< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Надо ли тревожить подводную могилу?

До последнего времени вопрос о том, поднимать или не поднимать со дна Баренцева моря останки подводников из экипажа «Курска», даже не стоял. Обсуждались лишь технические детали операции и время ее проведения. Но в самом конце прошедшей недели сразу в нескольких изданиях появились публикации, где подвергалась сомнению целесообразность подъема погибших.

О чем пишут...

 До последнего времени вопрос о том, поднимать или не поднимать со дна Баренцева моря останки подводников из экипажа «Курска», даже не стоял. Обсуждались лишь технические детали операции и время ее проведения. Но в самом конце прошедшей недели сразу в нескольких изданиях появились публикации, где подвергалась сомнению целесообразность подъема погибших.

Газета «Трибуна» напоминает, что пообещал поднять экипаж «Курска» президент Владимир Путин на встрече с родственниками погибших. И это обещание вызвало тогда недоумение опытных подводников и водолазов. В чем дело? А в том, что пробывшие на дне моря полтора-два месяца тела, когда их поднимают из морской глубины, разлагаются моментально - чуть ли не в течение часа. И если за это короткое время останки не будут идентифицированы прямо на борту спасательного судна, установить, чьи они, будет просто невозможно. Кто сможет провести опознание? Родственники? Но их невозможно будет взять на борт спасательного судна. Хотя бы потому, что погибших - 118 человек.

«Комсомолка» затрагивает другой аспект проблемы. Выступивший в субботу на ее страницах известный писатель-моряк, ветеран Великой Отечественной Виктор Конецкий считает, что операция по эвакуации погибших моряков не обойдется без новых жертв. Потому, что потерпевшая аварию подлодка - это «адская каша, в самых невероятных местах которой на своих боевых постах будут находиться тела погибших». «И вот туда, - продолжает Конецкий, - пойдет водолаз с лампочкой вроде шахтерской на шлеме, а за ним будет тянуться воздушный резиновый шланг длиной в 45 метров». И это среди искореженного, вспоротого взрывом металла, среди обломков оборудования и останков тел: одно неверное движение - может случиться несчастье.

Повторил Виктор Конецкий и то, о чем писала газета «Трибуна»: «Вы когда-нибудь бутылку с газводой открывали, видели, как пузырьки газа вместе с брызгами из горлышка вылетают? То же происходит и с человеческим телом после подъема с глубины - эти «пузырьки» просто рвут его. Это будет уже не тело... Так что вручать родственникам?»

Знают ли об этом родные и близкие погибших подводников? В общем-то, знают. Но многие из них продолжают настаивать на эвакуации останков. Почему?

«Страшную версию, - пишет «Трибуна», - высказала сотрудница Петербургского клуба подводников - люди верили и до сих пор верят, что экипаж жив. Деньги, выделенные правительством, тратятся на лекарства, одежду и продукты для родных, которые, по их мнению, из последних сил «держатся» в залитых водой отсеках...»

Но кто возьмется убедить их не тревожить тела погибших моряков «Курска», оставив их в подводной братской могиле?