И так сойдёт?

Нормы поведения и правила внешнего вида все больше размываются. А это значит, что все более дозволенными становятся совершенно непозволительные вещи.

Дозволенными становятся совершенно непозволительные вещи

В последнее время прихожу к выводу, что главное или родовое (перешедшее по наследству из социализма) табу нашего времени — это отказ от признания того факта, что в нашем обществе существуют социальные различия. Отнюдь не сводящиеся только к разнице в уровне жизни и достатка.

Умолчание, которое ведет к тому, что нормы поведения и правила внешнего вида (включая выбор одежды, наложение косметики, неумение вести себя в автобусе) все больше размываются. А это значит, что все более дозволенными становятся совершенно непозволительные вещи.

Впервые меня на эту мысль навело в жаркий летний день засилье резиновых разноцветных сланцев и шлепанцев вместо босоножек и туфель на ногах у девушек, женщин, юношей и мужчин. А также количество голых мужских торсов в сочетании с прикрывающими нижнюю часть туловища длинными скорее трусами, чем шортами. На отдельных особо продвинутых мужчинах были майки на лямках, которые явно были снисходительной уступкой общественному мнению.

Огромное количество людей, вполне уютно ощущавших себя не на окраине города, не на сельской завалинке возле дома, в конце концов, не на городском пляже, а вокруг площади Маркса (впрочем, не только в этом месте, такую картину можно наблюдать сегодня где угодно).

То, что так можно, уверенно демонстрируют все участники летнего времяпровождения в центре промышленного, научного, образовательного и культурного города, каковым, по общему признанию, является Новосибирск. Никто не оглядывался, не шептался, не хихикал. Точно так же, как никто не опускал смущенно глаза, ведь поймать недоумевающий, презрительный или смеющийся взгляд было невозможно. Всех все устраивало!

Вышесказанное имеет прямое отношение не только к внешнему виду, но и к манерам поведения. Не собираюсь объяснять, как нужно говорить (скажу только, что многие фирмы прямо указывают в объявлениях на приятный голос, умение правильно и воспитанно говорить, что и самого махрового моралиста должно заставить задуматься о проблеме), замечу только, что прямая проекция уровня жизни и социальной принадлежности на внешний вид и поведение происходит неминуемо и видна феерически ярко.

Замечу, что самой выразительной иллюстрацией внутренней распущенности вижу даже не хамские образцы поведения или пугающе безвкусную одежду, надетую не к месту, не по возрасту, не по сезону, не к лицу… Нет!

То, что распущенных людей становится все больше, я сужу по все увеличивающемуся количеству людей, без малейшего стеснения демонстрирующих обтянутые тесными майками и плотно облегающими джинсами крепкие, как арбузы, и колышущиеся, как воздушные шары, свои огромные или попросту заметно выпирающие животы.

Молоденькие, молодые и пожилые, а порой очень даже худенькие женщины и мужчины беззаботно отпускают на волю свой аппетит и пузо, без сомнений считая, что их внешний вид — это их личное дело, а кому не нравится, пусть не смотрит. Что, собственно, испокон веков считалось и продолжает считаться распущенностью. Но им об этом не сказали, а сами они ни за что не догадаются.

Не имею против этих людей ничего. В конце концов, захотят — изменятся! Но боюсь, что их количество если еще не перешло, то скоро перейдет порог критической массы. А на улицах не то что образца для подражания не найдешь: вообще скоро будет неприлично появляться, не зажав в руке бутылку пива и сигарету в зубах, не повесив впереди себя просторное пузо; а позади не оставляя, как трактор по сельской дороге, пыльного следа от шлепающих в сланцах ног.

Думаю, здесь к месту будет привести фразу, услышанную мной в одном новосибирском офисе, где молодые сослуживцы при мне рьяно объясняли не очень молодой женщине, как надо одергивать и ставить на место козлов-посетителей. Одной своей фразой она заставила замолчать всех, вернув на место не только здравый смысл, но и дистанцию между собой и присутствующими. Всего-навсего с улыбкой произнеся:

— Вы действительно думаете: как это плохо, что в детстве меня не научили хамить?

Не сомневаюсь, что очень многие сегодня не просто думают, а уже хотят, чтобы на улицах вообще не осталось тех, кого не научили в детстве хамить и приучили следить за собой и хорошо выглядеть. Несомненно, подхваченный большинством народа, скандируемый на улицах города и произносимый шепотом дома перед зеркалом лозунг нашего времени: «И так сойдет!»

Похоже, никто не хочет думать о том, что городское сообщество необратимо теряет свой главный социальный ресурс — общее стремление к развитию.

Из растущей ввысь, сложно организованной и разноуровневой городской системы, сдерживаемой самыми разными идеалами и потребностями, превращаясь в плоскую, беспрепятственно разливающуюся во все стороны городскую лужу.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать