< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Японцам мы не особо нужны, считает новосибирский ученый, живущий и работающий в Японии

...Дело в том, что на Востоке доверие завоевывается очень долго. И долго оно потом сохраняется. Но, к сожалению, отношения Японии с Россией никогда не отличались высокой степенью доверия и какого-то сотрудничества. Отдельные, спорадические опыты его не могут заменить устойчивые, стабильные партнерские связи.Нам еще нужно много времени работать с Японией - так же, как мы это делаем с Китаем - чтобы потом процесс шел уже сам по себе.

 В первые дни сентября президент России Владимир Путин посетит Японию с визитом. Впрочем, совсем недавно он уже побывал в Стране восходящего солнца, приняв участие в саммите «восьмерки» на Окинаве. Причем зарубежные СМИ сообщили, что президент России, вопреки прогнозам, стал одним из главных действующих лиц встречи. Особенно рады были принимать Путина японцы: ведь они по-прежнему мечтают о том, чтобы поднять свой флаг над Курильскими островами. А вот как они вообще относятся к России, к русским - с этим вопросом мы обратились к новосибирскому ученому Петру Подалхо, который вот уже восемь лет живет в Японии. Магистр искусств получил степень в Осакском университете, а сейчас работает над докторской диссертацией о русской эмиграции в Японии. Кроме того, он преподает русский язык в ряде вузов.

Разговор начался с саммита, и начался весьма неожиданно:

- Если честно, то основная масса населения страны мало что знает об этом саммите. Дело в том, что японцев сейчас куда больше волнуют внутренние проблемы: например, курс иены и рост безработицы, которая в прошлом году достигла рекордного уровня - четыре процента. К тому же остров Окинава далек от материковой Японии.

Я прочитал в российских газетах, что люди в Японии смотрели на больших экранах за ходом саммита. Но могу сказать, что я нигде никаких экранов не видел.

- А как японцы относятся к Путину?

- Очень сдержанно. О нем никто практически ничего не знает, и если что пишут - так это о том, что он увлекается дзюдо. Пишут там о другом - о Курилах.

- По-прежнему хотят забрать острова?

- Там это называется иначе: восстановить историческую справедливость.

- А Бориса Николаевича, обещавшего решить проблему, вспоминают?

- Абсолютно никак. И в газетах ничего нет. Радио и телевидение тоже молчат с того времени, как он перестал быть президентом. Вообще, надо сказать, что про нас редко пишут хорошее. Обычно рассказывают либо о каком-то форуме, либо если, не дай Бог, случится катастрофа. Ну и, конечно, пишут про Чечню - это самая популярная тема. Японские СМИ предпочитают ничего от себя не добавлять, черпая информацию, например, в американских. Что-нибудь о Чечне появляется почти каждый день.

- Вообще, русских в Японии много?

- Очень мало. Если учесть персонал нашего посольства в Токио и трех генеральных консульств, всех работающих, учащихся и членов их семей, то в сумме наберется около двух тысяч человек. Российских граждан значительно меньше, чем англичан, немцев, французов, испанцев и итальянцев, бразильцев и перуанцев. Нас больше, чем греков и, конечно, больше, чем эфиопов, которых в Японии всего двое.

- Нужны мы им?

- Складывается впечатление, что не очень. Все, что Япония могла получить от России в торговом отношении, она с успехом получает из Китая и других стран: лес, уголь, нефть, металл. Большого интереса к России не чувствуется, серьезные проекты пока не обсуждаются.

- Почему?

- А дело в том, что на Востоке доверие завоевывается очень долго. И долго оно потом сохраняется. Но, к сожалению, отношения Японии с Россией никогда не отличались высокой степенью доверия и какого-то сотрудничества. Отдельные, спорадические опыты его не могут заменить устойчивые, стабильные партнерские связи.

Нам еще нужно много времени работать с Японией - так же, как мы это делаем с Китаем - чтобы потом процесс шел уже сам по себе.