< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

«Союз Семипалатинск» в панихиде не участвовал

29 августа - печальная дата для многих жителей нашей страны и сопредельных государств - день памяти жертв семипалатинского полигона. В этот день 51 год назад здесь был произведен первый в СССР ядерный взрыв.В Новосибирской области официальный статус пострадавших от испытаний ядерного оружия имеют 78 ветеранов подразделений особого риска и около 300 жителей зараженных территорий. В Доме офицеров по этому случаю проведено собрание, траурная панихида состоялась в Воскресенском соборе. Только вот планы областной общественной организации «Союз Семипалатинск» разошлись с графиком официальных мероприятий, намеченных на этот день властями...

 29 августа - печальная дата для многих жителей нашей страны и сопредельных государств - день памяти жертв семипалатинского полигона.

В этот день 51 год назад здесь был произведен первый в СССР ядерный взрыв.

В Новосибирской области официальный статус пострадавших от испытаний ядерного оружия имеют 78 ветеранов подразделений особого риска и около 300 жителей зараженных территорий. В Доме офицеров по этому случаю проведено собрание, траурная панихида состоялась в Воскресенском соборе. Только вот планы областной общественной организации «Союз Семипалатинск» разошлись с графиком официальных мероприятий, намеченных на этот день властями. Рассказывает руководитель этой организации Елена Якубовская:

- Мы сейчас с областной организацией «Красный Крест» решаем вопрос о тысячах мигрантов из Казахстана и Алтайского края, которые так и не могут законодательно получить статус пострадавших. А таковых около 10 тысяч в нашей области. Например, мигранты привозят с собой казахстанские удостоверения, где указана даже доза облучения, а по нашим законам пострадавшими они не признаются. И Назарбаев средств на их льготы не выделяет. В год 50-летия мы писали президенту, просили сделать 29 августа общероссийским Днем скорби, но наше обращение оставили без внимания.

А в панихиде мы не участвовали. Это ветеранам спецподразделений нужно замаливать грехи до конца жизни. Нам до сих пор не понятно, почему законодательство приравнивает пострадавших мирных жителей и военнослужащих, почему общество не разделяет тех, кто был «на кнопке», и тех, кто оказался «под кнопкой». Наши гражданские права были нарушены, а они добровольно давали подписку, ехали за длинным рублем и льготами. Нас же, даже школьников, на время взрыва выводили на улицу, милиция ходила по домам и заставляла всех покинуть помещения, потому что во время взрыва вылетали окна, некоторые здания разрушались. Получилось так, что мы в этих испытаниях невольно становились

биообъектами. Годы были послевоенные, тяжелые, и всю эту радиацию приходилось принимать голодным людям, в отличие от подразделений особого риска, в паек которых входила даже красная икра. Они получали льготы тогда, добиваются их и сейчас. А моя мама умерла от рака желудка, до сих пор у нас рождаются дети-уроды, и когда наши молодые люди пишут в анкете: «В 23 года перестал быть мужчиной» - это страшно.