< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

С работы не вернулся...

Любим мы впопад-невпопад произносить банальные сентенции типа «Работа - не волк, в лес не убежит», «Пусть трактор работает - он железный». А между тем производство, как Молох, каждый год забирает свои жертвы. И если уж говорить о причинах, то, пожалуй, в 99 процентах происшествий ни о каких случайностях и речи быть не может. Всего за полугодие в области на производстве погибли 44 человека. За весь прошлый год - 88. Казалось бы, жертв будет столько же. Но еще впереди уборочная кампания, осень-начало зимы, когда травматизм традиционно увеличивается и в селе, и в городе. В 1998 году жертв труда было меньше всего за последнее десятилетие - 65 человек. Почему?
Оживление производства привело к росту травматизма. А труженик незащищен и запуган. Фото Бориса БАРЫШНИКОВА

 Человека засосало в зерно, как в зыбучие пески. Задохнулся. Машинист ООО «Мельница АК», работая на специальном отопительном аппарате, упал в приемный бункер зерна и не смог выбраться.

Подвыпивший кочегар решил проверить, осталась ли нефть в резервуаре, и поднес к его горловине зажженную бумагу. Взрывом кочегара отбросило. Жив-то остался, но лечиться пришлось долго. Здоровье так и не восстановилось.

На лесосеке Ордынского лесхоза тракторист был убит свалившимся на него деревом. Спиленное, но зависшее и не убранное, оно будто ждало своей жертвы. Но при чем дерево, если люди не проследили...

В мае в Черепановском районе слесарь-сантехник ремонтировал канализационный коллектор, неожиданно осыпался грунт, и под его напором ремонтник полетел в яму со стоками. Через полтора суток умер в больнице. Слесарь в одном из сельхозтовариществ Краснозерского района самовольно открыл электросиловой щит и был поражен электротоком.

В ПАТП-3 Новосибирска в мае водитель заменял колеса у автобуса. Что-то там двинулось, и его прижало кузовом: травма, несовместимая с жизнью. В январе в Линевском домостроительном комбинате погиб формовщик, его товарищ получил тяжкие увечья. Были нарушены правила эксплуатации грузоподъемных кранов...

Череду человеческих трагедий можно продолжать. Остались жены, дети, старики-родители. Да, комиссии разобрались с причинами: неисправные механизмы, плохая организация работ, нарушение требований техники безопасности, неосторожность, неумение, пьянка, халатность, наконец. Но что из того близким, ведь деньги за смерть не заменят отца, мужа.

Любим мы впопад-невпопад произносить банальные сентенции типа «Работа - не волк, в лес не убежит», «Пусть трактор работает - он железный». А между тем производство, как Молох, каждый год забирает свои жертвы. И если уж говорить о причинах, то, пожалуй, в 99 процентах происшествий ни о каких случайностях и речи быть не может. Трактором управляет человек. Одного на «железном коне» понесло по льду Оби - провалился, утонул. Другой напился и сел за рычаги - опрокинулся и погиб. Третьего задавило, когда он отцеплял прицеп. Факты этого года.

Всего за полугодие в области на производстве погибли 44 человека. За весь прошлый год - 88. Казалось бы, жертв будет столько же. Но еще впереди уборочная кампания, осень-начало зимы, когда травматизм традиционно увеличивается и в селе, и в городе. В 1998 году жертв труда было меньше всего за последнее десятилетие - 65 человек. Почему? На вопросы нашего корреспондента отвечает заместитель руководителя Государственной инспекции труда в Новосибирской области, отвечающий за охрану труда, Юрий Мочкин.

- Как ни драматично, может быть, выглядит мое объяснение, но от него не уйти. Оживляется производство, а значит возрастает травматизм. Десять лет назад в среднем погибало на производстве сто восемьдесят человек в год. С прошедшего года началось увеличение.

- Прежняя система охраны труда, когда главными в ней были профсоюзы, изменилась. Теперь основной надзор и профилактика за вашей структурой. Что более всего вас тревожит? Что лежит в основе травматизма на работе и гибели людей?

- Назову несколько самых распространенных причин. Сейчас часто человек остается незащищенным. Не знает закона, не знает своих прав, не знает куда обратиться. Второе, люди у нас, если можно так сказать, запуганы. В связи с безработицей они готовы на все - на любую работу в любых условиях. Работодатели, а это теперь любой предприниматель, собственник киоска или крошечного цеха, далеко не все знают, что их обязанность по закону - создавать безопасные условия труда. Третья причина - износ оборудования, зданий и сооружений. Из них выжимается все, что можно. И еще - весьма опасная тенденция: резко упала трудовая и производственная дисциплина на селе, а потому там значительно возрос травматизм.

