности получить хотя бы начальное образование, но и в наше время взрослые люди живут, не озадачиваясь, как писать частицу «не» с глаголами, не говоря уж о других правилах.

«Грамотность — это не главное, — объясняет на одном из сетевых ресурсов пользователь Татьяна (орфография и стилистика сохранены). — Мой дедушка был предсидателем досаф а образование у него 3 класса было грамотности некакой бабуля начальник отдела закса обласнова была грамотность была а 8 летнее образования». Что касается собственного опыта, то Татьяна настаивает: ей безграмотность ничуть не мешает. «У нас все решают деньги работала до последнего времени с оптовыми прадажами у человека у котогрого 2 выших сама потом открыла ип и моя неграмотность мне в жизни ничем непомешала зарабатывать хорошо, — пишет женщина и спрашивает своих более грамотных оппонентов: — Я бы поинтересовалась много тебе по жизни помогло то как ты говориш уважение к русскому языку» — даже без знака вопроса.

Нужно ли поправлять?
Какую же роль в современной жизни играет грамотная устная и письменная речь? Зачем нужна грамотность? На эти вопросы в преддверии Дня славянской письменности и культуры отвечает доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой древних языков, декан гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета Леонид ПАНИН.

— Абсолютно грамотных людей, я думаю, нет: нельзя объять необъятное. К тому же язык постоянно развивается, и произношение, которое было принято единственно правильным лет 30 назад, сегодня может оказаться вариативным, а еще через пару десятков лет и вовсе оказаться устаревшим. Так происходит, например, с кофе. Сейчас можно считать его существительным и мужского рода, и среднего — так и так будет правильно. Но лично для меня всегда будет существовать только один вариант: «крепкий кофе».

Кроме того, как про воспитание говорят, что не так важно соблюдать все правила этикета, сколько не замечать чужих оплошностей, так и в языке. Грамотный человек не тот, кто правильно говорит, а тот, кто знает, в каком словаре, в каком пособии по грамматике можно найти правильный вариант.

Я своим студентам всегда говорю, что Большой и Малый академический, орфографический, орфоэпический словари, пособие «Русский язык» Виноградова должны стать их настольными книгами. Чувствуете ошибку — непременно откройте справочник!

— Но ведь проблема многих как раз и состоит в том, что они не понимают, что написали или произнесли слово неправильно!

— Для этого есть рядом те, кто направит мысль в нужное русло: учителя, наставники, семья. Своих детей и внуков я всегда поправляю. Это мой долг — выпустить ребенка грамотным в общество. Но, указывая на ошибки, следует быть деликатным, чтобы человек не обиделся. Порой лучше промолчать, чем поправить.

Я вырос в местности, где все, даже учителя в школе, говорили на сибирском диалекте: «пимЫ», «чо», «ложить», «хочите». И вот я, учась уже на пятом курсе университета, пытался иногда поправлять отца. На это мама всегда говорила: «Лёня, оставь. Отец грамотный человек». Возможно, она умом понимала, что я прав, но ей было важнее, чтобы глава семьи сохранил свой авторитет.

Все в театр!
— Можно ли замотивировать человека, чтобы он сам проявлял интерес к повышению грамотности? И как улучшить свою письменную и устную речь?

— Насильно, разумеется, сделать это не удастся — каждый должен сам понимать, что без владения литературным языком нельзя быть культурным, интеллигентным, интеллектуальным человеком. Но помимо исключительно морального удовлетворения есть и другой аспект: владение грамматикой родного языка облегчает изучение иностранных.

Надо сказать, что и в XIX веке была ситуация, схожая с нынешней: тот, кто хотел повысить свою грамотность, занимался самообразованием. Прежде всего, много читал и ходил в Малый театр в Москве. Там можно было услышать чистую русскую речь, которая звучала со сцены. Эта языковая традиция в Малом театре и в наши дни сохранилась, и до сих пор его можно назвать «вторым университетом».

— А что делать новосибирцам? Где у нас можно услышать правильное ударение и правильные грамматические формы?

— Я рекомендую театр под управлением Сергея Афанасьева. Один только момент из биографии Сергея Николаевича: он проводит курсы для всех желающих «Речь как визитная карточка человека», и это говорит о многом. А ведь театр — отражение прежде всего позиции его режиссера. Хотя, конечно, нужно отдавать себе отчет в том, что современная постановка в любом театре может изобиловать сленгом и даже экспрессивной нецензурной лексикой. Поэтому тут, как и в чтении, подойдет исключительно классика.

Язык будущего
— На формирование языка оказывается влияние сразу с двух сторон: со стороны нормы и со стороны системы языка. При этом они могут конфликтовать друг с другом. Норма стремится сохранить язык в первозданном виде, чтобы родители понимали своих детей и внуков. Система же развивает его.

Чтобы было понятно, приведу следующий пример. Слово «вахтёр» было заимствовано из немецкого языка и произносилось с ударением на первый слог, как в языке-оригинале. Но со временем у нас появилось слово «вахта» — и «ёр» стало восприниматься как суффикс деятеля. Аналогия проста: дирижировать — дирижёр, стажироваться — стажёр и так далее. В то же время слово «шофёр» оправдывает своё «ёр» только заимствованием слова из французского языка. Поэтому когда в просторечии возникает «шОфер» — это влияние системы языка: ударение ставится так же, как и в словах «кучер», «менеджер».

— Получается, что со временем мы можем повсеместно начать говорить «шОфер»?

— Да, и это будет закономерно, ведь именно система языка продвигает его вперед. Более того, сейчас идет процесс демократизации языка, и некоторые редакторы больших изданий говорят о том, что нужно максимально приблизить язык пишущих к языку читающих, а знаменитое сибирское «чо» можно услышать из уст дикторов центрального телевидения. Это, по их мнению, один из факторов взаимодействия с читателем. Поэтому тем, кто агрессивно поправляет говорящих, так называемым грамматическим «нацистам», я бы советовал стать более лояльными: быть может, лет через двадцать поправлять будут уже вас самих.

ФАКТ
Одним из мероприятий в рамках празднования Дня славянской письменности и культуры в Новосибирске стала акция «День литературной грамотности на дорогах». Водителям было предложено продолжить известное стихотворение, угадать его автора или назвать по имени и отчеству русского классика
Поделиться:
Копировать