Такие разные долгожители

Если на смерть Мстислава Ростроповича и Кирилла Лаврова реакция была одна: жили достойно и достойно умерли, то бедную «тётю Валю», умершую в глухой деревеньке, отчего-топринялась жалеть вся страна. Но, казалось бы, с чего?

Желая человеку смерти, мы, возможно, продлеваем ему жизнь

Нынешней весной в России в мир иной отошло сразу несколько выдающихся личностей. И если на смерть Мстислава Ростроповича и Кирилла Лаврова реакция была одна: жили достойно и достойно умерли, то бедную «тётю Валю», умершую в глухой деревеньке, отчего-то принялась жалеть вся страна. Но, казалось бы, с чего? Пожила Валентина Леонтьева дай Бог каждому, до самой смерти была на ногах, жила среди близких, любящих людей, которые и проводили её достойно в последний путь. Что ещё нужно человеку?

Говорят, что была лишена любимой работы, но какой же это телевизионный работник на девятом десятке? И если бы не история с сыном, так и не простившим матери одинокого детства, то последние годы жизни бывшей телеведущей и её благостную кончину можно считать идиллическими. По крайней мере, тихая смерть в окружении близких гораздо лучше окончания жизненного пути в казённых больничных апартаментах среди нанятых сиделок, заботливость которых прямо пропорциональна полученному вознаграждению. Вот только факт, что практически никто из телевизионщиков не приехал проститься с бывшей коллегой, действительно печален. С почившим же Ельциным проститься приехали практически все его политические партнёры.

Простилась с первым российским президентом и Церковь. Простилась достойно, ровно. Памятуя о том, что отношение к Борису Николаевичу в российском обществе, мягко сказать, неоднозначное, высказывания иерархов были выдержанными, в меру острожными, но в принципе объективными. Именно при Ельцине к Церкви стали относиться с уважением, при нём ей стали возвращать пусть и порушенные, но веками намоленные храмы и монастыри. Несмотря на совершённые ошибки, ему всё-таки удалось удержать страну от хаоса гражданской войны и отдания на поругание Западу. При его непосредственной поддержке был восстановлен храм Христа Спасителя, и не вина Ельцина, что это мощное сооружение так и не стало духовным центром российского православия и символом примирения: великолепным убранством храма можно любоваться до бесконечности, вот только молиться в нём трудно. Говорят, что в последние годы жизни Ельцин считал себя верующим человеком.

Из всех церковных откликов на смерть Бориса Николаевича, пожалуй, самый объективный был напечатан в газете «Радонеж» в небольшой статье протоиерея Леонида Калинина, отрывок из которой мы приводим: «Жаль, очень жаль, что обращение Бориса Николаевича к Богу произошло так поздно. Могло бы это случиться 15 лет назад, и, я думаю, тогда в России многие процессы прошли бы гораздо лучше. Несмотря на целый вал хвалебных отзывов об усопшем президенте, не следует забывать, сколько было сделано непоправимых ошибок, сколько было пролито человеческой крови, сколько создалось тяжёлых ситуаций во всех сферах нашей жизни, что привело и к обнищанию абсолютного большинства народа и к тяжёлому положению в демографии. У нас до сих пор вымирает население страны. Это во многом вина и Бориса Николаевича Ельцина. К сожалению, об этом мы почти ничего не слышим. И только восторженные отклики… Памятуя старинную русскую пословицу, что о покойнике либо хорошо, либо ничего, я думаю, что следовало бы многие вещи просто покрыть молчанием».

Следуя призыву священника, не будем и мы развивать тему смерти Ельцина, но вот об одном стоит упомянуть. Нужно отметить, что смерть Бориса Николаевича была ожидаема: во-первых, возраст, во-вторых, сердечник со стажем. Но, на удивление всем, пожил он немало. Как-то в одной из радиопередач, явно ностальгирующей по временам ушедшим, прозвучало: дескать, надо же, проклинал простой народ Ельцина, желал ему смерти, а он прожил столько, сколько никто не ожидал. По этому поводу вспоминается следующее народное поверье: если человек посылает проклятье другому человеку, то оно, в конечном счёте, возвращается тому, кто это проклятие послал. Так, например, те, кто ставит в церкви свечу за упокой живого человека, сами на себя насылают смерть. Так и с пожеланием другому скорой смерти: проклятый человек будет жить-поживать, а тот, кто проклинал сам вперёд его захиреет. Так оно или нет, трудно сказать, но что касается свечей, которые ставят за упокой живого человека, то тут всё правильно. Свечи, которые ставятся в церкви, — это вещественная суть невещественной молитвы к Богу, но Бога в принципе нельзя просить совершить зло. И, несомненно, злые помыслы, направленные к Богу, автоматически возвращаются к тому, кто эти помыслы послал. Так что люди, которые ставят свечи за упокой живого человека (а такое, к сожалению, случается), на самом деле ставят свечу о собственном упокоении. Таков закон духовной жизни. Что же касается рассуждений, будто проклинаемый человек живёт долго, то вряд ли они верны. Статистики, это подтверждающей, не существует. Долго живут и хорошие люди, пример тому упомянутые в начале статьи деятели искусства, которые, без сомнения, людьми были добрыми и оставили о себе самые тёплые воспоминания. И вообще, возраст человека не является критерием его доброты или зла. Как напоминают православные богословы, для человека важно не СКОЛЬКО он просуществовал на этом свете, а КАК прожил отведённые ему Богом годы. Но если это народное поверье о проклятых долгожителях верно, то, нужно полагать, и Горбачёву, и Чубайсу ещё жить да жить.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать