< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Молодым везде у нас дорога?

Девятилетний мальчуган, один дома, услышал за дверью: «Ваня, открой, свои!» Он тут же доверчиво щелкнул замками и обомлел.В дверной глазок видел знакомого Вадима, слышал его голос, а тут что-то непонятное и страшное. Черная блестящая куртка, маска - глаза блеснули в прорезях, черные грубые перчатки на руках.
Когда они начинают воровать и грабить?

 Девятилетний мальчуган, один дома, услышал за дверью: «Ваня, открой, свои!» Он тут же доверчиво щелкнул замками и обомлел.

В дверной глазок видел знакомого Вадима, слышал его голос, а тут что-то непонятное и страшное. Черная блестящая куртка, маска - глаза блеснули в прорезях, черные грубые перчатки на руках. Мальчуган рванулся бежать в большую комнату, крикнул, поскользнулся и грохнулся на пол. Парень в два шага догнал его, зажал рот, потащил в ванную комнату. В руках у него блеснул нож и ткнулся в шею: «Пискнешь, убью». Связал руки мальчишке за спиной, заставил лезть в ванну и лечь на спину, связал полотенцем и ноги. Сказать, что мальчик испугался, значит ничего не сказать. Но острый детский слух воспринимал невольно, что творилось в квартире. Шаги к входной двери, голос: «Заходите». И заходили мягко, но слышно по комнатам несколько человек. Снова голос: «Бери, неси». Вроде бы снова открылась входная дверь. «Может, ушли», - с надеждой подумал мальчишка. Но то пришел из школы его старший брат. И все тот же парень в маске и перчатках втолкнул его в ванную комнату, прямо в верхней одежде. «Влезай в ванну», - прохрипел налетчик. Брат сбросил ботинки и присел на корточки в ногах у младшего. Так они сидели, боясь дышать, слышали, как парни топтались по квартире. Но все же вдвоем было уже полегче. Все стихло, а они не сразу зашевелились. Старший развязал руки и ноги Вани, и они, затаив дыхание, вышли. В комнатах был разор, исчезли телевизор, музыкальный центр, видеоплеер, телефон. Старший от соседей вызвал милицию, позвонил матери.

Позже, в суде, она говорила, что почти все вещи были ей возвращены. Но кто восполнит здоровье детей? Младшего ей пришлось лечить от испуга. Он плакал, боялся один оставаться дома. А устроили налет парнишки, немногим постарше ее первого сына. Угрожал мальчикам ножом и связывал руки-ноги семнадцатилетний Александр Южаков. Бегал и таскал чужое пятнадцатилетний Сергей Вакорин. Но не они были главными. Сорганизовали их на разбойное нападение двадцатилетние Вадим Кильдеров и Костя Степакин.

Именно Кильдеров рассказал несовершеннолетним дружкам о состоятельной семейке. О том, что в квартире утром может быть только малолетка, который его знает немного и наверняка откроет. Он и действия каждого распланировал, отведя себе роль наводчика. А вперед выпустил глупых пацанов. Южаков, закончив в свои семнадцать всего шесть классов, и сумки припас, и ножик захватил из своего дома, где они совещались, и маску из шапки сделал. Как отметил суд, старшие подельники «вовлекли несовершеннолетних в совершение особо тяжкого преступления - разбой, пообещав похищенное продать, а деньги поделить, разжигая тем самым корыстное стремление». Южаков по наивности и жадности поверил, что «большую часть денег от продажи краденого отдадут ему и Вакорину». И согласился - «ему нужны были деньгм».

Но сообщнички, не успев разжиться награбленным, уже стали почти врагами. Похищенное спрятали во временно пустой квартире, от которой у их знакомого были ключи. Этот знакомый Антон объяснял позже: не знал, что вещи краденые. Объяснение вполне в духе времени. Сначала за вещами пришел Степакин, взял музыкальный центр, видеоплеер. За ним пожаловал Кильдеров. Раскричался, что не все на месте. А мама Южакова увидела у себя в доме два неполных флакона духов. Что уж она в тот момент подумала, делиться с судом не стала. И у сына спросить не успела - он быстро ушел, а потом его задержали.

Старшие налетчики упорно стояли на своем, что им неизвестен был возраст младших, считали их чуть ли не своими ровесниками, ну, чуть младше. Родственница Вакорина - его законный представитель в суде - прямо заявила: все это ложь. Не мог Кильдеров не знать, что Вакорину пятнадцать, был на его дне рождения. И вообще этот Вадим некоторое время жил у них в доме. Его мать просила: вроде сынок задолжал кому-то крупную сумму и нужно было спрятаться.

Теперь Вадим надолго исчезнет из вольной жизни. Его действительно можно считать, и не только по мнению матери перепуганных мальчиков, заводилой налета. Он и защищался в суде довольно хитро, меняя показания. Любопытно, что Вадим выстроил довольно изощренную защитительную позицию, а ведь он единственный из четверки не был судим. И его одногодок Степакин, и младшие налетчики к моменту разбойного нападения уже «отметились» в криминале. Во время следствия, уже задержанные за разбой, они были осуждены условно, с испытательным сроком за прежние кражи. Так что суду было из чего складывать наказание. Одиннадцать лет Степакину, десять Кильдерову - за разбой и вовлечение несовершеннолетних. Шесть лет Вакорину и семь Южакову - таков приговор районного суда по первой инстанции. События происходили в прошлом году, когда, как мы не раз писали, произошел прямо-таки всплеск имущественного криминала. Это дело - яркое свидетельство, как легко идут иные пацаны уже не на кражи, на разбой.