Вся правда о мамонтах

В прокат вышел фильм «10000 лет до нашей эры» — история Древнего мира от Роланда Эммериха. Этот фильм может побить рекорд по вопиющим историческим и географическим несуразицам.

Этот фильм может побить рекорд по вопиющим историческим и географическим несуразицам

В широкий прокат вышел фильм «10000 лет до нашей эры» — альтернативная история Древнего мира от Роланда Эммериха, создателя блокбастеров «День независимости» и «Послезавтра».

Для российского зрителя первая задача — не запутаться в количестве ноликов, определяющих историческую эпоху. Ибо многие ошибочно считают новый фильм «перепевкой» комедии с Жераром Депардье, известной нам под названием «Миллион лет до нашей эры» (так отечественные прокатчики перевели с французского по-первобытному незатейливое оригинальное название «RRRrrrr!!!»). Но никакой связи между ними нет — если не считать, конечно, того, что в каждом из фильмов первобытные герои плетут интриги во имя перехода на новый уровень развития. Но у французов под этим подразумевается всего лишь мытье головы, а задача американцев более глобальна: перейти от охоты к земледелию.

Итак, 10000 лет до нашей эры, начало эпохи мезолита. Если верить историкам, то человек уже начал потихоньку приобретать современный облик и учиться зачаткам членораздельной речи. И в то же время самая зрелищная древняя зверушка — мамонт — еще не исчезла с лица земли, но уже собирается вымирать. Поэтому охотничьим племенам в перспективе грозит продовольственный кризис, о чем догадывается старая ведунья племени ягалов.

И когда к ягалам попадает синеглазая чаровница Эволет (Камилла Бель), все племя которой вырезали некие «четвероногие демоны», ведунья оглашает пророчество: мужем девушки станет герой, который отличится в день последней охоты и спасет ягалов от бесславного вымирания. И юноше по имени Д’Лех (Стивен Стрейт), мучимому комплексами героической неполноценности, приходится во имя любви совершать подвиги, первым из которых станет битва с мамонтом один на один, а последним — доставка на родину пакетика семян кукурузы.

В промежутке Д’Лех со товарищи также совершат путешествие века, преследуя племя конных кочевников (тех самых «четвероногих демонов») по горам, субтропикам, прериям и пустыням; объединят под своими знаменами первобытные племена всех рас и народов (исключая китайцев) и помешают строительству египетских пирамид, устроив восстание рабов и бунт мамонтов (именно мамонты, по версии Эммериха, использовались на строительстве в качестве основной тягловой силы). В общем, принимая во внимание, что Д’Лех — имя говорящее, «перевертыш» от немецкого «Held» («герой, главное действующее лицо»), можно считать, что принцип «как вы шхуну назовете, так она и поплывет», наш Йорег реализовал по полной программе.

Впрочем, сюжет в этой героической саге — далеко не самое главное. Хотя первым делом бросается в глаза именно он: благодаря вопиющим историческим и географическим несуразностям (чего стоят одни мамонты в Египте, пирамиды в эпоху первобытно-общинного строя или кукуруза, разбредающаяся по миру, не дожидаясь открытия Америки). Американская ассоциация кино поставила этот фильм в категорию «детям до 13-ти» из-за сильных переживаний, которые вызывает этот фильм, а также по причине сцен насилия. По-хорошему, стоило бы присоединиться к американцам. Но не из-за насилия (оно-то как раз в фильме аккуратно-романтическое: ах, убитый друг, рука в крови крупным планом и глазки к небу), а по причине того, что наши дети страшно любят черпать «знания» не из учебников, а из блокбастеров. И если они начнут сдавать ЕГЭ по истории на основании откровений «10000 лет до нашей эры», то без трагедий не обойдется.

Не может похвастать фильм и хорошей актерской игрой. Режиссер решил взять на главные роли «свежие лица», так что «громкие имена» в фильме представляют номинант «Оскара» Омар Шариф и Клифф Кертис — остальные молоды, малоизвестны и довольно невыразительны. Эффект, производимый героями, обеспечивается усилиями не столько актеров, сколько стилистов, костюмеров и гримеров. Да, тут есть на что посмотреть: все ягалы, независимо от пола и возраста, носят стильные дреды и блещут белоснежными зубами; мужчины аккуратнейшим образом подбривают бородки; обрывки шкур мамонта разнообразнейших фасонов неизменно подчеркивают достоинства модельных фигур… И даже выражение крайнего трагизма на лице у героини приходится рисовать: потекшая тушь для ресниц во все времена была простейшим способом обозначить, что «этой женщине сейчас очень плохо».

Впрочем, герои с их затяжной любовной линией, сдобренной пафосными диалогами, похоже, не более чем повод для того, чтобы в течение двух часов впечатлять зрителя первобытным колоритом: вертолетными съемками впечатляющих пейзажей (снимали в Новой Зеландии, ЮАР и Намибии), перемежающихся сценами с участием различной первобытной фауны.

Мамонты разгуливают по экрану стадами и выглядят при этом довольно натурально. А топот, рев, дым коромыслом? Изобилующая аттракционами попытка ягалов изловить мамонта при помощи травяной сети могла бы стать настоящим шедевром, если бы создатели добавили в сцену хотя бы капельку иронии — но нет, сцена охоты (как и весь фильм) удручающе серьезна. Ручные мамонты с подпиленными клыками, ходящие строем и надрывающие здоровье на стройке тысячелетия, по сравнению со своими дикими сородичами менее натуральны, но зато их сразу становится жалко. Саблезубый тигр, с которым Д’Лех имеет обыкновение вести задушевные разговоры, также прорисован весьма тщательно, волосок к волоску — и его пронзительный взгляд мог бы потягаться со знаменитым номером Кота в cапогах из мультфильма про Шрека («ах, какая киска»). Но особая гордость съемочной группы — гигантские плотоядные страусоподобные птички, которые очень быстро бегают, стремительно лазают по деревьям и страшно орут. И это действительно впечатляет.

Стоит ли эффект, производимый этим доисторическим зоосадом, затраченных на фильм 100 миллионов долларов? Впрочем, сборы в первый же уик-энд мирового проката 61 миллион, оказавшись в 19 странах из 20 на первом месте. Прибыльная это все-таки штука: мамонты!

Поделиться:
Копировать