< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

На кой она НОВЭЗу, такая «мировая»?

Какая там мировая! Если тонкие и совсем уже тончайшие процедурные уловки расставляются на каждом шагу! Ежели в самый разгар собрания кредиторов является судебный пристав и объявляет собравшимся, что все это мероприятие в юридическом смысле - фикция. Рифма Галича «голосованием»- «колесованием» в который раз лучше всякой там юридически-казуистической терминологии передает суть происходившего на НОВЭЗе 2 августа между 14.00 и 19.00. Нет, не мириться собирались. То, что по регламенту названо «мировым соглашением», должно было как раз разрушить наступившее после пришествия новой команды перемирие и «вернуть все назад».
Использовано фото ИТАР-ТАСС

 О том, что собрание кредиторов НОВЭЗа подзатянулось, можно было догадаться по все отодвигаемому началу пресс-конференции. Только самый непроходимый тугодум мог не дотумкать, что собрание, постскриптумом к которому была задумана эта пресс-конференция, выплеснулось за протокольно-регламентные берега. Наконец в сумерках уже прибыла из Линева оказия. И не одна. Вслед за ожидавшимися выступающими в чертоги пресс-клуба вступили их оппоненты. Атмосферой собрания кредиторов, судьбоносным вопросом которого был вопрос о «мировом соглашении», пахнуло... Какая там мировая! Если тонкие и совсем уже тончайшие процедурные уловки расставляются на каждом шагу! Ежели в самый разгар собрания кредиторов является судебный пристав и объявляет собравшимся, что все это мероприятие в юридическом смысле - фикция. Рифма Галича «голосованием»- «колесованием» в который раз лучше всякой там юридически-казуистической терминологии передает суть происходившего на НОВЭЗе 2 августа между 14.00 и 19.00. Нет, не мириться собирались. То, что по регламенту названо «мировым соглашением», должно было как раз разрушить наступившее после пришествия новой команды перемирие и «вернуть все назад». Маленького Тулона, правда, и на этот раз не получилось у отправленной в отставку руководящей команды. Хотя желающие «колесования» новых директора завода и внешнего управляющего поднялись в полный рост, крепко сжимая в решительных ладонях древко знамени борьбы за правое, по их мнению, дело. И хотя на этом поле брани не рвались ядра, баталия вышла нешуточная. К счастью, часовые пояса на теле нашей державы размечены так, что когда в Линеве садятся за столы «мирных переговоров», где-нибудь в подмосковном Одинцовском городском суде только утренние чаи гоняют. Поэтому звонки по поводу появления пристава застали одинцовских служителей Фемиды как раз к обеденному разговлению. И проблема была снята, выяснилось, что суд ничего против проведения собрания не имеет.

Припозднившаяся пресс-конференция дала довольно выпуклое представление о позициях оппонентов. В частности, внешний управляющий НОВЭЗа Юрий Парыгин довел до сведения собравшихся, «что было принято решение о невозможности заключения мирового соглашения на данном этапе». Собрание пришло также к решению о необходимости переизбрания комитета кредиторов и об избрании нового комитета кредиторов. Кроме этого рассматривался вопрос об утверждении положения о комитете кредиторов.

Среди «сугубо юридических причин», связанных с нормами закона о несостоятельности и банкротстве, Юрий Парыгин назвал такую: требуется, чтобы за мировое соглашение проголосовали все кредиторы, обеспеченные залогом, а в данной ситуации кредиторы, имеющие залоговые обязательства, проголосовали против. Это и стало причиной отклонения проекта мирового соглашения. К тому же большинством голосов конкурсные кредиторы, т. е. кредиторы пятой очереди, проголосовали против утверждения мирового соглашения. Основанием для такого голосования стали такие моменты, как: а) текст мирового соглашения содержал явные несоответствия с нормами и требованиями Закона о банкротстве, б) было представлено заключение Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству. А суть этого заключения в том, что данное мировое соглашение может нанести ущерб государству...

Добавленное к сказанному руководителем дирекции НОВЭЗа Виктором Пироговым дорисовало картину, так сказать, с другого боку. Несмотря на действия недоброжелателей, производство функционирует. Объемы производства возрастают, равно как и прибыли. Если прежнее руководство продавало готовую продукцию по 700 долларов за тонну, то нынешнее успешно торгует, держа цену по 1000 долларов за тонну. Ну а разница в 300 долларов, понятно, возвращается на завод и является источником погашения кредиторской задолженности.

«Говорить о перспективах сегодня несколько рано, - сказал также Виктор Пирогов, - потому что завод необходимо привести в состояние нормального производства, поскольку весь цикл довольно длительный... Плюс ко всему необходимо расширить и объем производства, и объем реализации. На это требуется время. И мы будем говорить о реальных сроках возвращения кредиторской задолженности после окончания третьего квартала. Мы получили завод с нолем на счете, с большими долгами, с отвлечением оборотных средств...»

Отвечая на вопросы, Виктор Пирогов назвал действия «ряда кредиторов, мягко говоря, некорректными», и уж по крайней мере нисколько не способствующими стабилизации производства. Потерпевшие процедурное фиаско оппоненты, понятно, не согласные с обозначением сих действий в отношении некоторых работников НОВЭЗа термином «шантаж», тут же выдали целый ворох контраргументов. Выслушав их доводы, можно было окончательно убедиться, что ни о какой «мировой» в представленном собранию «мировом соглашении» не могло быть и речи. Никаких таких юридических «брудершафтов» задуманная, тщательно спланированная, но с треском провалившаяся акция не подразумевала. Судя по всему, смещенная команда одержима идеей-фикс «войны до победного конца». Один из самых тяжеловесных доводов «частников» в полемике с «государственниками» - запланированная на сентябрь продажа государственного пакета акций. По крайней мере, вступившие в полемику юристы тягающихся сторон дали понять, что они без работы не останутся. Достанет дел и судам, как арбитражным, так и общей юрисдикции. Поможет ли все это вывести предприятие из процедуры, называемой «внешним управлением», сбросить бремя долгов, стать поистине «бюджетообразующим»? Поживем - увидим...