< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Если «Друг» оказался вдруг...

О преступлении и наказании, связанных с распространением наркотиков, и о тех, кто противостоит первому и способствует второму, разговор с нашим сегодняшним гостем - начальником Новосибирского областного управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Николаем Николаевичем Гайдуковым.
Фото из журнала "Огонек"

 Помните комедию «Берегись автомобиля», где в качестве улики фигурировали популярные сигареты «Друг»? Похоже, именно этот комедийно-детективный сюжет натолкнул на интересную, но отнюдь не комедийную мысль одну молодую пару, которую судили недавно в Новосибирске за распространение наркотиков. Он и она, как принято сейчас говорить, сожители, свой черный бизнес тщательно законспирировали. Условным сигналом, этаким паролем для жаждущих приобрести зелье были те самые сигареты «Друг» в руках у продавцов. Просто ведь, не привлекая внимания окружающих, в ответ на «Дай закурить» взять да угостить прохожего сигареткой. И кто бы знал, что каждая такая сигаретка начинена героином... Полгода торговля шла как по маслу, а когда сбытчиков задержали, изумлению их не было предела. По признанию героя этой истории, он был уверен на сто процентов, что их не вычислят ни-ког-да. Но восемь лет за тюремными стенами, как определил суд, - убедительное доказательство того, как он ошибался!

Как раз об этом - о преступлении и наказании, связанных с распространением наркотиков, и о тех, кто противостоит первому и способствует второму, разговор с нашим сегодняшним гостем - начальником Новосибирского областного управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Николаем Николаевичем Гайдуковым.

- Многим из нас, обывателей, сбытчики наркотиков представляются некими асоциальными типами - теми же наркоманами, алкоголиками, уголовниками. А кто на самом деле поставляет опиум для народа? Можно ли нарисовать, как говорят, социальный портрет торговца наркотиками?

- Не имеет он сейчас никакого типичного социального портрета. Распространять наркотики могут те самые асоциальные типы, а могут и коммерсанты, и многодетные матери, и домохозяйки. Ловили с поличным даже замдиректора одного из уважаемых новосибирских институтов. И студенты бывают, и школьники. Сейчас, например, направили в спецучреждение ученицу восьмого класса, которой нет еще и 16-ти. За торговлю наркотиками задерживали ее уже трижды. Папа-мама, объясняет, не работают, два брата из заключения вышли - тоже устроиться не могут, а жить на что-то надо. Но я всегда говорю: разве отсутствие работы может оправдать убийство? Да, именно убийство. Потому что наркотики - это смерть, пусть не моментальная, а медленная, не такая зримая, но смерть. Наркотики не случайно считаются в мире самым большим злом, не идущим ни в какое сравнение с алкоголем или табаком.

- А закон с вашим мнением как соотносится? Помнится, были времена, когда не только за распространение, но и за употребление наркотиков можно было оказаться за решеткой. Потом посчитали, что принимать их или нет - личное дело каждого. А как сейчас?

- До начала 90-х годов ответственность за употребление наркотиков, действительно, существовала. Задержали человека один раз - на него составлялся административный протокол, и ему грозил штраф. Задержали в течение года снова - наступала уже уголовная ответственность. А это могло быть и лишение свободы (на год, с принудительным лечением), и исправительные работы, и так называемая «химия»... Кстати, старые наркоманы, те, кто дожил до сегодняшнего дня, говорят, что многих это тогда останавливало. Статья довольно активно применялась, но в 1991-м, во времена перестройки, гласности, демократизации, ее отменили. Посчитали, что это нарушение прав человека.

«Для себя купил...»

 - Но очевидно же, что тем самым открыли лазейку для торговцев наркотиками. Задержи с поличным, он будет утверждать: для себя купил. Разве не так?