...Задохнулся при пожаре сторож одного из хозяйств Краснозерского района, как выяснилось, пьяный. О подвыпивших трактористах упомянуто выше. Дикий случай произошел в мае в АОЗТ имени Дзержинского Карасукского района. Погиб ужасной смертью несовершеннолетний поливальщик. Его одежду захватило карданным валом поливальной установки - не было ограждения. А что это, как не нарушение той самой производственной дисциплины?! Отсутствие поручней стало и причиной гибели работницы Краснозерского молочного завода. Она спускалась с эстакады по деревянному настилу через ванну, наполненную горячей творожной сывороткой, потеряла равновесие и упала в ванну. А ухватиться было не за что. Две недели за жизнь женщины боролись медики, но она скончалась от ожогов. Это, пожалуй, самые тяжкие происшествия, если обстоятельства гибели можно как-то сравнивать. Еще одна женщина погибла в помещении ООО «Эпос и К», где произошел взрыв на участке приготовления пиротехнических изделий. Всего пострадало десять человек.

В городе тоже есть «трагический» рекорд. На АООТ «Промстальконструкция» погиб ветеран-наладчик при опробовании старого и довольно разболтанного холодно-штамповочного оборудования. При ударе отлетел кусочек металла и вонзился, как осколок, в левую сторону груди. Человек истек кровью. В том же месяце составитель поездов на территории был раздавлен пакетом металлоконструкций весом в 760 килограммов. Пакет был неправильно закреплен на платформе и при движении тепловоза соскользнул. Человеку даже некуда было отскочить, даже если бы он успел это сделать. Рядом с путями тесно наложены металлоконструкции. Возбуждено уголовное дело. Расследования, естественно, проводятся по каждому происшествию. Часть материалов уходит в прокуратуру.

Государственная инспекция труда имеет право приостанавливать работу цехов, участков, отдельных станков, машин. И происходит это все чаще. За весь прошлый год приостановлена была работа 49 подразделений, нынче за полгода - уже в 90. Что вполне логично, учитывая все более стареющее оборудование. Если бы не эти меры, несчастных случаев было бы больше. Остановлена была временно работа котельной Барабинского вагонного депо - персонал не аттестован. Не работал склад пиломатериалов в ЗАО «РСУ-2»: не прошел техническое освидетельствование кран, а крановщик и стропальщики - проверку по безопасности труда. Не выходил некоторое время в рейс теплоход «Ястреб» из-за нарушений судового электрооборудования и механизмов.

В одном из хозяйств Усть-Таркского района технический осмотр прошла только треть из 68 тракторов. У других не было фар впереди, зеркал заднего вида. На таких тракторах и трезвый может наехать на кого-нибудь или опрокинуться.

Весьма опасные факты выявляют инспекторы. В ремонтной мастерской две несущие стены имели сквозные трещины сверху донизу. На участке мойки автомобилей в ОАО «Агропромстройтранс» установлены какие-то доисторические ворота. Открывать и закрывать их надо вручную, поднимая с боков грузы-противовесы. Если вдруг порвется трос, держащий эти грузы, ворота могут рухнуть на машины и людей. Список разгильдяйств, увы, почти бесконечен.

Более трехсот руководителей наказано штрафом на общую сумму в 174 тысячи рублей. Почти пятьсот начальников всех уровней отстранялись от работы до переаттестации и устранения нарушений. Несколько человек осуждены. И все это - только за первое полугодие.

Находятся умники и хитрецы, пытающиеся скрыть несчастные случаи. В Убинском районе в одном из хозяйств зимой в гараже погиб тракторист. Его тихо схоронили. А у него трое детей осталось. Их ведь надо кормить-поить. А кто будет платить? Родня как-то странно себя повела: вроде бы не надо никакого расследования. Но без этого не обойтись, чтобы по закону определить необходимость выплаты страхового взноса. Что же все-таки стряслось, узнали только в апреле. Наехал на тракториста его родной брат. В тот вечер в гараже все так пили, что никто толком не помнит, что же произошло. А если помнили - молчали. Родня голосила: один брат в могиле, а другого - в тюрьму? Расследование не кончилось, виновные понесут наказание. А детям будет платить фонд социального страхования.

И все же, как поступать «незащищенным», «запуганным», «непросвещенным» простым работягам, если есть попытки скрыть несчастный случай?

Заместитель руководителя Государственной инспекции труда Юрий Мочкин советует обращаться и в профсоюзы, и к ним в инспекцию. Можно дать сообщение, получить разъяснение, консультацию по телефону 17-26-76.