Каким должен быть школьный учебник истории?

Существующие учебники плохи не тем, что выдвигается «не та» концепция. Но создается впечатление, что авторы не видели современного ребенка, который практически разучился читать.

Груз истории

Ежегодно перед началом школьных занятий на книжный рынок страны поступает более 150 новых учебников и хрестоматий по истории России. Разных авторов, а значит, и разных трактовок событий. И раз так, то в море авторских мнений обязательно отыщется риф для их столкновения.

Иван Кузнецов уверен, что учебник истории не должен быть один — нужна здоровая альтернативность

Эта ситуация уже давно вызывает серьезное беспокойство как в Министерстве образования, так и среди ученых-историков. недавно некачественность современных учебников обсуждалась в Новосибирске на конференции «Актуальные вопросы преподавания истории». На ней, кстати, тоже были как сторонники авторского изложения истории, так и противники.

Иван Кузнецов — доктор исторических наук, профессор кафедры общей и отечественной истории НГУ — знает на собственном опыте, что значит написать учебник. Он и ученый, и исследователь, и вузовский преподаватель, и специалист по проблеме школьного преподавания истории, имеющий опыт написания школьных учебников. Еще в 1997 году совместно с коллегой он выпустил учебник «История России с 1917 года до современности» — первый учебник, изданный в провинции. Затем последовала серия учебных пособий — «Постигая историю Отечества» в трех выпусках. Понятно, что на обсуждаемую проблему у него имеется своя точка зрения. Предлагаем вашему вниманию его ответы на вопросы корреспондента «ВН».

Родом из Октября

— За всю историю России власть уделяет такое внимание школьным учебникам второй раз. Первый — это, конечно же, сталинские времена, середина 30-х прошлого века, когда от политической верхушки поступали конкретные команды, как нужно писать учебники. В те времена такое вмешательство имело весомые основания, связанные с кардинальной трансформацией политико-идеологических основ режима. История начиналась с 1917 года, а вся остальная расценивалась как негативная, тупиковая.

С середины 30-х годов происходит поворот к патриотизму, национализму, к имперским принципам. Поэтому полностью меняются пропаганда и школьное преподавание истории, которого не было как такового до 1934 года. Немаловажную роль играло и назначение учебника. Большая часть населения страны была с низким культурным уровнем: либо вообще неграмотная, либо только-только получила зачатки грамотности.

Школа имела совершенно эксклюзивное значение, была важнейшим каналом информации, образования, воспитания. Да и учителя нередко попадались с восемью классами образования. Прослеживалась такая тенденция: формирование исторических знаний, традиций зависело от школы, а постановка этого дела зависела от учебника. И была поставлена цель — дать популярный четкий учебник. Что и было сделано.

Распределение ролей

— Но что бы ни происходило сейчас, история по-прежнему преподается на тех основах, которые были введены в 1934 году. Произошли лишь незначительные изменения. Правда, роль истории как школьного предмета стала иной, чем в 30-х годах. В наши дни очень много других источников информации: СМИ, семья, в достаточной мере культурная.

Очень спорный вопрос, откуда ребенок получает больше знаний и понятий: из школы, из семьи, из СМИ, из Интернета? Да и преподают люди более образованные, которые много что знают, помимо текстов учебников. Получается, что школьное образование, и, соответственно, учебник, вообще не играет ключевой роли. Сама реальная жизнь, политика гораздо сильнее влияет на сознание людей: она недостаточно патриотична, слабо выражает интересы страны, основных слоев населения. Вот что формирует настроение молодежи гораздо сильнее, чем все учебники вместе взятые.

Когда люди видят, что вряд ли возможно получить бесплатное образование или купить квартиру в обозримом будущем, ясно, что хочется почесать затылок и задуматься: стоит ли такое государство защищать?

Не до жиру, быть бы живу

Способен ли сегодняшний школьник прочитать и усвоить всё, о чём говорится в толстых учебниках?

— Чтобы избавиться от всех нареканий и безболезненно разрешить эту проблему, нужно просто-напросто совершенствовать учебники. Моя позиция: весь существующий на данный момент комплект учебников по отечественной истории вполне удовлетворительный, каких-то острых проблем нет. Что касается насыщения учебников историческим материалом, то исключено, чтобы авторы пропускали принципиально важные события: Куликовская битва, Сталинградская… Все остальные нюансы легко урегулировать в процессе.

Первоочередной в этой ситуации должна стать задача организационно-техническая. То есть создание учебно-методического комплекса по истории России. Потому что существующие учебники плохи не тем, что там какая-то неправильная концепция выдвигается или выпускаются события. Но создается впечатление, что авторы в жизни не видели школьника, современного ребенка, который привык к видеоинформации, к бесконечному просмотру телевизора и практически разучился читать. А такие толстые, объемные учебники нормальный ребенок вообще не способен прочитать и усвоить.

Из этой проблемы вытекает еще одна, связанная с местом гуманитарного образования в школе вообще. Сегодня оно — пятое колесо в телеге. Школа подчинена физико-математическому циклу, а все, что касается истории, имеет второстепенное значение. Страшный перебор материала. В довольно приличной школе, в которой учился мой младший сын, за курс истории успели пройти только отечественный период, а курс новейшей истории даже не затрагивали, потому что это просто немыслимо по объему. Вот вам и «образование».

Поэтому нужен комплекс, который должен включать обычный учебник, толстый, с достаточным количеством материала, затем сокращенный, сжатый учебник, который содержит основной набор фактов в соответствии с программой ЕГЭ (минимальный уровень, ниже которого опускаться нельзя), и методическое издание, система вопросов и заданий. Думаю, это даст свой положительный эффект.

На вкус и цвет…

— С одной стороны, масса изданий по истории — явление позитивное. Если раньше была полная монополия очень узкого круга людей, которые могли писать, то сейчас подключаются разные авторы, не менее образованные. Эта ситуация здорового плюрализма, а любая монополия ведет к застою.

Здоровая альтернативность в этом деле, безусловно, нужна, два-три учебника — вот разумный минимум. Поэтому авторский стиль не должен возбраняться, да и расположение материала не так уж принципиально. Это наименьшее зло по сравнению с монополизмом, когда кто-то один будет до бесконечности штамповать один учебник.

Поднявшаяся волна возмущений — это реакция на чрезмерное засилье разнообразных изданий, которое осложняло жизнь педагогам. И, как это часто бывает, люди качнулись в прямо противоположную сторону: решили свести все на нет. Такое разнообразие будет и должно быть. А самым идеальным могла бы стать разработка учебника московскими и региональными историками. Тогда бы появилась возможность читать и выбирать наиболее приемлемый вариант.

Поделиться:
Копировать