< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Любимый самолет Покрышкина установили в Новосибирске

Фото mintrud.nso.ru
Новый экспонат — истребитель времен Великой Отечественной войны «Аэрокобра» — появился в мемориально-историческом парке «Патриот» при Новосибирском техническом колледже им. А.И. Покрышкина.

Именно на «Аэрокобре» наш земляк сбил больше всего самолетов противника. Истребитель P-39 «Аэрокобра» передал колледжу кандидат исторических наук, доцент СГУГиТ Владимир Шумилов, сообщает Министерство труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области.

Покрышкин начинал войну на отечественных машинах МиГ-3, затем воевал на Як-1. Весной 1943 его полк получил «Аэрокобры», поставляемые из США по ленд-лизу. Летая на американском истребителе, прославленный ас одержал 48 побед в воздушных боях, доведя число лично сбитых самолетов до 59.

В своих мемуарах Покрышкин называл «Аэрокобру» своим самым любимым самолетом, несмотря на то, что войну заканчивал на Ла-7. ««Аэрокобра» мне понравилась своими формами и, главным образом, мощным вооружением. Сбивать вражеские самолеты было чем — пушка калибра 37 миллиметров, два крупнокалиберных скорострельных пулемета и четыре пулемета нормального калибра по тысяче выстрелов в минуту каждый», — вспоминал Покрышкин.

Правда, скорострельность пушки оказалась очень низкой, однако изобретательный сибиряк уговорил своего техника изменить боевую систему так, чтобы по одному нажатию гашетки открывался огонь сразу из всех стволов. Первый же подбитый подобным образом фашистский самолет развалился на куски прямо в воздухе. Это настолько впечатлило однополчан Покрышкина, что они потребовали сделать в их машинах такие же изменения.

Покрышкина не смущала даже выявленная особенность самолета срываться в штопор из-за непривычной центровки — двигатель машины располагался позади кабины пилота. Кстати, посадка в кабину «Аэрокобры» осуществлялась через обычную дверь, похожую на автомобильную. В самолетах других моделей пилот попадал в кабину сверху, через открытый фонарь.

На борту P-39, на котором летал наш земляк, стоял номер «100», и позывной у Покрышкина был «сотка». Немецкие летчики хорошо знали этот истребитель и оповещали своих пилотов, что в воздухе русский ас. Лишь в трех случаях немцы переходили в эфире с зашифрованных сообщений на открытый текст: «Внимание, партизаны!», «Внимание, танки!» и «Внимание, Покрышкин!».