Закон для пчелы

Пчеловодство в России переживает сегодня не лучшие времена. И случайно ли, что это совпадает с упадком здоровья населения России?

Заметки с научно-практической конференции пчеловодов

Пчеловодство в России переживает сегодня не лучшие времена. И случайно ли, что это совпадает с упадком здоровья населения России? Причем, поймите меня правильно, дело не только в узко утилитарной пользе для здоровья меда, как бы она ни была огромна.

Культура пчеловодства — это культура порядка, самопожертвования, аскетической строгости, мудрости, трудолюбия… «Приспособление к природе у пчел наивысшее, устройство жизни художественное» — так писал о пчелах в конце XIX века известный ученый Цессельский.

Вдумайтесь, сама природа меда — это использование пчелами красоты цветка для прокорма себя, людей и, вдобавок, заодно, чуть ли не между делом — увеличение цветущей красоты в мире. Возникнув около 70 миллионов лет назад, именно пчелы, опыляя цветы, привели нашу Землю к тому, что она стала сплошь цветущей. Если бы люди переняли этот жизненный принцип, этот образ жизни, эту способность жить так!

И все же на третьей научно-практической конференции в Новосибирске, проходившей на «Сибирской ярмарке», больше говорили о проблемах — и нешуточных — в сегодняшней пчеловодческой отрасли. Причем не только России. Участники из Казахстана (где в отличие от России уже существуют специальная государственная Программа поддержки пчеловодства и специальные меры развития пчеловодства) поднимали похожие на российские вопросы,

Китайский мед (вместе с медом из Аргентины, Бразилии, Чили), как экологически грязный, сегодня не допускается к продаже в Европе и Америке. Но зато этот китайский товар вытесняет с прилавков магазина российский мед (как правило, китайские пчелопродукты, имея более низкую цену, просто выдаются за российские качественные), уменьшая прибыль и рейтинг наших пчеловодов, вдобавок не приносит никакой пользы здоровью потребителя. Да что я — хорошо, если обходится без вреда!

Пчеловоды России, увы, до сих пор работают, практически, вне правового поля. Относясь к единице сельского хозяйства, пчела трудно подпадает под определение животного или птицы. Но эта неутомимая труженица, как и они, тоже болеет, может быть переносчиком заболеваний, может принести прибыль, а может и оставить без дохода. Следовательно, нужны законы и правила для перевозки, уплаты таможенных сборов, налогов, договоров поставки… Доклад старшего преподавателя НГТУ Симона Смирнова был полностью посвящен правовым основам пчеловодства и договорам в пчеловодстве.

При отсутствии федерального закона о пчеловодстве, самим пасечникам очень трудно доказывать правоту при продаже меда и пчел, при оформлении документов, уплате налогов и оформлении договоров. Например, на опыление и взятие меда с полей частного хозяйства.

В своем докладе Симон Смирнов сказал следующее:

— Пока только в Кемеровской области, Краснодарском крае, Башкорстане существуют программы развития пчеловодства. Правда, носящие достаточно декларативный характер, но, тем не менее, определяющие отношения пчеловодов, региональной власти, общества. Соответственно, единственной помощью пчеловодам может стать самопомощь и самоорганизация, распространение юридических знаний хотя бы вот так: через конференции и распространение собственных методических пособий.

Надо сказать, что в Новосибирске пчеловодам повезло с организатором и куратором нашего сибирского пчеловодческого движения Евгенией Ивашевской. Именно благодаря ей, прекрасно разбирающейся в пчеловодстве и долгие годы занимавшейся научной работой по экспертизе медопродуктов, уже третий раз собираются на Медовый Спас пчеловоды со всей России, близкого и дальнего зарубежья для того, чтобы поделиться опытом, узнать о новых технологиях и, конечно, привезти свои пчело- или, как говорят профессионалы, апипродукты.

