Жил под лестницей сверчок

В этом детском саду даже в младших группах знают, что такое лапти, сарафаны и косоворотки, а в средних — что свекла в старину была неотъемлемым атрибутом «косметички» тогдашних модниц, а нынешние музыкальные центры заменяли тогда трехструнная балалайка, трещотки да гармонь.

В этом детском саду малыши знакомятся с русской культурой и народными традициями с самого раннего возраста

«Жил под лестницей сверчок», — так, помню, начиналась сказка, которую мне рассказывала когда-то моя бабушка. Я уже эту сказку забыл — столько времени прошло! — но помню, что были в ней печка, прялка и свеча. И помню свои ощущения от той сказки — тепло, уют, покой. Бабушка рассказывала и я засыпал.

Один из самых древних экспонатов — маслобойка

Теперь мне кажется, что та история про сверчка была придумана самой бабушкой, потому что ни в одном сборнике русских народных сказок я ее не встречал. А вспомнилось о ней недавно, когда в детском саду N 432 у лестницы на второй этаж обратил внимание на настенные полки у лестницы. Взглянул и не смог не задержаться. Самовар, утюг — тот, что на углях, ухват, решето, коромысло, маслобойка!

— И прялка была, и детская люлька, и лоскутные одеяла, — принялась перечислять старший воспитатель детского сада Светлана Полехина, когда я поинтересовался: откуда все это? — Я не помню уже, с какого именно предмета начали мы собирать свою коллекцию, но тогда точно не думали, что получится в итоге чуть ли не музей. Но вышло именно так. Кто-то принес утюг, кто-то вспомнил, что у него есть ухват. А потом обратились к родителям: приносите, у кого что есть от ваших бабушек-дедушек. И несли. И мамы с папами, и мы сами. Что-то из деревень привозили, что-то в кладовках находили. И в середине 90-х годов, когда детей в детском саду было не так много и площади позволяли, целую комнату оформили под русскую избу.

Сегодня Алёша Филиппов — первый парень на деревне: даже учитель-логопед Марина Бушуева примостилась к нему поближе

В той комнате, конечно, и печь была — какая же изба без печи? В натуральную величину, но, понятно, из дерева, фанеры и картона, зато расписанная в народном стиле. Там стали проводить праздники «по народному календарю», рассказывая детям об обычаях их прапрапрабабушек и прапрапрадедушек, знакомя с историей и культурой России.

И сегодня даже в младших группах знают, что такое лапти, сарафаны и косоворотки, а в средних — что свекла в старину была неотъемлемым атрибутом «косметички» тогдашних модниц, а нынешние музыкальные центры заменяли тогда трехструнная балалайка, трещотки да гармонь. Для чего ухват, кочерга и коромысло — тоже известно, как и то, что деревянные ложки не только для того, чтобы ими щи из чугунка хлебать, но еще и аккомпанировать. Рождество, Пасха и Масленица — такие же привычные для здешних детей праздники, как Новый год и 8 Марта. Знают они, когда колядовать надо, когда чучело Зимы сжигать — любимая, кстати, весенняя забава, которую устраивают для них воспитатели во дворе детсада.

Чем не русская красавица Катюша Максимовская?

— Теперь мы сохранили лишь то, что не занимает много места и не очень раздражает пожарных, — вздыхает Светлана Михайловна. — Печь переделали, чтобы размерами стала поменьше, а комнату пришлось освободить: когда мест в детском саду стало не хватать, отдали ее под группу.

Жаль было расставаться с накопленным, да пришлось. Правда, что-то разнесли по группам, что-то собрали здесь, у лестницы — так и появился этот уголок, который напомнил мне когда-то рассказанную бабушкой сказку про сверчка. А что в него не вошло, раздали. Часть передали в детский дом в этом же Ленинском районе, а кое-что «позаимствовали» современные варвары еще раньше. Некие недоросли залезли как-то в окно и унесли вышитые покрывала, лоскутные одеяла, детскую люльку. Одеяла и покрывала потом обнаружили в теплотрассе, а остатки люльки — разбросанными по двору у одного из близлежащих домов.

Это уж как водится: всегда, к сожалению, были и есть «несмышленыши» даже среди взрослых, для которых не то что предмет, но и памятник культуры и истории — всего лишь повод порезвиться, а народный праздник — выпить да покуражиться.

Лапти есть, теперь можно и подумать, куда отправиться (Владик Тимохин)

…Владик с Алешей делили инструменты — кому гармонь, кому балалайку, — чтобы сфотографироваться, девочки наводили перед зеркалом красоту. Им нравилось быть похожими на бабушек своих бабушек и дедушек своих дедушек. А когда Алеша сел с балалайкой на скамеечку, девочки бросились занять место поближе к нему — балалаечник да гармонист всегда были первыми парнями на деревне…

Наверное, так и начинается в людях то великое чувство, которое называется любовью к Родине. Не с урока мужества в школе, не с принятия присяги солдатами, а гораздо раньше — с первого глотка чаю из старого самовара, с первых звуков прапрапрадедушкиной гармони, с первой народной сказки, в которой, в отличие от мультяшных сериалов, добро обязательно побеждает зло.

Поделиться:
Копировать