< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Анатолий Соболев: Лекарство против кризиса

Беседа с уникальным специалистом - заместителем генерального директора Производственного объединения «Север» Анатолием Соболевым. Он, пожалуй, единственный специалист в городе, кто имеет два хитрых диплома - на право управления любым предприятием Минатома и антикризисного управляющего.

Беседа с уникальным специалистом

Анатолий Соболев

 В номере «ВН» от 26 мая мы уже рассказывали о неравнодушном человеке - заместителе генерального директора Производственного объединения «Север» Анатолии Соболеве. Он, пожалуй, единственный специалист в городе, кто имеет два хитрых диплома - на право управления любым предприятием Минатома и антикризисного управляющего. Он всего в жизни добился патологическим (в хорошем смысле слова) стремлением к учебе и самосовершенствованию. Сегодня Анатолий Константинович - гость «ВН».

- Я всю жизнь старался учиться. В 1987 году окончил Нархоз по специальности «планирование промышленности». Затем были различные курсы - всех и не помню. Ну, например, проходил обучение по курсу лондонской школы бизнеса. В США изучал систему пенсионных и медицинских фондов. Есть лицензия на право управления предприятиями ядерно-энергетического комплекса. То есть я нахожусь в резерве нашего министерства, и если что, меня будут рассматривать как одну из кандидатур. Эта лицензия не статична: раз в четыре года нас, резервистов, приглашают в город Обнинск на лекции, семинары, каждый раз мы сдаем экзамены, подтверждая право на обладание лицензией. Прошел я и курсы антикризисного управления - могу в особо тяжелых случаях принять руководство мелкими и средними предприятиями. Мне кажется, один из главных аспектов этих курсов - психологическое тестирование: почти весь день заполняешь какие-то бланки, отвечаешь на вопросы - на скорость, на логическое мышление... Это нужно внедрять на предприятиях, и причем не только для руководства высшего звена. Все, в чьем подчинении находятся люди, должны знать: а подходишь ли ты для этого? Это не меч инквизиции, это твоя объективная оценка. Мало разбираться в производстве, знать финансовые механизмы. Сидит руководитель и думает: я нормальный, хороший, меня все уважают. А тестирование выдает одни тройки. И надо либо исправить себя, либо уходить, так как человек, если он не на своем месте, создает плохие условия для подчиненных.

Я вообще не могу без учебы. На следующий год для себя еще что-нибудь придумаю - возможно, Академию народного хозяйства при правительстве РФ.

- Помогают ли все эти ваши знания конкретно ПО «Север»?

- Естественно, я учился не просто ради учебы, а выбирал то, что пригодится на предприятии. Например, знания пригодились при разработке новой тарифной сетки, при создании отдела маркетинга. Это вообще отдельная песня... К 1997 году у нас пошла вторая волна конверсии, и нужно было продвигать на рынок мирную продукцию. Заниматься этим было просто некому. Не хочу сказать, что у нас теперь идеально поставлена маркетинговая работа, но и во всем городе профессиональных маркетологов - раз-два и обчелся. Стараемся, тем более что доля гражданской продукции на «Севере» становится все больше. Отчасти и это хорошо: чем меньше зависимость от государства, тем спокойнее...

Мы вот сейчас пытаемся уговорить НПЦ «Конверсия» нашего министерства организовать на «Сибирской ярмарке» постоянно действующий стенд предприятий Минатома. Мы не должны вариться в собственном соку. Если закроемся, будем потреблять барахло. Да и на внешний рынок пора выходить: заказы - это и рабочие места, и налоги в бюджет. Венгры вот интересуются нашими техническими средствами охраны...

- Вернемся к вашей карьере. Еще недавно это слово носило негативный смысл...

- Да, было такое. Вопрос - как эту карьеру строить. Если по головам - одно, а если это происходит комфортно для окружающих - совсем другое. Человек вообще должен динамично развиваться, тем более мужик - ему постоянно нужна мотивация. Считаю, что три-пять лет - и надо делать что-то новое, тогда мозги не засыхают. Засиделся на месте - значит, создал вокруг себя болото. И сам перестаешь расти, и на окружающих смотришь как на конкурентов - а не подсиживают ли...

- Как вы вообще доросли до заместителя генерального, начав с простого рабочего?

- Я пришел на завод сразу после школы. Отец, директор ГПТУ-58, сказал мне: получи для начала рабочую специальность, это пригодится. Начал с подсобного транспортного рабочего, затем был монтажником спецаппаратуры, служил, вернулся на завод лаборантом-испытателем. После окончания института стал мастером участка, и хотя рабочие тогда получали в три раза больше инженеров, выбрал себе стезю инженера-диспетчера. В 89-м году - начальник производственного участка, заместитель начальника цеха по производству, а когда цех выделился в филиал, совмещал еще и работу главбуха. И вот крутой поворот в карьере - был замечен и приглашен в заместители главного экономиста ПО «Север». Дальше был отдел маркетинга, с февраля - зам. генерального.

