< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Они вернулись

Воскресное богослужение в соборе Александра Невского не походило на обычные. И не потому, что собрало большое число народа или что служил сам епископ Новосибирский и Барнаульский Сергий.Это был чин присоединения к православию. Впервые он столь массово совершался в соборе: к Православной Церкви возвращались одиннадцать жителей Искитимского района во главе с пастором. Разными путями они попали в секту «Благодать»...

 Воскресное богослужение в соборе Александра Невского не походило на обычные. И не потому, что собрало большое число народа или что служил сам епископ Новосибирский и Барнаульский Сергий.

Это был чин присоединения к православию. Впервые он столь массово совершался в соборе: к Православной Церкви возвращались одиннадцать жителей Искитимского района во главе с пастором. Разными путями они попали в секту «Благодать» (она же «Всемирная миссия Благодать», она же Редакция «Благодатная семья»).

- Секту в 1990 году организовал корейский пастор Ю Ый Ген, - рассказывает священник Владимир Бобров. - Она относится к неохаризматическим деструктивным сектам, отвергающим учение Православной Церкви, священство, по-своему трактующим Библию. В частности, «Благодать» считает, что церковь обросла ненужными формальностями. Для чего, мол, богослужения, исповеди, причастия? Достаточно уверовать, и ты спасен. Но в Священном писании сказано: и бесы веруют и трепещут. Дьявол тоже верит в Бога, но он дьяволом и остается. Вера, не сопряженная с добрыми делами, с исполнением заповедей Божиих, мертва.

Новоиспеченным сектантам пастор возлагает руки на голову, и считается, что на них снисходит благодать. Используются все методы, даже гипноз. Одурманенный человек начинает нести всякую тарабарщину, полный бред, это выдается за разговор через него Бога. Секта тоталитарная: требуется жертвовать родителями, семьей, собственными убеждениями для того, чтобы беспрекословно выполнять распоряжения пастора.

- Люди уже не могут самостоятельно мыслить, - продолжает отец Владимир. - Прихоть их пастора - ориентир в жизни. Многие сектанты трогаются умом. Православная же церковь опирается лишь на догматы Священного писания. Мы признаем, что человек свободен и может сам решать, с Богом ему идти или без. А эти люди, решившие вернуться в православие, испытали многочисленные угрозы со стороны оставшихся сектантов...

На обряд крещения это не похоже. Люди крестятся, то есть рождаются духовно, единожды, как единожды рождаются телесно. Но с уходом в секту уходит благодать Святого духа. И чином присоединения эта благодать возвращается - через наложение рук епископа как преемника апостолов.

- Церковь-то простила, а Бог простит? - спрашиваю у отца Владимира.

- Господь сказал Христу: то, что вы скажете на Земле, будет связано на небе. Все зависит от искренности вернувшихся. Я их исповедывал перед чином, видел их слезы. Иначе зачем им это?

Одному из бывших сектантов я задал единственный вопрос:

- Что вы сейчас чувствуете?

- Я счастлив. Я вернулся. Мне больше нечего добавить.