Солдат Жорж из Новосибирска

Жители французского городка Шатоден чтят память нашего земляка, погибшего в бою с фашистами.

Жители французского городка Шатоден чтят память нашего земляка, погибшего в бою с фашистами

Нина Никифоровна Зубова, преподаватель французского языка, пришла в редакцию и рассказала, что недавно она получила письмо от своей французской подруги, с которой переписывается более тридцати лет. Одетта Леклерк вложила в конверт страницу из майского номера за этот год «Альманаха жителя долины Бос» — «Almanach du Beauceron», выходящего в провинции, где она живет. «Мне кажется, что эту небольшую статью должны прочитать новосибирцы, — сказала Нина Никифоровна. — В ней память о днях войны, еще одна ниточка, которая связывает русских и французов». Вот эта публикация «В маки Бос советские солдаты» в переводе с французского.

Нина Никифоровна Зубова и дочь Одетты Леклерк — Жаннин на площади у мэрии городка Шатоден

«Может показаться удивительным, что русские солдаты сражались бок о бок с участниками Сопротивления за освобождение Бос, вдалеке от своих родных мест, занесенные в наши равнинные края на волне войны. Случай Жоржа Питкова (Пяткова) — George Piatkov очень симптоматичен для этих малоизвестных судеб.

Он родился 6 мая 1920 года в Новосибирске, городе, расположенном на юго-востоке (так в тексте. — И. Т.) Сибири, раскинувшемся на берегах реки Оби и на одном из этапов Транссибирской магистрали. Началась война, и молодой сибиряк был призван в ряды Красной армии. Взятый в плен немцами, заключенный Жорж Пятков был этапирован во Францию, чтобы служить интересам оккупантов. Куда? Никто точно не знал. Одно ясно: в течение лета 1944 года он принимал участие в движении Сопротивления на юге Л’Ер-е-Луар (L’Eure-et-Loir).

Как все было, чем закончилось? Более подходящая среди других гипотез такова. Пятков, как и другие русские солдаты, служил на базе Шатоден, оккупированной немецкими войсками. И, возможно, он бежал. Сегодняшние живые свидетели рассказывают, что за несколько недель до прихода американцев два или три русских солдата были укрыты вместе с участниками Сопротивления группы Внутренних французских сил (войск) в лесу Монтиньи ле Ганнелон. Может быть, среди них был и Жорж Пятков? Другая версия: возможно, этот советский воин был летчик, сбитый и упавший во Франции и спасенный местной партийной организацией. Существует еще и третья версия. Он бежал от побережья Атлантики, где сотни русских работали на сооружении мола.

Время идет, исчезают воспоминания вместе со свидетелями эпохи. И все-таки есть уверенность, что советский солдат Жорж Пятков был включен в ряды батальона Внутренних французских сил, расположенного в городке Шатодене, в сентябре 1944 года (после наступления союзников в Нормандии) для формирования роты в помощь дорожной полиции для ареста бежавших немцев и для выполнения других заданий. Этот батальон был расположен в казарме в местечке Брак, ставшей в настоящее время музыкальной школой и залом Лео-Лагранж. Где-то здесь, в этих местах жизнь двадцатичетырехлетнего Жоржа Пяткова оборвалась 10 октября 1944 года. Во время одной из вылазок он был убит наповал.

Этот русский был похоронен в Шатодене с воинскими почестями на кладбище Шампде, где он покоится недалеко от других русских, погибших во время Первой мировой войны во временных госпиталях французского городка. Они принадлежали армии царя Николая, Пятков — к коммунистическим войскам. Каждый сегодня может прочитать на могиле: «Пятков Жорж, советский воин, погибший за Родину«. Никто из членов его семьи, конечно, не приезжал, чтобы воздать почести этому молодому сибиряку, погибшему свободным и упокоившемуся навеки в тысячах километров от своих родных мест».

Такая вот заметка появилась в провинциальном издании как раз в дни празднования годовщины Победы над фашизмом.

— Одетта, когда мы с ней встречались в ее городке три года назад, вспоминала о трудностях, перенесенных их семьей во время фашистской оккупации, сейчас ей восемьдесят лет, и она хорошо помнит те трудные времена, — рассказала Нина Никифоровна. — В письме она пишет, что плененные советские солдаты, которые потом сотрудничали с участниками «Сопротивления», приходили к ним в дом. Ребята приносили им соль, а в обмен получали яйца, молоко и другие продукты. Семья Леклерк — фермеры уже в трех поколениях.

Нина Никифоровна подчеркнула, что очень хочется надеяться, что в Новосибирске, а возможно, и в области найдутся родственники Жоржа, или Георгия, Григория, Юрия… Может быть, кто-то остался, кто-то вспомнит. Они могли бы поехать во Францию, в Шатоден навестить могилу нашего земляка — патриота земли Сибирской…

Стоит сказать, что сама Нина Никифоровна Зубова долгие годы учила детей французскому языку. Заочное знакомство с Одеттой Леклерк состоялось, можно сказать, случайно, когда Нина Никифоровна перевела письмо во Францию по просьбе своей ученицы. С тех пор учительница из Сибири и женщина из долины Бос переписываются вот уже тридцать лет. Выросли дети, внуки. Никакие политические интриги, потепления и похолодания в отношениях стран не прерывают их человеческого общения. И во французской провинции не забывают русских солдат, хранят память о воинах, таких молодых и так рано погибших за нашу и вашу свободу…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать