< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Спекуляция билетами узаконена?

Некоторое время назад мы писали о ситуации с железнодорожными билетами,которых нынешним летом днем с огнем не сыщешь. Журналисты склонялись к версии, что все билеты скупили перекупщики и теперь спекулируют. Однако в пресс-службе УВДТ нас тогда заверили, что в Новосибирске перекупщиков нет... О чем мы и сообщили читателям.Так вот, дорогие читатели, мы вас обманули. Не по своей, как вы понимаете, вине... Сегодня мы опять вернулись к этому вопросу и выяснили, что перекупщики в Новосибирске есть, спекуляция билетами цветет махровым цветом и даже имеет статус... вполне законной предпринимательской деятельности.

Полпред президента Леонид Драчевский был изумлен, когда ему на вокзале Новосибирск-Главный предложили купить билет с рук по завышенной цене.

Стоять в очереди или переплачивать? Фото Сергея ПЕРМИНА

 Некоторое время назад мы писали о ситуации с железнодорожными билетами, которых нынешним летом днем с огнем не сыщешь. Журналисты склонялись к версии, что все билеты скупили перекупщики и теперь спекулируют. Однако в пресс-службе УВДТ нас тогда заверили, что в Новосибирске перекупщиков нет, а всему причиной резкое увеличение объема пассажирских перевозок. О чем мы и сообщили читателям.

Так вот, дорогие читатели, мы вас обманули. Не по своей, как вы понимаете, вине. Да и нас, наверное, обманули не по злому умыслу. Сегодня мы опять вернулись к этому вопросу и выяснили, что перекупщики в Новосибирске есть, спекуляция билетами цветет махровым цветом и даже имеет статус... вполне законной предпринимательской деятельности.

Билетные спекулянты, или, как называют их сотрудники ЛОВД на станции Новосибирск-Главный, «билетеры», имеют свидетельства на гербовой бумаге о том, что владелец данного документа может осуществлять посреднические услуги. В графе «срок действия лицензии» жирным шрифтом пропечатано слово «БЕССРОЧНО». Далее ряд печатей и подпись представителя Новосибирской городской регистрационной палаты Г.Ф. Бахминой. Вот так. «Посредническими услугами» в данном случае является перекупка билетов. Причем осуществлять данный вид «деятельности» обладатели свидетельств могут бессрочно, будучи уверенными в своей полной безнаказанности.

Сотрудники транспортной милиции пробовали было задерживать перекупщиков и наказывать в соответствии со ст. 156 Административного кодекса: «Незаконное предпринимательство». В ответ на это «предприниматели» написали жалобу в транспортную прокуратуру: дескать, сотрудники ЛОВД мешают работать честным людям.

- Если прокуратура сочтет наши действия незаконными, тогда я не знаю... - разводит руками начальник ЛОВД на станции Новосибирск-Главный Владимир Руденко.

Хотя тут и знать нечего. Сейчас сотрудники ЛОВД по крайней мере не пускают «билетеров» в вокзал и время от времени их задерживают. Орудуют перекупщики на привокзальной площади и на мостике через улицу Шамшурина.

Берут они по 500 рублей «сверху» за каждый проездной документ. Кроме южных рейсов. Чтобы уехать в Сочи фирменным поездом, придется переплатить примерно 1,5 тысячи - товар повышенного спроса. За лето расторопный перекупщик может «заработать» денег на приличную машину. Это при том, что половина «навара» идет нечестному кассиру, который действует «в связке» с перекупщиком.

За один час моего пребывания в ЛОВД оперативники задержали двоих «билетеров». Дальнейшая их судьба пока неизвестна. Может, оштрафуют на какую-нибудь незначительную сумму, а может, глянут в предъявленную бумажку с печатями, скажут: извините, мол, ребята, ошибочка вышла, и отпустят с миром.

Кстати, в прошлом году у железнодорожных милиционеров была похожая напасть - приснопамятные «тараканщики». Эти «милые люди» дурили посетителей вокзала с помощью компьютерной игры. У них тоже была лицензия с печатями, выданная той же регистрационной палатой. И администрация вокзала тогда говорила, что все нормально, все так и должно быть. И «тараканщики» жаловались во все инстанции на милиционеров, что им не дают «честно» работать. А в милицию толпами шли обманутые граждане, лишившиеся довольно крупных и зачастую последних денег. То, что мы наблюдаем сегодня, - вариации на ту же тему?

И все-таки, как они это делают? Своими глазами, стоя у железнодорожных касс, довелось наблюдать такой эпизод. Подходит человек, протягивает в окошечко паспорт. Кассир пробегает пальцами по клавиатуре компьютера, после чего разворачивает монитор экраном к пассажиру. На экране высвечивается: «Билетов нет». Затем подходит другой клиент, просит билет на то же самое направление и то же число и... получает его. Чтобы понять, как именно это выходит, надо быть профессиональным программистом и искать недостатки в компьютерной программе, с которой сейчас работают кассиры. Видимо, кассир путем манипуляций с компьютером может «спрятать» определенное количество билетов в памяти машины и достать их только тогда, когда лично ей это будет нужно. Быть может, специалисты по вычислительным системам объяснят это как-то по другому. Но одно очевидно, как божий день: без непосредственного участия билетных кассиров перекупщики билетов действовать не могут.

Теперь следующий вопрос: кто такие «билетеры»?

- В подавляющем большинстве это бывшие сотрудники вокзала, - отвечает начальник дежурной части вокзала Новосибирск-Главный Анатолий Емельянов. - Бывшие грузчики, носильщики, есть бывшие милиционеры. Одним словом, люди, знающие все ходы-выходы и, разумеется, хорошо знакомые с кассирами.

«Тараканщиков» на Новосибирском вокзале в последнее время не видно - изничтожили. В скором времени (автор на это надеется) выгонят и перекупщиков. Только вот не проще ли было не бороться с трудностями, а не создавать их? Не выдавать свидетельства и лицензии с абстрактными формулировками «посреднические услуги» или «игровая деятельность», под которыми потом, оказывается, подразумевается чистой воды мошенничество. Четче осуществлять контроль над сотрудниками: билетными кассирами, например. Ужесточить нормативные акты, согласно которым назначается наказание незаконным предпринимателям, мошенникам и иже с ними. Сейчас, это отмечают практически все сотрудники милиции, с подобными правонарушениями бороться чрезвычайно трудно именно потому, что борются одни милиционеры. Все остальные структуры либо бездействуют, либо чинят препоны посредством выдачи лицензий на обман.