< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Детский писатель решил повторить подвиг Александра Дюма

Сергей Белоусов, детский писатель и по совместительству журналист газеты «Новая Сибирь», в понедельник отмечает свое 50-летие. Его трилогия о приключениях Печенюшкина разошлась по стране тиражом в 420 тысяч. Мы встретились с писателем накануне юбилея.
Сергей Белоусов: «То, что я делаю сейчас, - смесь журналистики и беллетристики». Фото Аркадия УВАРОВА

 Сергей Белоусов, детский писатель и по совместительству журналист газеты «Новая Сибирь», в понедельник отмечает свое 50-летие. Его трилогия о приключениях Печенюшкина разошлась по стране тиражом в 420 тысяч. Мы встретились с писателем накануне юбилея.

- По профессии - вы инженер. Как случилось, что вы стали писать?

- Я почему-то всегда этого хотел и с детства мечтал стать или летчиком, или писателем. В итоге я не стал ни летчиком, ни писателем, а стал инженером. Меня убедили умные родители и знакомые, что мужику, имея голову на плечах, нужно прежде всего техническое образование, а там уже как пойдет. Закончил я НЭТИ, работал инженером на разных должностях и в разных организациях, но писать все равно хотелось. Знакомых у меня всегда было много из мира журналистики, литературы, театра. Но писать боялся, потому что инженером можно быть средним, а вот быть средним литератором - это, по-моему, такой стыд, позор и несчастье. Потом все же, правда, поздно, в 35 лет, я не смог с собой справиться. Хотел написать детектив, но в нем сразу же появились дети, и почему-то очень долго я их стал описывать, и в итоге то, что успел написать, выбросил и начал писать детскую сказку. Благо, у меня были две дочки - готовые персонажи, а обрамление уже придумывал сам. Две дочки у меня есть, а сына нет, и я как папа Карло из полена сам себе придумал героя - литературный персонаж. Так появился Печенюшкин.

- А как вы стали журналистом?

- Когда у нас началось очередное обнищание масс, и детские книги, как и многие другие, перестали покупать, мне предложили вести нечто вроде кулинарной хроники в «Новой Сибири».

И вот уже третий год я веду ресторанную критику в рубрике «Маршрут гурмана». Каждую неделю инкогнито, как обычный посетитель, иду в какой-нибудь ресторан, мне на это бухгалтерия выдает деньги. Сажусь, ем и пишу искренний отчет, как мне там понравилось.

Так я посетил уже больше сотни ресторанов и кафе. В городе я, наверное, не знаю заведений 6-8.

- Хорошая у вас работа.

- В общем-то, есть в ней и негативное. Хотя мне не верят, но бывает, например, такое: страшно болит зуб, а завтра сдавать материал - нужно идти в ненавистный ресторан, заказывать что-то ненавистное - опять эта черная икра! Анекдот, конечно, но бывает и такое.

- Вы один ходите по ресторанам?

- Нет, стараюсь ходить с женой. Прежде всего мне это нравится, ей, по-моему, тоже. Кроме этого, мы можем попробовать больше блюд и, соответственно, точнее описать кухню заведения, и главное - есть свидетель, и меня труднее уличить во лжи.

- Вы окончательно перестали писать книги?

- То, что я сейчас делаю, - это смесь журналистики и беллетристики. И на этой основе я решил выпустить нечто вроде кулинарной книги - там будут кулинарные истории, байки с историческими сведениями, с хохмами, кулинарными анекдотами, тостами, курьезами, и, естественно, рецептами - домашними, и старинными, перешедшими от матушки, от бабушки, от друзей и знакомых, а также рецепты из редких кулинарных книг.

- Откуда вы берете исторические байки, истории про те или иные блюда?

- В кухонных делах нового не так много. За эти годы я перекопал груду кулинарной литературы и убедился, что кулинарные байки одни и те же бродят у разных авторов от сотворения мира до наших дней. И каждый их чуть-чуть по-своему интерпретирует, что-то приукрашивает, добавляет или опускает, а потому авторство той или иной кулинарной истории отследить невозможно. Есть такие бродячие байки, например, о кофе: все пишут о пастухе, коза которого в запамятное время попробовала ягоду с некоего кустарника, потом стала безумно резвой, начала прыгать и скакать. Пастух только благодаря этому попробовал эту ягоду сам, и так появился кофе. Можно самому сочинить кулинарную новеллу, что я иногда и делаю. Если все будет нормально, то книга выйдет в сентябре-октябре. Пока ее последнее рабочее название - «Вкуснодром».

- Вы, наверное, хорошо готовите?

- Я готовлю хорошо. Не в жару будет сказано, но я, например, обожаю фасолевый супчик из копченой рульки, который готовится очень просто: варится копченая рулька, туда мелко режется много лука, вымачивается фасоль, потом проваривается в этом бульоне, рулька снимается с кости и режется как вам нравится и бросается в суп, специи можно добавить по вкусу - аромат совершенно дивный, вот зимой с мороза даже можно водку не пить.

- Будет ли продолжение приключений Печенюшкина?

- Пока продолжений не будет по прозаическом причине - чтобы сесть и написать качественно следующую книжку, мне нужно полгода - год этим заниматься и в это время на что-то жить.

- Какие планы на будущее?

- Я еще не написал ни одной пьесы в жизни и мне интересно это попробовать. Если бы у меня были деньги и время, то я бы написал то, чего еще никто никогда не делал - большой кулинарный роман.