< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Бусидо по-российски

Наверное, впервые с тех пор как первая российская подводная лодка покинула порт, вся страна более-менее посвящена в подробности ЧП, случившегося с субмариной.У каждой страны свои традиции спасения экипажей в море. Японцы, следуя кодексу чести бусидо, оставляли своих моряков и летчиков на произвол судьбы...Теперь о наших традициях. Главные из них - сверхсекретность и странная национальная гордость. Мы сами с усами. Здесь у нас опыт немалый...

О чем пишут...

 Наверное, впервые с тех пор как первая российская подводная лодка покинула порт, вся страна более-менее посвящена в подробности ЧП, случившегося с субмариной.

Со страниц газет и экранов телевизоров на россиян обрушились термины, цифры, и вот уже домохозяйки сравнивают достоинства спасательных аппаратов «Бестер» и «Приз», а также возможность поднять лодку при помощи понтонов.

Чиновники ВМФ, не привыкшие к гласности такого рода, более или менее замалчивают информацию, пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. Солидные газеты и телеканалы, нередко ошибаясь, спешат опередить друг друга. На экранах ТВ появляются специалисты и, противореча друг другу, гнут свою линию: конструктор жалуется на недофинансирование разработок спасательной техники, адмирал одного из флотов между делом ведет предвыборную агитацию - у него, понимаешь, выборы на носу.

Военно-морские чины рангом повыше гадают, чьи головы полетят в первую очередь... Об экипаже лодки говорят, конечно, все. Но у читателя особое доверие вызывают лишь слова бывших командиров подводных кораблей: они на пенсии, начальства они не боятся, ситуацию представляют очень хорошо, но, увы, их прогнозы тоже пессимистичны.

Но дилетантизм журналистов и домохозяек ничто по сравнению с бюрократической рутиной командования ВМФ. Действуя в традиционном стиле, засекретив все и вся, дезинформируя население, военно-морские чины протянули время настолько, что возможность проведения успешной операции приблизилась к нулю. Специалисты больше уповают на чудо. Ложный патриотизм, страх выдать военные секреты?..

Разве может нам кто-то навредить больше, чем это сделали мы сами, сократив свои военно-морские силы за десять лет почти в три раза!

У каждой страны свои традиции спасения экипажей в море. Японцы, следуя кодексу чести бусидо, оставляли своих моряков и летчиков на произвол судьбы: главное - наступление, главное победа, а все люди - это что-то вроде камикадзе. Практичные американцы, подсчитав, во сколько им обойдется подготовка каждого специалиста, решили не экономить на спасательных службах. В годы Второй мировой войны, да и сейчас, спасатели работают до тех пор, пока сохраняется хоть искорка надежды. Особенно тщательно относятся к этой проблеме англичане: бывшая владычица морей особенно пострадала от морских катастроф: вспомним «Титаник», «Лузитанию», гибель подводных лодок - «Тракьюлент», «Ампайр», «Тетис». Свое мастерство в спасении экипажей кораблей англичане подтвердили во время войны за Фолкленды, когда аргентинский военный корабль потерял почти весь экипаж, а английский (в сходных условиях) - одного человека, так что опыт англичан и традиции спасения очень даже пригодились бы нам...

Теперь о наших традициях. Главные из них - сверхсекретность и странная национальная гордость. Мы сами с усами. Здесь у нас опыт немалый. Как пишет «Комсомолка», получается, что «зарубежные спецы-спасатели, опустившись на дно моря к нашей субмарине, бросятся не вызволять из западни российских моряков, а будут выдирать из отсеков ракеты, боеголовки, хапать бортовые журналы и вырубать электронные платы...» Видимо, предполагая такое развитие событий в 1989 году, командование Северного флота обеспечивало секретность и не подпустило норвежцев к месту аварии лодки. Секретность обеспечили, люди погибли...

Но теперь, слава Богу, ситуация меняется, и у экипажа появляется еще один шанс спастись. Правда, главком ВМФ Куроедов оговорился: мол, у нас достаточно средств для спасения, просто лишняя помощь не помешает...

«Коммерсантъ» удивлен: почему после терактов высшие чины государства появляются на экране, а в эти дни, когда страна следит за драмой в Баренцевом море, мы практически никого не видим (или они появляются слишком поздно).

Вывод газета делает такой: «Политических дивидендов здесь не получит никто. «Успешно» бороться с терроризмом можно, не предъявляя задержанных исполнителей и заказчиков терактов. Успешно спасать лодку и не спасти никого невозможно».