Слабо ли бросить пить?

Стойкие противники выпивки в природе есть. Но их сложнее обнаружить: они не храпят под столом или у забора, не испытывают барабанные перепонки окружающих силой своих голосовых связок…

Письма читателей

А зачем, собственно, бросать? Водка пожирает разум, это верно. Так пусть каждый и употребляет соответственно… своим умственным возможностям: чем больше у человека ума, тем больше надо выпить для его уничтожения.

Представьте картинку.

— Я умный на две бутылки, — доверительно сообщает продавцу очередное страждущее лицо.

И тот с душевной теплотой обслуживает почетного покупателя.

Умник на четыре бутылки получает вдвое больше. И так далее. А «дураки» в это время молча пьют молоко или зелёный чай. Потому что они, «дураки», разумеют, что водка им… категорически.

Вот какой блестящей идеей разродился мыслительный аппарат моего соседа Гоши Попойника. И цены бы ей не было, этой глубокой мысли, кабы не парочка невинных вопросов. Во-первых, где вы найдете такого безумца, который добровольно признает себя недоумком? А значит, в том самом магазине он приобретёт себе как… умный. Во-вторых, с какой стати очень умные люди обязательно должны употреблять спиртное канистрами? Интенсивно скармливая «зеленому змию» своё родное «серое вещество».

Вызовите на откровенность счастливчика, коему удалось излечиться от алкоголизма. И он поведает вам, что только после этого он начал жить. И что его, бежавшего из «страны алкогольного дурмана», не заманишь обратно никакими коврижками. И поэтому он даже на собственных именинах не пьет ничего крепче кефира и чая.

Активно игнорировал напиток Бахуса и Федор Григорьевич Углов. Однако это не помешало ему стать известным на весь мир академиком и прожить 102 года активной и плодотворной жизнью. Оставив после себя плеяду поборников здравого, трезвого образа жизни. Среди них Владимир Георгиевич Жданов, Николай Константинович Пирожков, Игорь Владимирович Николаев, Виктор Георгиевич Герасимов, Борис Абрамович Классов. Которым очень трезвый взгляд на жизнь тоже не помешал стать вполне достойными людьми.

Как мы видим, стойкие противники выпивки в природе есть. И их гораздо больше, чем кажется при беглом взгляде. Просто их сложнее обнаружить. Потому что они не храпят под столом или у забора. Потому что они не испытывают барабанные перепонки окружающих силой своих голосовых связок и ненормативными изысками. Потому что они не хватают за воротник соседа по столу, заставляя его выпить — «если ты меня уважаешь» и «если ты мне друг».

Конечно, веселиться «насухую» сложнее. Тут уж дурь свою водкой не замаскируешь. И если в голове ничего нет — единственная надежда на стакан.

Кто-то из маститых сказал примерно так: человек борется со свиньей, которая в нем процветает.

Возможно, и борется. В трезвом виде. А какая уж там борьба, когда «борец» отличается от своего внутреннего противника только джинсами «Монтана» или тапочками «Адидас».

Еще древнеримский философ Сенека заметил однажды: «Пьянство — это добровольное сумасшествие». Ну, раз человек сошел с ума… Временно, конечно. Второй раз. Тоже временно. Ну, третий, десятый… Потом наступает период, когда он воспринимает себя нормальным только в стадии одурения.

Показывали одного такого по телевизору. В старой передаче «Трезвость — норма жизни». Ну, сразу видно, что не светоч науки. Зато гонору — на всех академиков вместе взятых. На провокационный вопрос ведущего: «Сколько у нас в стране умных людей?» — гость телеэкрана со всей твердостью, на какую только был способен его заплетающийся язык, произнес число 100. Но вовремя спохватился и сократил круг мудрецов до трех. Спасибо, что хоть не забыл своих собутыльников.

Бросить пить. Легко это или тяжело? Спросите у самого закоренелого пьяницы, и он вам ответит: раз плюнуть, если надо. От него уже ушла жена и убежали дети, на работе его уже устали понижать в должности, а он еще не решил: надо ли?

Парализованная воля и извращенное восприятие действительности не позволяют ему сделать правильный вывод и собраться на борьбу с самим собой. И нет для него проблемы: пить или не пить. Конечно пить! И не просто пить, а глотать, пока не кончится пойло. И мировая скорбь ниспадает ему на чело, когда под рукой вдруг не оказывается заветной жидкости. Которую ему при случае заменит стеклоочиститель, шампунь или антистатик «Лана». И это «гомо сапиенс», человек разумный!

На совесть постарался всевышний, создавая «царя природы». И статный, и красивый, и соображает, и ходит на двух ногах. Не то что какая-нибудь там серая крыса. Но именно ей коварный создатель дал то, чего не дал человеку, — антиалкогольную защиту. И попробуйте теперь сделать крысу алкоголиком. Чего только не делали ученые: и в пищу ей алкоголь подмешивали, и в воду подливали, и подсахаривали, и подсаливали. Чует она яд — и все тут. Пришлось впрыснуть его через вену. И только после этого у нее появилось настойчивое желание выпить чего-нибудь крепенького. И все пошло, как у людей: чем больше пьешь, тем сильнее хочется. Возникает неотвратимая привязанность к возлиянию. Порождается стойкая привычка к этому коварному наркотику.

Но привычка, как говорят, вторая натура. А это уже серьезно. Особенно для тех, кто начал выпивать сразу после отлучения от материнской груди. Такому человеку легче умереть, чем оказаться трезвым. Такой человек вряд ли добровольно покинет милую сердцу «страну дуралеев». Более того, он постарается затащить в нее побольше народу, чтобы ему там было веселее.

В. Задирака

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать