< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Александр Карелин: «Я, как тот медведь, бороться люблю...»

- Самая памятная победа для вас какая?- Олимпийские игры. Первые, потому что они первые. Вторые, потому что я очень быстро их выиграл. Там боролся не я, а моя репутация. На третьих, в Атланте, была серьезная травма. Первые впечатления, которые я получил в Сеуле, когда был с ТАКИМИ людьми в одной команде... И то, что мне доверили флаг нести, и то, что я про все это раньше только читал... Я понял, что Олимпийские игры - это действительно то, что может быть только один раз в жизни. А мне посчастливилось - я три раза уже на них боролся.

 - Саша, если вспомнить, как все начиналось, что было до борьбы?

- Раньше тренеры ходили по школам, набирали детей в группы. Я вместе с другими попал в группу к Виктору Кузнецову. Мне было лет 13-14. Когда оказался в зале борьбы, все, что я до этого переживал, - лыжные гонки, бокс, плаванье - померкло рядом с борьбой, потому что борьба захватила воображение.

- Для борца начинать заниматься в 13 лет - это не поздно?

- По методикам, 10-13 лет - нормальный возраст, раньше не рекомендуется заниматься. Виктор Михайлович Кузнецов и в восемнадцать набирает. Главное для него - трудолюбие. А мы были в массовом наборе. Как любит Виктор Михайлович рассказывать, «пришел крупный мальчик...» Думаю, что выбор на меня пал чисто визуально: в неполных 14 лет рост 175, 75 килограммов вес. Достаточно крупный юноша. А я ведь тогда даже подтянуться не мог...

- Как скоро начались первые победы?

- Достаточно скоро. В 81-м начал заниматься, в 83-м попал в сборную «Буревестника» области. 84-й год - начало серьезных соревнований. Первенство России - город Горький, потом Бишкек - чемпионат СССР, я занял второе место и попал на турнир «Дружба» - между соцстранами. Тогда как раз бойкотировали Олимпиаду в Лос-Анджелесе. И так получилось, что я тоже боролся в 84-м, но, правда, по юношам, в Германии и именно там я выполнил норматив мастера спорта, выиграв этот турнир.

- Самая памятная победа для вас какая?

- Олимпийские игры. Первые, потому что они первые. Вторые, потому что я очень быстро их выиграл. Там боролся не я, а моя репутация. На третьих, в Атланте, была серьезная травма. Первые впечатления, которые я получил в Сеуле, когда был с ТАКИМИ людьми в одной команде... И то, что мне доверили флаг нести, и то, что я про все это раньше только читал, а тут сталкивался со всеми в Олимпийской деревне, в одной столовой. Я понял, что Олимпийские игры - это действительно то, что может быть только один раз в жизни. А мне посчастливилось - я три раза уже на них боролся.

- Сейчас старые травмы дают о себе знать?

- Сейчас все относительно нормально. Относительно прошлой Олимпиады просто прекрасно - сейчас ничего не оторвано.

- Избирательная кампания не сорвала вам целенаправленную подготовку?

- Я получил карт-бланш от спикера Думы. Все, конечно, представляют всю ответственность, поэтому разрешили готовиться к Олимпиаде, освободили от депутатских обязанностей.

- Как будет складываться подготовка олимпийской сборной?

- Сейчас в Подольске прошел мемориал Ивана Поддубного. С 12 августа сборы в Астрахани, затем снова Подольск. Четыре дня во Владивостоке и Игры... времени осталось очень мало. Основной акцент будет сделан в Астрахани, а потом акклиматизация...

- Ни для кого не секрет, что Олимпийские игры в Сиднее для вас последние. Чем планируете заняться? В спорте останетесь?

- Остаться в спорте можно. Есть несколько перспективных направлений: это и законодательная деятельность, нужно ведь соответствовать доверию избирателей, это и работа налогового полицейского. Есть масса возможностей оставаться в спорте, например, организатором. Но самое недоступное сейчас для меня - это быть тренером.

- А хотите?

- Я думаю, что нужно даром обладать для этого... Вот Кузнецов, у него дар. Конечно, он многое сделал, чтобы его развить, но я пока в себе такого не чувствую. К тому же я достаточно серьезно отношусь к той ответственности, которую на себя берешь, когда берешь судьбу другого человека в свои руки. Нужно быть достаточно уверенным в методике, в правильности своих действий. У Виктора Михайловича все это обосновано. Я пока в себе этого не вижу. Если я заслуженный мастер спорта, это не значит, что могу иметь тренерские претензии. Знание методики и тактики - это еще не самое главное в работе тренерской.