- Есть такое. Изымаем 500 граммов героина, человек доказывает: приобрел исключительно для личного употребления. А этого количества лично ему хватило бы на много лет. Но кто решил, что путь открыт, ошибается. Есть еще ответственность за незаконное хранение наркотиков. Если речь идет о небольших дозах опия или марихуаны - следует наказание административное (обычно - штраф). Но если у человека изъяли при задержании жесткие синтетические наркотики (к которым относится и героин), пусть это будет хоть тысячная доля грамма - наступает ответственность уголовная. Ведь если зависимость от так называемых «мягких» наркотиков может развиться не с первого, а с третьего-четвертого раза, то для привыкания к героину и одного раза бывает достаточно. Но должен сказать, что выявлять тех, кто употребляет наркотики, не входит в круг основных задач нашего спецподразделения. (Оно призвано бороться с тяжкими преступлениями в сфере наркобизнеса). Хотя без этого не обходится, если задерживаем с поличным сбытчиков. Вот с ними-то мы и ведем основную борьбу.

- А насколько серьезно наказание для тех, кто наркотики распространяет?

- Здесь многое зависит от доказательной базы, собранной на этапе следствия, от весомости улик, представленных в уголовном деле. Закон говорит, что сбыт наркотиков карается лишением свободы на срок от 7 до 15 лет плюс конфискация имущества. Однако суд вправе оценивать виновность в предложенных законом рамках: от и до. Может быть выбран наибольший предел, а может и наименьший, и ниже низшего. Как судья посмотрит. Хотя должен сказать, что в последнее время многие суды пересмотрели свое отношение к лицам, сбывающим наркотики. Стали подходить к таким преступникам более жестко и сроки давать соответствующие. Помню, лет шесть назад судили одного сбытчика в течение полутора лет трижды, и всегда дело ограничивалось исправительными работами. Сейчас таких щадящих приговоров не припомню. Например, сбытчица, что торговала «сигаретами» «Друг», несмотря на смягчающие обстоятельства (ранее не судимая, по месту жительства и работы характеризовалась положительно), получила большой срок - восемь лет. И, уверен, это правильно. Слишком серьезно обстоит сейчас дело с распространением наркотиков, и это, наконец-то, начинают осознавать на всех уровнях. Думаю, в ближайшее время в законодательстве должны снова появиться статьи, предусматривающие ответственность за употребление наркотиков.

Даешь марихуану в магазине?!

 - Но ведь нередко раздаются призывы совсем другого рода: наркотики нужно легализовать! Совсем недавно в одной из телепередач рассказывали, как в Петербурге в специальных автобусах бесплатно раздают наркоманам одноразовые шприцы.

- Знаете, я спросил одного наркомана: «Дадут тебе бесплатный шприц, куда с ним пойдешь?» «К пацанам». «А если им нечем будет колоться, ты им дашь этот шприц?» «Дам, конечно». Вот и весь разговор. Судите сами, решит ли это проблему нераспространения того же СПИДа, из-за чего, собственно, и призывают раздавать бесплатные шприцы. Заметьте, это точка зрения не моя, а наркомана. Я же добавлю, что доступность наркотиков будет провоцировать втягивание все новых и новых молодых людей. Это помощь наоборот.

Вообще считаю, что легализацию наркотиков лоббируют как раз те, кто заинтересован в их распространении. Но есть же опыт других стран, как мы любим говорить - цивилизованных. В Голландии, например, пытались легализовать. Но когда на газонах стали валяться наркоманы со шприцами и умирать, правительство все это быстренько запретило. Прошла через это и Швейцария. Возможно, каждая страна должна пройти, только зачем экспериментировать на живых людях?

И все-таки вначале - слово...

 - Тогда на что, по-вашему, нужно делать сейчас упор? На профилактику, на силовые меры?

- Хотя я и представитель силовых структур, на всех уровнях говорю: я - за профилактику. Она у нас на крайне низком уровне. Но и без силового устранения наркодельцов это зло победить хотя бы частично нельзя. А для этого нужна очень мощная структура. Хорошо технически оснащенная - ведь у наркодельцов сейчас все технические новинки в ходу. Раньше все было на кустарном уровне. Купил сбытчик 3 килограмма марихуаны, закрылся дома, продает через окно, а к нему вереницей наркоманы идут. Задержать такого особого труда не представляло. Сейчас у наркодельцов - автомобили, пейджеры, сотовые телефоны, радиостанции, различные приборы наблюдения. Способы маскировки распространения - самые изощренные.

Нет повода для пессимизма

 - Это они. А что вы им можете противопоставить? Почему, бывает, люди жалуются: всем известны «точки», где наркотики продают, куда надо соседи сигнализируют, а все остается по-прежнему?

- С таких звонков мой рабочий день и начинается. Люди звонят, мы всю, в том числе и анонимную, информацию принимаем и работаем по ее проверке. Но в день бывает до 30 и более звонков, а реально выехать мы можем на две-три точки. Почему? У нас личного состава столько же, сколько было, когда управление в 91-м году создавалось. (Правда, недавно губернатор принял решение об увеличении численности нашего управления на 50 сотрудников, но людей еще предстоит набрать). А чтобы профессионально собрать необходимые данные и ликвидировать только одну точку, нужно человек десять сотрудников плюс две-три машины, рации и т. д. Иначе такого рода преступления труднодоказуемы. Легче изобличить квартирного вора, даже убийство раскрыть. Здесь же все гораздо сложнее. Говорю это как человек, проработавший длительное время в уголовном розыске, в других силовых структурах.

- Мало людей, техники, чем дальше - тем сложнее. Пессимизм какой-то...

- Почему же? Напротив, наша служба гораздо увереннее стоит на ногах, нежели прежде. Судите сами. В этом году теми же силами мы выявили преступлений на треть больше, чем в прошлом году. А если в большом промежутке времени тенденцию проследить, тоже интересно. В течение всего 1992 года в области было раскрыто около 400 преступлений, а в нынешнем, только за 7 месяцев, - уже 4,5 тысячи. Причем если раньше мы задерживали в основном потребителей, то сейчас по большей части - сбытчиков. За этот год (а он еще не закончился) выявлено уже около 200 организованных преступных групп, занимавшихся распространением наркотиков. Кстати, работая со сбытчиками наркотиков, мы и убийства раскрываем, и разбои, и квартирные кражи. И оружие изымаем, и контрабанду задерживаем. Разве это повод для пессимизма?

- Действительно, интересно. И, кстати, не совсем понятно - благодаря чему это происходит?

- Каждый человек должен стремиться к повышению своего образовательного, профессионального уровня. Работай мы на уровне 92-го года, столько же преступлений, вероятно, и выявляли бы. А, может, и меньше - потому что преступники стали намного изобретательнее. И наркотики, которые идут сейчас на наш рынок, уже не те. С ними сложнее. Героин - это вам не маковая соломка. Его легко спрятать. Поэтому есть у нас свои методики, более грамотно работаем с оперативной информацией.

- А людей своих в преступные группировки не внедряете?

- Это в фильмах. У нас все прозаичнее. Когда ко мне приходят новые сотрудники, изъявившие желание здесь работать, я всегда говорю: про погони с перестрелками забудьте. У нас их не должно быть. Есть авторучка и бумага. А у вас должны быть голова на плечах и... ноги. Да, «наша служба и опасна, и трудна», потому что каждый сбытчик защищает свои деньги разными способами. Начиная от оружия, которое часто у него в руках, и заканчивая всевозможными надуманными жалобами «в инстанции» - с целью скомпрометировать нас.

- А подкупать ваших людей пытаются?

- Раньше при выезде на цыганские адреса предлагали.

- И много? Способны ваши парни устоять?

- Мало не предлагают. А что касается «устоять» - мы же все оперативные сотрудники.

А кто такой оперативник? Это человек, прошедший жесткий отбор, прежде чем им стать. Проверка длится порой годами. За тех, кто прошел такой отбор, я ручаюсь.

- Известно, что торговля наркотиками - один из самых прибыльных видов бизнеса наряду с торговлей оружием, цветными металлами... А все-таки в цифрах «рентабельность» их «труда» можно выразить?

- Давайте так. Мы на днях задержали сбытчика, который привез из Душанбе 147 граммов героина. Приобрел его там за 13 тысяч рублей. 100 граммов у него осталось на момент задержания, а 47 он продал - за 16 тысяч. Вот такая арифметика получается.

- Что тут скажешь? Похоже, без работы ваше управление еще долго не останется.

- К сожалению, не только наше. Аналогичные подразделения созданы во всех других силовых структурах. Мы с ними тесно взаимодействуем. Так и будем продолжать.