Новосибирск
18.04.2013 00:00:00
Анатолий Смирнов
Принял на грудь? Распишись как-нибудь
Многие истории начинаются словами: «Сижу дома, никого не трогаю...» Вот и мое неожиданное приключение началось точно так же. Вечером в окно, выходящее на улицу, постучали. «Кто бы это? — мелькнуло. — Поздновато для гостей…» Но в палисаднике маячит человеческая фигура — пришлось, накинув ватник и нашарив валенки, выйти.

В Куйбышеве появилась первая палата для оказания помощи лицам, находящимся в состоянии опьянения

Многие истории начинаются словами: «Сижу дома, никого не трогаю...» Вот и мое неожиданное приключение началось точно так же. Вечером в окно, выходящее на улицу, постучали. «Кто бы это? — мелькнуло. — Поздновато для гостей…» Но в палисаднике маячит человеческая фигура — пришлось, накинув ватник и нашарив валенки, выйти.

Визит ночной «феи»
— Слушай, пусти, замерзла… Человек ты или нет… Холодно… — танком попер на меня ночной пришелец, обдавая запахом перегара. Опешив, поначалу еще пытаюсь что-то спросить, узнать… Остановить, в конце концов, незваную гостью!

Куда там! Она уже в сенях, упорно цепляется за ручку входной двери — туда, в тепло… И не выгонишь — мороз за двадцать пять градусов, и не впустишь — двое детей дома. Пока подоспевшая жена удерживала в прихожей ночную «фею» в замызганном пуховике, позвонил в полицию, в скорую… Наконец подкатывает уазик, выходят два парня в форме:

— Что случилось?

— Да вот бомжиха в дом рвется… А выгнать — замерзнет ведь! В сенях сидит, я ее полушубком прикрыл…

— Где живете? — с удивлением отмечаю про себя вроде бы совсем не подходящую к месту и к действующим лицам вежливость парня при сержантских погонах. Из-под полушубка доносится невнятное бормотание — про холод, про совхоз Откормочный, про знакомых, которые сто лет назад жили где-то в соседнем доме… под номером, которого на нашей улице сроду не было.

— Грузим даму! — командует старший группы.

— Пойдемте, — приглашает в «собачник» дежурной машины второй полицейский главную героиню мизансцены. Та, привычно приговаривая про мороз и темноту, лезет в ее теплое нутро.

— Куда вы ее? — спрашиваю. Медвытрезвитель в Куйбышеве вроде давно закрыт…

Старший пожимает плечами:

— Пока в районную больницу, там врачи посмотрят…

После вытрезвителя
Вытрезвитель, что размещался под самым боком Куйбышевского отдела милиции, закрыли несколько лет назад. Теперь припозднившиеся пьяницы — головная боль медиков местной районной больницы. Особенно актуально это в крепкие сибирские морозы. Был случай, когда троим бомжам, спьяну заночевавшим на куйбышевских улицах, пришлось ампутировать отмороженные конечности…

— Оставлять без внимания вызовы к людям, находящимся в состоянии алкогольного опьянения на улицах, мы просто не вправе, — говорит главный врач куйбышевской центральной районной больницы Евгений Васильев. — Но представьте, в каких условиях приходилось работать нашему персоналу?

Что тут представлять — человек, оглушенный водкой, быстро теряет человеческий облик. А среди медработников, даже в скорой помощи, все-таки большинство представительниц слабого пола.

И вот в конце прошлого года областной минздрав решил создать консультационно-диагностические палаты при нескольких районных больницах. Они, по мнению новосибирских чиновников, должны в какой-то степени снизить остроту проблемы.

Отдохни в палате
В Куйбышеве имеется межрайонный наркологический диспансер с солидной материально-технической базой, квалифицированными специалистами, 30 койками для наркологических и психиатрических пациентов. Вот при нем и организовали консультационно-диагностическую палату, которая начала работать с 15 февраля.

— В народе ее уже пытаются называть «вытрезвителем», — отмечает главврач диспансера Людмила Камелина, опытный врач, психиатр-нарколог высшей квалификационной категории. — Но это совсем не то. Консультационно-диагностическая палата предназначена для временного добровольного пребывания лиц в состоянии алкогольной или наркотической интоксикации, не нуждающихся в оказании специализированной стационарной помощи.

То есть доставленный по скорой в приемное отделение ЦРБ прохожий, рухнувший в сугроб под тяжестью потребленных градусов, в любом случае проходит осмотр, после чего и направляется врачом или в палату, или в руки других медиков. Если у него алкогольный психоз — в наркодиспансер, если тяжелое алкогольное отравление — в реанимацию… И так далее. Главное условие — человек, находящийся в легкой или средней степени опьянения, должен дать добровольное письменное согласие на помещение в КДП.

— Палата рассчитана на две койки, — рассказывает Людмила Валентиновна. — Предусмотрены решетки на окнах и видеонаблюдение. Днем наблюдение ведут врачи наркодиспансера, с семи вечера до восьми утра — дежурный врач горбольницы. Время пребывания пациента — не более 12 часов. И его состояние постоянно находится под наблюдением: пульс, давление, температура, поведение.

Впрочем, уйти отсюда «клиент» — опять же только с письменного отказа от услуг и после врачебного освидетельствования —может в любое время. Держать никто не будет… Если только нет угрозы его жизни или при алкогольном психозе жизни окружающих. Но тогда это дело уже не палаты, а других врачебных служб.

ФАКТ
По данным ВОЗ, по уровню потребления чистого этанола на душу населения Россия находится на пятом месте в мире

Вам было интересно?
Подпишитесь на наш канал в Яндекс. Дзен. Все самые интересные новости отобраны там.
Подписаться на Яндекс.Дзен
Новости
Больше новостей
Новости районов
Больше новостей
Новости партнеров
Больше новостей