< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

«Чалдоны»: от самодеятельности к рождению бренда

Фото предоставлено Кириллом Лабутиным
Государственный ансамбль песни и танца «Чалдоны» всегда был гордостью Новосибирска, одним из его брендов. Сегодня «народникам» непросто конкурировать с коллективами, работающими в современных танцевальных и музыкальных жанрах. Но директор коллектива Кирилл Лабутин уверен: интерес зрителей к русской народной культуре не становится меньше.

— Как вы начали заниматься этим бизнесом? Почему выбрали именно данную отрасль?

— Я пришел руководить ансамблем чуть больше года назад. В то время о коллективе никто не помнил. Не только о нашем: была такая тенденция — востребованность народной культуры пошла на спад.

Когда я говорил, где работаю, люди удивлялись: «А «Чалдоны» еще существуют?» А ведь у ансамбля богатая история. Он был создан как самодеятельный коллектив в 1989 году Светланой Васильевной Смоленцевой. Работал на базе ДК Сибтекстильмаш при поддержке со стороны руководства завода. Очень скоро он вырос за рамки самодеятельного коллектива — «Чалдоны» знали и любили многие не только в нашей области, но и за рубежом. 

В рамках совместного сотрудничества завода «Сибтекстильмаш» и швейцарского текстильного концерна «Zulter Ruti» ансамбль в 1990 году побывал в Швейцарии. Выступал он во Франции, в Китае. А в 1993 году ему было присвоено звание государственного, он попал в структуру Министерства культуры Новосибирской области, и до сих пор существует под его эгидой. Вот так из маленького самодеятельного коллектива «Чалдоны» превратились в большой государственный ансамбль. Сегодня одна только артистическая труппа — балет, вокал, оркестр народных инструментов — состоит из 42 человек.

Постепенно возвращается узнаваемость этого бренда: когда я возглавил его, передо мной стояла задача вытащить «Чалдоны» на городские и областные площадки, чтобы люди помнили, что ансамбль жив, создает новые произведения, мобильный и профессиональный. По-моему, нам это удалось: сейчас «Чалдоны» востребованы зрителями. В прошлом году съездили с гастролями в Алтайский край и Республику Алтай. А уж по нашей области гастролируем регулярно — вряд ли есть село, где нас не знают.

— Как государственный ансамбль, вы пользуетесь мерами государственной поддержки?

— Да, конечно. Благодаря министерству культуры Новосибирской области нас приглашают практически на все масштабные городские и областные мероприятия, на всех крупных праздниках мы присутствуем. Министерство культуры оказывает нам поддержку и в организации гастролей: договаривается с соседними регионами, чтобы нас приняли, совершает обменные гастроли. Так, в прошлом году у нас гастролировал государственный ансамбль «Алтай», а мы, в свою очередь, поехали в тур по Алтаю.

Какие-то наши просьбы о материальной поддержке субсидиями в рамках программы развития культуры Новосибирской области министерство старается удовлетворить: помогает с приобретением музыкальных инструментов, с улучшением условий работы артистов. Все это позволяет нам развиваться и двигаться вперед.

— Как видите в дальнейшем развитие направления народного творчества?

— Что касается артистов, то молодежь приходит к нам, хочет работать в этом коллективе. Народников вообще не так много, молодежь сейчас устремилась в современные направления. Но стоит отметить, что приходят и молодые. Почему? Чтобы удовлетворять свои духовные потребности, самореализоваться. В этом году к нам пришли трое молодых артистов балета, два человека в оркестр, молодая вокалистка.

Что касается зрителей, то на сегодняшний день интерес к народному творчеству не угасает. На волне патриотических настроений в обществе мы продолжаем развиваться и представлять нашему зрителю новые программы. 

Но при этом зритель приветствует все-таки русские традиционные произведения. Очень показателен такой пример: в этом году мы делали новую программу «Мир под крылом», в которой был блок с национальными танцами Монголии, Китая, Португалии, Сербии, Австрии. Но национальные танцы других стран не вызвали такого отклика у зрителя, как блок, который состоял из украинских, белорусских и русских песен. То есть, интерес зрителя к русскому народному творчеству не проходит. Только, к сожалению, возрастной ценз  – за 50 лет. Хотелось бы, чтобы молодежь двигалась к нам, помнила о русской традиционной культуре, об истоках нашего происхождения.