Под винтом

Наш мир с высоты удивителен: не слышно шума, свиста поездов и всего того гама, к которому мы привыкли. Каким предстаёт Новосибирск с борта вертолёта?

Каким предстаёт Новосибирск с борта вертолёта

Нет, все-таки почему люди не летают? Не в самолете, а как птицы, не спеша, невысоко. Чтобы можно было чуть отстраненно всмотреться в ту землю, которую мы ежедневно истаптываем ногами, проносимся на колесах, не замечая пусть неярких в наших широтах, но таких милых сердцу красот.

Речной вокзал

Наш мир с высоты удивителен: не слышно шума, гудков, клаксонов, свиста поездов, взвываний электричек и всего того гама, к которому мы привыкли. Вертолет несет тебя то выше, то ниже. Разворачиваются картины в сиянии июльского солнца. А то вдруг облако набежит, и тот же пейзаж уже другой… Полет от села Борового до городского аэропорта длится минут двадцать пять, и взгляд не оторвать от иллюминатора. «Город, как на ладони» — слоган нашей газеты, которая уже полвека рассказывает горожанам о Новосибирске. И вот действительно — как на ладони.

«Фазенды»

Сначала изумрудная зелень полей и темные кучки берез. Гладь водохранилища справа по курсу, изрезанный берег, уединенное белое здание у воды — какой-то пансионат. Голубизна или сталь воды, в зависимости от освещения. Ближе к городу, и вот уже «фазенды», как по ранжиру, выстраиваются в улочки. Грядки, купы кустов, теплицы посверкивают пленкой, только что огурчиков первых не заметно. Аккуратно все на участках, прибрано, причесано, а поодаль, глядь, вот и свалка — и тут пленка шевелится, как живая, пускают зайчиков бутылки и консервные банки. Ну, что поделать с нашими согражданами? Природы вокруг много, вот и гадят…

Мосты-соседи

Но летим дальше с юго-запада на северо-восток. Вот уже и городок Россельхозакадемии раскинул полукруг белых зданий. А там и река наша Обь показалась. Под винтами вертолета устье Ини с отмелями, вдали — градирни ТЭЦ-5. И невероятное скопление дач, коттеджей. Вот, говорят, живем бедно. С высоты вид совсем другой. Даже не думалось, что столько вокруг города коттеджных городков. Строения в два, три этажа, с башенками, мансардами, остроконечными крышами, эркерами, балкончиками… Тут и банька, и бассейн, и гараж, и дворик, мощенный плиткой. Вертолет летит низко, все видно…

Октябрьский район

Надвигается Октябрьский район, кварталы частной застройки, и все больше «небоскребов» самого употребительного роста — в 14–16 этажей. Но самое поразительное — город, конца-края не видно… Внизу гладь реки с редкими корабликами, и все выше поднимаются здания, все шире кажутся улицы, все больше машин. Два моста-соседа — старый Октябрьский и метромост, как стрелы вытянулись, тонкими, как кажется с высоты, нитями связав два берега. Слева сверкнул купол собора Александра Невского. Невозможно представить, что в момент строительства больше ста лет назад это была самая высокая точка города. Сейчас золотое пятнышко на фоне многоступенчатого нагромождения зданий.

Вот уже внизу широкая лента путей Транссиба, вокзал, высотка гостиницы. Дальше зеленый массив бора. Река уходит все дальше на север, и тут тоже коттеджи, дачи, домики и домишки… Как сказал знаменитый писатель — стоянка человека. А наш вольно раскинувшийся равнинный город — очень большая стоянка.

После приземления ощущение полета не сразу проходит. Может, оттого, что на высоте пусть краткого птичьего обитания у человека просыпаются какие-то гены наших далеких летающих пращуров, и свое место, свое гнездо хочется любить еще больше… Нет, надо устраивать для народа такие перелеты, может, меньше будем ссориться, выяснять отношения, да и гадить вокруг себя, устраивать свалки, загромождать зелено-голубой мир.

Поделиться:
Копировать