Несентиментальное путешествие

Илью Михайловича Бабина, участника Великой Отечественной войны, в поселке Железнодорожном и в Березовском сельсовете знает каждый… Если когда-нибудь зайдете в его дом, то попадете в уютные сени с небольшой лестницей, ведущей к двери. Теперь нужно постучаться, вам откроют; скорее всего, это будет супруга Ильи Михайловича Мария Васильевна, она вам улыбнется, попросит пройти в комнаты…
Шкаф с книгами, иконы, на стенах — живопись; за столом у окна сидит Илья Михайлович, вытирает платком слезы, рассказывая, — война не проходит бесследно… Взрывы, гул самолетов; восемнадцатилетний мальчишка, забившись в трещину в земле, пережидает бомбежку.

«К нам тогда артисты из Москвы приехали песни петь, поддержать в бою. Несколько песен спели, а сверху уже бомбы летят. Я бегал, бегал — а бежать некуда, вот завалился в трещину от воронки, так там до утра и пролежал, пока все не закончилось, — Илья Михайлович снова плачет, тяжело вздыхает. — Не хочу вспоминать… Артисты, конечно, все погибли. Пожить хочется, хочется пожить…»

«Когда над головой постоянно пролетают бомбы, начинаешь уже по звуку определять, чей самолет летит — наш или немецкий», — рассказывает дальше Бабин, служивший радистом в авиации. Однажды, ударило ему в голову что-то, взял да и сказал: «Что я вам тут все подкручиваю да подкручиваю, хоть бы кто покатал!».

Разрешения «покатать», разумеется, никто не дал — опасно. Но молодым и смелым все по плечу, и наутро Илья Михайлович тайком пробрался в учебный самолет, потом до вечера на самом деле катался; хотел бы и вылезти уже, но никак нельзя. В итоге к капитану на ковер и десять суток ареста. Говорит, нисколько не боялся, что собьют самолет… Молодость, молодость!

Мой собеседник улыбнулся сквозь слезы (которые словно навсегда застыли на его глазах, стали «неотъемлемой частью лица», и когда он радуется, то получается, что и плачет, и смеется).

Жизнь его, как клубок ниток, побывавший в лапах у кошки, только имя этой «кошке» — война и когти ее куда страшнее… Илья Михайлович родился в Красноярском крае в большой семье, где было восемь детей. В 40-м году он уже жил в Новосибирской области, в Даниловке, работал на заготовке сена. Началась война. Сначала в Юрге (Кемеровская область) немного обучили — как ходить, как ползать, как стрелять, а потом в Москву на фронт — на передовую, в Сталинград… Ранение — госпиталь — Саратов — Лебедянь — заболевание тифом — снова госпиталь — Латвия — Германия — малярия — Польша — Белоруссия… В каких только странах и городах ни побывал Илья Михайлович, только это затянувшееся путешествие было вовсе не романтическим, не сентиментальным.

Наконец, зимой 45-го, отслужив, приехал в Новосибирск, а вскоре с приятелем отправился в подмосковный совхоз Паново, что неподалеку от Коломны. А в это время здесь красна девица Мария гадала с подругой на жениха. Приснился ей во сне парень круглолицый, которого она и в глаза не видывала, и знать не знала. Долго девушки удивлялись… Тут наши друзья и заходят в хату. Мария вся обомлела, показывает на одного из них и говорит: «Вот его во сне видала!» Это был, как вы уже, наверное, догадались, Илья Бабин. Поженились. Шел 47-й год. Приятель-то с будущей супругой оказались в родстве: позднее выяснилось, что и родители их, Маши да Илюши, знали друг друга, но вот как-то судьба не сводила… Стали жить, родили троих детей — Васю, Тому и Толю.

В 55-м чета Бабиных обосновалась в поселке Железнодорожном, который тогда назывался совхоз ДОРУРСа железной дороги № 1. Здесь супруги по сей день и живут.

Кем только Бабины не работали за свой век! Илья Михайлович и разнорабочим был, и грузчиком, много лет отработал шофером. Супруга его телят пасла, коней запрягала — ее тоже коснулась война (а кого она тогда не коснулась?!) В послевоенные годы никогда досыта не ели, а трудились от зари и до зари. «Потому у нас и здоровья совсем уже нет, — говорит Мария Васильевна. — Помню, лет пятнадцать мне было, устала спозаранок на кухне работать, попросилась на другую работу, а меня в наказание послали в ночь на трактор… Так спать хотелось! А когда мы еще в Подмосковье жили, проболталась сдуру, что умею лошадь запрягать, потом восемь лет работала на тяжеловозах. Вот сейчас вспоминаю и диву даюсь, как я этих лошадок запрягала, я теперь и упряжь-то не подниму сроду… Вы берите конфетки, — хлопочет. — Дед наш вон ничего, кроме конфет, не хочет, а после того, как его в шею ранило, он от сладкого закашливается. Уже хотела с глаз убрать, так он же тогда совсем голодный останется!..

Илья Михайлович снова вспомнил что-то, утер слезу — и опять слышу: «Пожить хочется, хочется пожить», — тихое.

Перелистываю семейный альбом; у Бабиных уже пять внуков и пять правнуков… Есть там на кого посмотреть! Вот Илья Михайлович в молодости; вот жена его; а вот они уже вместе… Дети в пионерском лагере, свадьба внучки…

Илья Михайлович достает из шкафа горсть медалей — «За победу над Германией», «За отвагу», «За взятие Берлина»» и много других. Как же дорого достаются эти кусочки металла, думаю, сколько всего они помнят!

Нам с тобой, дорогой читатель, посчастливилось жить в одно время с живыми героями, и мы можем посидеть рядом со свидетелями одного из самых значимых для российской истории событий — победы в Великой Отечественной войне, послушать, что они говорят, узнать, что думают. Нашим потомкам уже не выпадет такая честь и когда-нибудь они будут узнавать о тех событиях только из книг. А пока ветераны еще живут среди нас, мы имеем последнюю возможность прикоснуться к живой истории. Успейте поблагодарить их за все — уступить место в поликлинике, подарить открытку, не дожидаясь 9 Мая, да просто улыбнуться при встрече… Я попыталась рассказать об одном таком человеке, о том, что в поселке Железнодорожном Новосибирского района, приближаясь к своему 90-летию, живет представитель «Книги славы» Великой Отечественной войны, герой, боровшийся за свободу своей страны, ветеран Илья Михайлович Бабин..
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать