< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Древнюю Сибирь контролировали акулы

Сенсационную находку сделали сотрудники Новосибирского музея естественной истории - они собрали уникальную коллекцию окаменелостей предков современных акул.- Нигде в мире больше нет таких экспонатов, - рассказывает директор музея палеонтолог Игорь Гребнев. - Сейчас мы занимаемся их реставрацией, препарированием, и вскоре ценнейшие экземпляры попадут в музеи России и, надеюсь, мира, поскольку продажа или обмен этих окаменелостей могут быть полезны не только для нашего музея, но и для российской науки.

Сенсационную находку сделали сотрудники Новосибирского музея естественной истории - они собрали уникальную коллекцию окаменелостей предков современных акул.

Фото Аркадия УВАРОВА

 В начале века в Северной Шотландии ученые-палеонтологи обнаружили местонахождение древних рыб. Сенсацию трактовали как первую в мире находку остатков родоначальников акул. И хотя там не было ни одного целого экземпляра - лишь отдельные чешуйки, кости и зубы, это произвело фурор в научном мире. Новый толчок к изучению этого доселе не известного звена в цепи эволюции дал СССР: выдающийся геолог и палеонтолог Обручев при изысканиях в Северной Минусе (Красноярский край) нашел большое количество прекрасно сохранившихся окаменелостей. Обручев систематизировал, описал находки, и его труды вошли во все мировые учебники и каталоги по палеонтологии. Коллекция была передана в Ленинград, но во время войны ее перевезли в Томск, затем в Новосибирск. Здесь она хранилась в одном из научно-исследовательских институтов (по некоторым данным, в СНИИГГиМСе), но след ее был потерян. Предполагается, что из-за недостатка площадей уникальные экспонаты за ненадобностью могли просто выбросить.

За дело решили взяться сотрудники музея естественной истории. Они обратились в геолком Красноярского края и администрацию Назаровского района, получили лицензию на поисковые работы и уже на месте были ошарашены результатом опроса местных жителей. Те сообщили, что рыбы буквально валяются под ногами.

Оказывается, из карьеров брали горные породы для отсыпки дорог перед асфальтированием. Дорожники и местные жители поначалу удивлялись диковинным отпечаткам на тонкослоистых плитах аргелитов и сланцев, но потом перестали придавать этому значение.

- В карьерах мы и нашли десятки окаменелостей, - рассказывает директор музея палеонтолог Игорь Гребнев. - Нигде в мире больше нет таких экспонатов. Сейчас мы занимаемся их реставрацией, препарированием, и вскоре ценнейшие экземпляры попадут в музеи России и, надеюсь, мира, поскольку продажа или обмен этих окаменелостей могут быть полезны не только для нашего музея, но и для российской науки.

 Возраст рыб определен в границах 350-370 миллионов лет - это одна из древнейших палеонтологических находок. Известно, что в ту пору не было даже динозавров. На территории Минусинской низменности был огромный водоем, не исключено, что он мог доходить и до Новосибирской области. Погибая, древние акулы (забавно, но их размер - от пяти до 25 сантиметров) опускались на дно, перекрывались слоями ила и других отложений и таким образом оказались буквально расплющенными многометровыми толщами породы. Органика-то, естественно, не сохранилась, но рыбы эти костные, поэтому остались как бы слегка барельефные их «фотографии». В отличие от современных рыб, их чешуя - прямоугольная и квадратная, ярко-черного цвета, количество плавников значительно выше - до двенадцати. А зубы - как у нынешних акул - треугольной формы, очень острые, слегка загнутые вглубь.

Шотландию за пояс мы, конечно, заткнули. Теперь бы определить этим реликвиям достойное место в музеях. Кстати, у Гребнева до сих пор, по сути, нет собственного помещения - так, комната в здании КЮТ Советского района, хотя его группа является единственной за Уралом палеонтологической бригадой, занимающейся, ко всему прочему, музееинфицированием палеонтологических находок. Уникальные экспонаты Гребнева есть во многих российских музеях и частных коллекциях. Но постоянно действующей выставки в Новосибирске ему так и не удается пробить.

А жаль.