- Не раз замечала, что борцы представляют собой какой-то особый мир, где все живут по неписаным законам всеобщего братства.

- Как сказал преподаватель английского языка, у нас очень контактный вид спорта, мы часто обнимаемся (смеется)... А на самом деле, несмотря на вопиющую индивидуальность - каждый же сам за себя на ковре, - у нас очень сплоченная команда на всех уровнях. Видимо, из отрицания этой индивидуальности. И самое главное - дух уважения к тренеру. И мы, конечно, уважаем друг друга, любим свою борьбу чрезмерно и через эту призму любви относимся внимательно, с уважением друг к другу.

У нас сломанные уши являются пропуском и свидетельством причастности. Михаил Мамиашвили рассказывал, что приехал в какой-то город в состоянии растерянности и увидел у кого-то сломанные уши. Я, говорит, сразу понял, что без крова, без хлеба здесь не останусь... Да, это есть, и мы не стесняемся этого. Наверное, это еще одна причина борцовской дружбы. А если говорить про большинство наших сограждан, одна из проблем - то, что мы сами себя стесняемся. Вот, мол, живем не так, как цивилизованное сообщество, водку пьем не так, еще что-то не так, а ведь быть особенными - это не преступление, я считаю, что это нормально... Мы, борцы, себя не выпячиваем, чтобы кому-то что-то доказать. У нас раньше в зале висели такие стенды «Кодекс борца» с перлами типа «на ковре соперники, в жизни друзья», видимо, мы это впитали...

- Многие женщины на вопрос об образе идеального мужчины в качестве примера называют вас. А какой в вашем понимании должна быть настоящая женщина?

Женщина.... Это мама, это любимая женщина, жена, мать твоих детей. Это русские женщины вообще. Я здесь не делаю открытие. Заметные, величайшие деятели современности и древних времен выделяли русских женщин. Я думаю, что не только за красоту. Скорее, за гармонию, которая рядом с красотой находится. Это терпение, доброта...

- Вы в быту простой человек? Можете гвоздь забить?

Могу гвоздь забить, мебель передвинуть, посуду помыть - это нормально. Я воспитан благодаря папе и маме достаточно адаптированно к разным условиям. Мне иногда смешно слышать всякие домыслы, из которых я много нового про себя узнаю.

- Чем любите заниматься в свободное время?

- Я, как тот медведь, бороться люблю (смеется)... и еще - книги...

- А настольная книга у вас есть, к которой возвращаетесь время от времени?

- Настольных две - сберегательная и «О вкусной и здоровой пище»... А если серьезно, наверное, Достоевский. Куприн, Бунин в последнее время. Еще прочел несколько жизнеописаний Столыпина. Интересно. Особенно, прочтя Куприна и Бунина, склоняюсь к мысли, что мы слишком своеобразные, чтобы стесняться своего своеобразия. Достоевский особенно хорошо дает понять, кто мы такие, но он это объясняет более литературно. А вот эти двое, они говорят об этом с достаточной желчью, буквальностью, я бы даже сказал ... Хотя начиналось мое приобщение к литературе с английской, американской. Русскую я не мог понять. А сейчас вырос до понимания русских писателей. До этого НУЖНО вырости. Хотя, вот я не помню, какой-то английский драматург ставил в Москве спектакль. Он говорит: «Странные вы, русские, говорите, никто Пушкина не может понять, ваш русский характер. А че вас понимать?»

- Вам 19 сентября исполнится 33 года. Возраст, когда принято поводить итог, говорить о том, что сделано. Понятно, что вам будет чем похвастаться в день рождения. А что Александр Карелин в свои 33 сделать не успел?

- Массу вещей на самом деле не сделал. И сейчас, наверное, самое заметное из несделанных - то, что не додал внимания, времени родителям своим. Но у меня еще есть время это наверстать. Хотя я понимаю, что при таком образе жизни от моей загруженности в первую очередь страдают ближние. Я сейчас смотрю на своих детей и понимаю, что два раза в одну воду не войдешь. Думаю, что это самая моя вопиющая недоделка, но, к сожалению, требование жанра. А после Олимпиады напряженная работа начнется в Парламенте РФ...

- Но, может быть, дадут вам время отдохнуть, побыть с семьей?

- Я думаю, что многие из моих коллег в Парламенте искренне считают, что я сейчас отдыхаю, и, к сожалению, не только они...