Я не стремился во что бы то ни стало получить более высокую должность. Просто самообразовывался, и это было вовремя замечено. То есть хочу сказать, что, если человек в постоянном развитии, это не пройдет бесследно. А начинать, конечно, надо с низов - иначе как бы я узнал производство. Поэтому я и выступаю за создание в Калининском районе комплекса профориентации и образовательных услуг. Люди еще со школы должны знакомиться с производством и постепенно решать, нужно им именно это или что другое. А предприятия должны иметь возможность приглядывать для себя будущих специалистов и платить учебным заведениям конкретно за подготовленные для них кадры.

- Вы умеете считать деньги и знаете им цену...

- Надеюсь...

- Вам не жаль тратить средства на социальные нужды района? Вы до сих пор содержите свою поликлинику, частично финансируете спорткомплекс «Север», общежития, жилфонд, детский лагерь, базу отдыха...

- Признаюсь, были моменты в особо тяжелые времена, когда на предприятии обсуждался вопрос об освобождении от затрат. Нас вряд ли за это осудили бы, но... Люди - это не только сотрудники предприятий. Они болеют, у них есть дети, им надо как-то проводить свой досуг. Производство - не единственное в жизни, это часть, хотя и определяющая. И как все это бросить? Получите зарплату - и до свидания? Но при нынешней ситуации в стране с людьми нельзя так поступать. Богатая Америка - даже там за рабочих предприятия платят средства в фонды, покупают клубные карточки... А чтобы люди не ударялись в пьянство, наркоманию, чтобы культурно развивались, пытаемся сейчас организовать единый досуговый центр. Это тяжело, но кто-то должен этим заниматься...

- Вы говорите: «при нынешней ситуации»... Но, вроде бы, положение в производстве улучшается...

- Я назвал бы это шатким равновесием. Падение прекратилось, теперь самое время осмотреться и начать работу не на выживание, а на созидание. Тем более что есть еще преданные делу люди. Я недавно был в детском досуговом центре, там люди работают за гроши, но с детьми занимаются с такой душой... Для меня это было сильным потрясением.

- А что вас еще потрясло в жизни?

- Гм... Когда я первый раз приехал из загранкомандировки, первое, что я увидел на родной земле после прохождения таможни, - извините, «задницу». У нас есть такая национальная черта - поворачиваться к людям этим местом. И сразу мысль: ну почему у нас так? И еще. Я в детстве тонул, меня спас мой старший брат. После этого во мне что-то изменилось. Стал по-другому относиться к людям и... осторожнее, что ли. Мой принцип: лучше лишний раз подумать, а потом сделать. Не навредить.

- Но человек - не Иисус Христос...

- Все верно. Но всегда нужно наперед смотреть - а не станет ли от твоего поступка кому-то хуже. Конечно, если я и причиняю неприятности окружающим, то не со зла, а по невозможности предвидеть последствия. Говорят, добрый - тот, кто, по крайней мере, не делает зла. Имею в виду - осознанного.

- А как вы, вечный ученик (опять же в хорошем смысле), строите отношения со своими детьми? Вы будете на собственном примере определять их будущее? И вообще, чем занимаетесь вне работы?

- Я стараюсь ориентировать их на учебу. У меня десятилетний сын и четырнадцатилетняя дочь, и кем они станут - вопрос второстепенный. Главное, чтобы они не стояли на месте. Хотя осознаю, что у меня на детей, да и вообще на семью просто не хватает времени. Дома я практически лишь в субботу - воскресенье. Могу что-нибудь приготовить на кухне, тогда мы семьей устраиваем себе праздник. Кстати, не люблю воскресенье: начинаешь настраиваться на работу, и ты уже как бы вне дома. Еще хожу с сыном в бассейн, а в последнее время настраиваю себя, чтобы бегать с дочерью по утрам.

- Жена-то как принимает вашу загруженность на производстве?

- Она готова меня понять, хотя и не всегда. Но что сделаешь. Я должен работать, я должен, как и многие другие, что-то делать для людей. Будущее-то не за горами, и, не дай бог, наши дети скажут нам: ну вы такое после себя оставили...

- А в политику-то зачем пытаетесь идти? Я имею в виду - в облсовет по 34-му избирательному округу?

- Я практик. Политика - теория, а без практики она - ничто. Здесь я уже не говорю о своей карьере - это тот случай, когда она уходит на второй план. Просто многое можно сделать лишь через властные органы. Попробуем...