Это ведь только человек, далекий от пчеловодства, при перечислении споткнется уже после липового, гречишного, донникового и таежного. Специалист не забудет о падевом (мед, собираемый пчелами, с выделением тлей и листорезов хвойных и лиственных растений), чрезвычайно ценимом на Западе как самый эффективный поставщик калия и стимулятор гемоглобина и стоящем дороже в несколько раз обычного цветочного.

Невозможно не выделить отдельно горный алтайский мед. Не смогу удержаться от собственной оды в честь этого меда. Сколько бы медов я не пробовала, самых разных, самых хвалимых, самых высоко награждаемых — тонкость, насыщенность и сложность аромата и вкуса алтайского меда не сравнима ни с каким другим! Правда, и на Алтае мед имеет отличия по месту сбора. Пробным путем наша семья установила, что наш любимый предгорный и растущий там же акациевый. Еще конкретнее — змеиногорский, староалейский и черепановский.

Кое-кто любит каштановые и табачные меды — на мой личный вкус, просто невыносимо горькие.

В качестве справки: в странах Европы каждый потребляет в среднем за год от трех до четырех килограммов меда. В России, считающейся по праву одной из лучших стран для разведения пчел — 300–400 граммов в ГОД. Хотя даже по советским нормам потребления считалось необходимым съедать 75 граммов в день. Что называется, почувствуйте разницу!

Для того чтобы каждый мог съесть свою ложку меда в день, конечно же, необходимо поднимать в России всю пчеловодческую отрасль в целом. Разрабатывать технологические приемы и технологические линии, облегчающие работу пчеловода. Подсчитано, что пчеловод, имеющий 200 пчелосемей, при работе с рамками поднимает, переставляет и переносит за сезон 24 тысячи килограммов тяжестей!

Одним из вариантов облегчения этой работы были представленные на конференции разработки (и сами пенополистирольные ульи тоже) финской компании «Парадайс хани» (в переводе — «Райский мед»). При применении этих легких ульев работа пчеловода облегчается на четыре тонны.

Выведение новых поколений среднерусских пчел (по признанию всего мира — самых экономичных, продуктивных, здоровых и выносливых) — не менее важная задача, стоящая перед всей российской пчеловодческой отраслью. Для нашей страны эта задача важна еще и потому, что запасы таежных медосборов в стране колоссальны. Но сильных пчел, способных перенести холодную таежную погоду (а «эвакуация» пчелосемей на зимовку из-за высоких цен на горючее практически невозможна), в России нужно выводить и специально готовить.

Загрязнение меда экологически вредными веществами, в том числе при опылении полей, при лечении пчел, при размещении пасек в экологически неблагоприятных местах — следующая важнейшая проблема. Как и определение экспресс-методами качества меда и всех его вредных микропримесей, если они есть. Эта работа тем более необходима, что развитые страны согласны платить за экологически чистый мед цену в семь-восемь раз большую, чем за обычный (цена обычного меда на Западе 1,2 доллара за килограмм). Рынок экологически чистой продукции для российских пчеловодов пока открыт и мы на нем — вне конкуренции. Но надолго ли?

Идентификация меда, то есть возможность определять мед по его составу, лежит в том же русле защиты интересов пчеловодов, которые заинтересованы в доверии покупателей и защите от фальсификаторов своего качественного меда.

И все это — как огромное невозделанное поле работы для всей пчеловодческой отрасли. Которая на самом деле и есть тот самый малый бизнес, семейные фирмы и малые бизнес-предприятия, о процветании которых на словах так печется российская власть! Правда, сами пчеловоды этой заботы пока не сумели заметить.

Малый бизнес, который уже существует и который не требуется заново возрождать, поднимать, объясняя, как он нужен и полезен! А нужно всего-то-навсего изо дня в день, методично и спокойно помогать ему решать возникающие проблемы.

Маленькая трудолюбивая пчелка отблагодарит сторицей.

Продолжение на тему особенностей пчелопродуктов (маточное молочко, прополис забрус, обножка, хлебина, яд) будет в завтрашнем номере.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать