< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

«Зона риска» в отдельно взятом регионе

Угрожают ли Новосибирску техногенные катастрофы?...По прогнозам специалистов, через три года может наступить критическая точка в техногенных катастрофах. Сейчас, судя по выводам МЧС, выявлены наиболее опасные в этом отношении регионы, например, наш ближайший сосед - Кемеровская область. Новосибирская в «черный» список не вошла. Что ж, не будем паниковать. Но и оптимизма особого тоже как-то не ощущается. Дай Бог, чтобы те, кто отвечает за опасные направления, и те, кто их контролирует, не забывали о нас, грешных.

Угрожают ли Новосибирску техногенные катастрофы?

 Вид из окна кабинета на восьмом этаже столь обширен и далек, что мгновенно понимаешь, как велик наш город. Ближе всех главное здание энергетиков, ощетиненное антеннами, железная дорога, ведущая к мосту. Поблескивает гладь реки с частью портовых сооружений. А дальше - левобережье с двумя ТЭЦ, угадываемыми трубами заводов. Индустриально-городской пейзаж как раз в тему нашей беседы с хозяином кабинета - заместителем руководителя Государственной инспекции труда, отвечающем за охрану труда, Юрием Мочкиным.

В начале лета мы говорили о ситуации с производственным травматизмом, который нынче вроде бы достигает своего пика, если брать последние годы. И тогда Юрий Федорович сказал, что драматическая тенденция объяснима. Началось некоторое оживление в экономике (пусть даже его пока больше ощущает только верхняя власть. - И.Т.). А основные производственные фонды за последнее десятилетие не обновлялись, не реконструировались, а значит, все быстрее устаревали. Сроки годности вышли. И вот какое-то оживление, и многое посыпалось. А потому и возрос травматизм, труд на негодном или старом оборудовании стал небезопасным, если не больше. Деньги порой зарабатываются ценой человеческой жизни.

 В конце лета пожар на Останкинской телебашне, другие трагические события с жертвами. По официальной статистике МЧС, «причина двух третей катастроф - несвоевременный и некачественный ремонт». И заговорили сейчас уже о череде технических катастроф, о «зоне риска», в которую вступила Россия. Согласен ли с этим мой собеседник?

- Нет, не согласен, - считает Юрий Мочкин, - не буду говорить за всю Россию, а вот по Новосибирской области попытаюсь доказать, что не все так плохо. Возьмем самые опасные в техническом отношении направления. Атомная промышленность - у нас это завод химконцентратов. Нельзя утверждать, что он вступил в «зону риска». Стабильно работает, основные фонды вовремя ремонтируются, поддерживаются в нормальном состоянии. Травмоопасная сфера - энергетика. По нашим данным, по результатам надзорных проверок системы теплоснабжения и ТЭЦ - все объекты, входящие в «Новосибирскэнерго», проходят плановые ремонты, содержатся в подобающем состоянии.

 - Но глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, слова которого приводят «Аргументы и факты», прогнозирует, что к концу года «выйдет из строя четверть мощностей электроэнергетики».

- Это он разжигает страсти, поскольку энергетикам многие задолжали. По нашей области, по крайней мере, если говорить о четырех городских ТЭЦ, никаких предпосылок к катастрофам я не вижу. Еще одна сфера - железнодорожный транспорт. Да, люди не всегда довольны - цены повышаются. Но обновление фондов, капитальные ремонты на Западно-Сибирской дороге идут в плановом порядке. Об этом свидетельствуют данные инспекции труда на дороге - нашего подразделения. Сейчас железнодорожники активно готовятся к зиме. Кстати, эта подготовка во многих сферах экономики контролируется и нашими инспекторами.

- Юрий Федорович, вы нарисовали в некотором смысле идиллическую картину. Что ж, на дороге ничего не случается?

- Я отвечаю на ваш глобальный вопрос о техногенных катастрофах. Несчастные случаи, травматизм есть. Но их причины - игнорирование техники безопасности, нарушения и ошибки в организации труда.

...В конце июня на станции Новосибирск-Южный произошло столкновение маневрового состава с автомотрисой. Целый том - почти четыреста страниц - содержит расследование происшествия. Ночью для ремонта электроснабжения было выделено «окно», и рабочие на автомотрисе на площадке высотой в пять метров занялись ремонтом сети. Через некоторое время вдруг появился маневровый состав. Впереди - платформы, на первой рабочий, который при виде вдруг появившейся автомотрисы с вышкой вынужден был спрыгнуть. А те, кто был на вышке, пострадали, один человек попал под колеса и погиб, двое получили травмы. Выявлены причины трагического происшествия, в частности, отсутствие общего руководителя, плана работ в «окне», координации. А это несоблюдение инструкций, разгильдяйство, но не так называемые техногенные причины.

 - В строительной сфере, - продолжает Юрий Мочкин, - ситуация сложнее. Особенно в стройиндустрии. Все акционировано, и порядок зависит от того, в чьи руки попало предприятие. Если в хорошие, заботливые, как, например, завод ЖБИ-4, кирпичный N 7, то претензий к условиям охраны и безопасности у нас нет. Но вот завод ЖБИ-5 в Искитиме доходит до ручки. Или завод ЖБИ-2 в Матвеевке. Его попросту разграбляют, людей там осталось совсем мало. Это объекты, где можно ожидать неприятностей. Без хозяина дом сирота. Без ухода, без тепла, в прямом и переносном смысле, любое строение ветшает, рушится. Замораживаются и оттаивают фундаменты, происходит деформация колонн, прогибаются перекрытия, стены трещат. Если говорить о бесхозных заводах, то вот пример Искитимского машиностроительного завода нестандартного оборудования бывшего Министерства электронной промышленности. Был чистый, ухоженный. Сейчас никому не нужен. Какая-то фирма или банк скупили акции. Но не для налаживания производства, а чтобы пенки снимать - сдавать помещения в аренду. И что вы думаете. Под тяжестью снега, а его никто не чистил, деформировалась балка, обрушилось несколько пролетов перекрытий. Никто, слава Богу, не пострадал, в цехе никого не было. Мы выдали предписание исполнительному директору, есть там и такой, без нашего контроля людей в цех вводить нельзя. И это не единственный пример. Ненужные, пустующие предприятия, разграбленные цеха - кандидаты на разрушение.

- Юрий Федорович, а строительство? Ведь стройплощадок в городе заметно много. Появляются и жилые массивы нового, скажем так, поколения, и отдельные здания.

- Есть специальная инспекция по надзору за строительством, за соблюдением норм и правил. Кстати, в вашей газете был недавно на эту тему материал. Лишь несколько замечаний, связанных с травматизмом. В фирме «Сибирь» хороший деревообрабатывающий цех, растворобетонный узел. Но на объектах не всегда был порядок. Три года назад на жилмассиве «Горский» завалился башенный кран. Крановщику повезло - травмы небольшие. Кран падал плавно, самортизировал на здании, стрелой уткнулся в землю.

 - Недавно появились цифры износа оборудования по России: до двух третей по некоторым отраслям! Поставленное в конце шестидесятых, в семидесятые годы, оборудование больше чем наполовину выработало ресурс. Может ли человек, работая на таком оборудовании, испытывать чувство личной уверенности и социальной стабильности?

- Конечно, нет. В этом смысле нас особенно беспокоит агропромышленный комплекс. Очень плохое состояние техники. Из-за тракторов в этом году погибли три человека. А все дело в одной детали. Почти все трактора не имеют блокировки пускового двигателя. При включенной скорости тракторист заводит двигатель шнуром. И трактор рвет с места в любом направлении...

- Старые трактора, выброшенная при ремонте блокировка - это что, из серии техногенных причин?

- Если взять все тысячи единиц техники, что работает на селе, то пожалуй. За редким исключением некоторых держащихся на плаву хозяйств, вся сельхозтехника выработала свой ресурс. Срок службы трактора восемь-десять лет, а с конца восьмидесятых техника не обновлялась почти нигде. Раньше грузовые автомобили списывали после трехсот тысяч километров пробега, это тоже лет девять-десять. Сейчас эти кандидаты на списание - самые ходовые, а всего машин на селе примерно тысяч пятнадцать. Если ситуация не изменится, то техника на селе рухнет через три-четыре года.

- А что может измениться? Если у каких-то заводов, начавших работать, могут появиться какие-то деньги, то откуда они у обнищавших сельских акционеров, бывших колхозников? Можно ли считать ситуацию приближением техногенной катастрофы?

- Трактора и машины будут превращаться в металлолом... Сейчас нам приходится закрывать сельские склады, мастерские, цеха. Недавние факты. В АОЗТ «Дзержинское» закрыли помещение: кровля и потолок сгнили, перекрытия провисли, черепицу снесло. В Черепановском районе закрыли производственную мастерскую - угроза обрушения перекрытия. В другом сельхозкооперативе пришлось запретить работы в газогенераторной, где стоят баллоны с газом.

- Что же делать?

- Наши функции полицейские. Закрываем, выдаем предписания, штрафуем, обращаемся в правоохранительные органы. Мы лишь одна из организаций в ряде других, которая оказывает влияние на безопасность условий труда.

...По прогнозам специалистов, через три года может наступить критическая точка в техногенных катастрофах. Сейчас, судя по выводам МЧС, как сообщают «Аргументы и факты», выявлены наиболее опасные в этом отношении регионы, например, наш ближайший сосед - Кемеровская область. Новосибирская в «черный» список не вошла. Что ж, не будем паниковать. Но и оптимизма особого тоже как-то не ощущается. Дай Бог, чтобы те, кто отвечает за опасные направления, и те, кто их контролирует, не забывали о нас, грешных.