< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Перегруженная штанга

...О достаточном количестве новых троллейбусов городским депо пока остается только мечтать. Давно требует обновления контактная сеть - иные провода помнят еще Никиту Хрущева. Зарплата водителя за довольно суровый труд сегодня не дотягивает до двух тысяч, кондуктора - и того ниже. Словом, на всем знакомых троллейбусных «рогах» (по-научному, штангах) сегодня висит неимоверный груз. И можно только лишний раз поклониться коллективам наших четырех депо, с честью тянущих эту ношу. Нормальный японский троллейбусник в тех же условиях давно бы сделал себе харакири прямо на маршруте, и все бы его по-человечески поняли и не осудили.

 Мир новосибирского наземного городского транспорта можно представить стоящим на трех «китах»: автобус, трамвай, троллейбус. Но сегодня эти «киты», увы, неравноценны. Первый порядком одряхлел, да и питание для него обходится все дороже. Второй после многократного обрезания хирургами от мэрии (варварская, надо сказать, операция по человечьим меркам) оказался разделен пополам, как последняя амеба, и удален в основном на окраины. И лишь третий «кит» пока что уцелел в наибольшей степени. О нем и пойдет речь.

Михаил Анищенков, заместитель начальника Кировского троллейбусного депо:

«Проблемы? А у кого сегодня их нет? Тем не менее, работаем и работу не прекращаем. Впрочем, наши проблемы - прежде всего проблемы города в целом. С этого можно и начать».

Кировский троллейбус - это рабочее Левобережье: все основные его маршруты проходят здесь. Сегодня заводские гиганты Левобережья, исправно поставлявшие пассажиров кировчанам, являют собой натюрморт «Мечта реформатора»: одни почти стоят, другие практически лежат, третьи слабо шевелятся. Редкий труженик ежедневно прошмыгивает по улице Станционной, где, как на грех, продолжают шастать пустые рогатые ящики. Что привезет кондуктор с такой дороги?

Михаил Анищенков:

«Выручка, которую везут кондукторы, - наш основной источник зарплаты и покупки запчастей. А теперь давайте прикинем. Четыре маршрута из наших шести задействованы на Затулинский жилмассив, откуда за те же два с полтиной можно доехать до площади Маркса на коммерческом автобусе. Так «денежные» пассажиры в основном и делают. Нам остаются «льготные» горожане.

Конкуренция? Я не против, но все же условия должны быть равными, и прежде всего по льготному проезду. Об этом разговор идет много лет, но все как было, так и есть».

Действительно, оно так - к примеру, на упомянутом участке от Затулинки до площади Маркса сегодня выручка частного «пазика» куда выше, чем муниципального троллейбуса. Разницу, образующуюся из-за проезда «льготников», должны дотировать городской и федеральный бюджеты. С федерального взятки вообще гладки - ему проще выделять дотации Чечне или кипрским офшорам, чем новосибирским троллейбусам. Но и родной городской бюджет в последнее время не балует дотациями своих транспортников - дескать, ищите выручку сами, сохраняя при этом все придуманные нами льготы. По- русски это называется: и на определенную точку присесть, и рыбкой пообедать.

Кстати, об обеде. Кировчанам еще повезло - пока что в их распоряжении остался диспетчерский пункт, расположенный в арендованной квартире на Затулинке. Таких точек в городе когда-то насчитывалось около десятка, а осталось всего три, из них одна-единственная затулинская - на Левобережье. Здесь оборудована столовая, действует туалет, но...

Вся беда в том, что это благополучие может рухнуть в любую минуту. Сегодня диспетчерская напоминает блокпост на чеченской территории, постоянно осаждаемый боевиками. Мотив у чиновников мэрии один - не слишком ли жирно держать отдельную квартиру для скромных троллейбусных тружеников? Пока что кировчанам удается успешно обороняться, но в случае поражения им придется перейти на статус коллег из Ленинского троллейбусного депо, которым на их маршрутах ни поесть, ни, простите, произвести обратное действие.

Михаил Анищенков:

«И все же стараемся выживать, несмотря ни на что. Поменяли, к примеру, маршрут 29-го троллейбуса - и пассажирам удобнее стало, и у нас доход поднялся. В депо работают восемь коммерческих «пазиков» - тоже реальные деньги в кассу. Тем не менее, были бы мы на правом берегу - было бы легче».

Троллейбусные депо самой жизнью поставлены в неравные условия. Центр, вокзал, рынки - места скопления «денежных» пассажиров - находятся на правом берегу. Поэтому доходы в правобережных депо - Дзержинском и Заельцовском - будут всегда заведомо выше, чем в Кировском и Ленинском. А, допустим, колесо для троллейбуса стоит одинаково что справа от реки Обь, что слева от нее.

Особая проблема - качество проезжей части городских улиц. Вместе с Михаилом Анищенковым мы пропутешествовали по одному из самых прибыльных маршрутов кировчан - 29-му. Трасса на Северо-Чемской жилмассив, по которой ежедневно выполняются десятки рейсов, цензурной критике, увы, не подлежала.

Михаил Анищенков:

«Вот так и ездим - гробим машины. А одно колесо, между прочим, уже на три тысячи тянет. В ином троллейбусе и сварку не применишь - металл от старости просто расползается».

О достаточном количестве новых троллейбусов городским депо пока остается только мечтать. Давно требует обновления контактная сеть - иные провода помнят еще Никиту Хрущева. Зарплата водителя за довольно суровый труд сегодня не дотягивает до двух тысяч, кондуктора - и того ниже. Словом, на всем знакомых троллейбусных «рогах» (по-научному, штангах) сегодня висит неимоверный груз. И можно только лишний раз поклониться коллективам наших четырех депо, с честью тянущих эту ношу. Нормальный японский троллейбусник в тех же условиях давно бы сделал себе харакири прямо на маршруте, и все бы его по-человечески поняли и не осудили.