Стойло Пегаса: Василий Бондаренко

Василий Бондаренко — врач-травматолог.В свои 70 лет еще работает в травматологическом пункте Академгородка. И продолжает писать стихи.

Василий Бондаренко — врач-травматолог. Скольких он поднял на ноги за свою врачебную деятельность — он и сам уже сбился со счета.

Но до сих пор в свои 70 лет еще работает в травматологическом пункте Академгородка. И продолжает писать стихи, которые мы предлагаем сегодня вниманию наших читателей.

Погасло небо над землей,
И мир задумался в молчанье.
Мелькнет лишь звёздочка порой
Сквозь сумрачное одеянье.
Черно. Шагаю наугад,
И всё как будто незнакомо,
Стволы дерев, как сто преград,
Ищу во мгле дорогу к дому.
Исчезнут тучи, будет свет.
И заблудиться невозможно.
Но отчего мне так тревожно?
Увы, душе ответа нет.

Подснежник

Еще снега белеют по оврагам,
И прячет небо утренняя хмарь.
Еще знобит весенняя прохлада,
И не зовет разбуженная даль.
А за откосом, где березок нежных
И гордых сосен молодая рать,
Расцвел веселый голубой подснежник,
Цветка милее мне не отыскать.
Лесной мой друг,
Один ты в мире этом
Избрал весны изменчивую рань,
К тебе приду я снова на рассвете,
А ты дождись, ты только не увянь.
Эх, знал бы ты,
Как мы порою вянем
От мерзких взглядов
И холодных слов.
Как, омрачая нас, кружат над нами
Невзгоды серые, что стаи облаков…

Осень

В нежном сонмище алом
Слышен говор дроздов,
Село солнце устало
Средь осенних снегов.
Рукотворное море
Обагрилось на миг,
Где-то
ворон в дозоре
Проверяет свой крик.
Небо в тучах закатных
Словно в рыжей золе,
От судьбы неотвратной
Все притихло во мгле.
В этом мраке предзимнем
Среди стылых берез
Вдруг представился зримо
Мне распятый Христос.
В моих думах о Боге
Не о вечном пекусь.
За Отчизну в тревоге,
За Россию боюсь.


Не печаль, дорогая, мне душу.
Про колодец с улыбкой не пой.
Ты прости, мне хотелось послушать
Про колодец с водой ключевой.
Сколько их по Руси горемычной
Поросло лебедою-травой —
От земли нашей древней столичной
До сибирской глубинки лесной.
Обращаюсь я сердцем к России:
— Ты открой сокровенное мне,
Где твоя молодецкая сила,
Где твой витязь на гордом коне?
Отболеешь ты черной судьбою,
Доживешь до победного дня.
Из колодца студеной водою
Напоишь удалого коня.


Кровь обагрила белый ствол
Березы в роще заповедной.
Охотник, как матерый волк,
Подкрался тихо, незаметно.
Сначала ранил, а потом
Он обессиленного лося
Добил тяжелым топором
И голову пинком отбросил.
— Здесь мяса центнера на два,
Не грех от радости напиться,
Ах, как кружится голова,
Как голова кружится!
Не торопясь шагнув под тень,
Он вынул нож. Играя сталью,
Споткнулся — и виском об пень…
Два трупа ночью звери жрали.


Тихо гаснет звезда моих грез
Среди лжи бытия и стенанья,
Но еще не иссох, не зарос
Мой родник в уголке мирозданья.
Он однажды в судьбине своей
Отыграет стихов перезвоном,
И уйду я от грешных людей,
Отосплюсь под березой и кленом.
Что там ждет меня: мрак и покой?
Муки ада иль прелести рая?
Слава Богу, покуда живой,
Я о том никогда не узнаю.
Мы опять на подъеме крутом,
Только жизнь не становится краше.
Как я счастлив, что в омуте том
Кто-то
правды испил моей чашу.
Добротой и теплом моих рук
Обогрел свое тело и душу,
Кто мне тайну раскрыл своих мук,
Кто желал, чтобы я его слушал.
Да простит меня Бог, если я
Прошагал мимо чьей-то печали.
.. .. .. .. .. .. ..
Жизнь предела достигла моя
В беспредельности жизненной дали.


Вера в счастье-мечту
Приостыла во мне,
Не успеть за черту
На уставшем коне.
Ты меня не ласкай
Теплым ветром, апрель,
Не пьянит, не бодрит
Утра вешнего хмель.
Время гонит ручьи
И торопит нас жить,
Мчатся годы мои…
Как с мечтою мне быть?
Мне бы время вернуть,
Где ты, счастье мое?
Как же смог обмануть
Сам я сердце свое?


Приувяла подружка рябина,
Уронила на землю наряд.
Но, как нежные губы любимой,
За окном ее гроздья горят.
Так с годами и мы увядаем
В суматохе стремительных дней,
В этой осени вдруг замечаем —
Мы становимся ярче, нежней.
И, как эта рябина, порою
Чей-то
ловим восторженный взгляд.
Жаль, что ягоды скоро зимою
За окошком моим отгорят.

Зима-кружевница

Отзвенели дали,
Отгорели зори,
Ветры загуляли
В выстуженном поле.
Улетели птицы
За моря и горы,
Вяжет кружевница
Снежные узоры.
Ты свяжи мне тоже,
Зимушка-подруга,

Волю из мороза,
Смелый нрав из вьюги.
Чтобы мне с опаской
Не ходить по свету,
Стань хорошей сказкой
С доброю приметой.
Поделиться:
Копировать