< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

У преступлений - женское лицо

Как долго можно скрывать, что близкий тебе человек - убийца? И можно ли с этим человеком вместе жить: есть, спать, смотреть телевизор? А еще и сесть в машину, владелец которой был им убит, и разъезжать, демонстрируя свой, так сказать, престиж? Вопросы, понятно, не праздные, а имеющие прямое отношение к нижеследующей криминальной истории.

 Как долго можно скрывать, что близкий тебе человек - убийца? И можно ли с этим человеком вместе жить: есть, спать, смотреть телевизор? А еще и сесть в машину, владелец которой был им убит, и разъезжать, демонстрируя свой, так сказать, престиж? Вопросы, понятно, не праздные, а имеющие прямое отношение к нижеследующей криминальной истории.

Двадцатидвухлетняя Светлана Захарова, продавец, мать крошечного младенца, своими действиями на все эти вопросы дала ответ - да, можно. Наверное, ей было страшно, она могла предвидеть, чем закончится прямо-таки экстремальная попытка ее друга мгновенно разбогатеть. Может быть, она могла бы как-то и противостоять его безумной идее-фикс... Но все случилось, как наметил сожитель Светланы Рафаэль Герейханов.

Судя по всему, она и не могла, и не хотела противодействовать его плану. А уж сообщить об убийстве мужчины, отца двоих детей, и вовсе не входило в ее намерения.

А ведь с Герейхановым мать-одиночка едва ли прожила вместе месяц до того, как он замыслил свой кровавый «бизнес». Странно сходятся иные женщины, чаще молоденькие мамашки, с мужчинами. То ли им скучно жить в одиночестве. Но ведь есть же ребенок, которого надо поднимать. То ли избранник златые горы обещает. Чаще всего ожидания так и остаются в мечтах. А реальность с каждым днем все мрачнеет. И уйти от нового «мужа», или, точнее, сожителя уже как бы невозможно - он этого не хочет. И жить с ним вместе боязно, даже и опасно. В этой истории Рафаэль поселился у нее. Нигде не работал и чего-то вроде бы боялся. Кому-то должен был, не отдавал - нечем было. Из дому почти не выходил, прятался. Сестра Светланы потом на суде говорила, что они часто ссорились. Света упрекала Рафаэля. Но - скандалили и мирились. Такая вот короткая семейная жизнь. И закончилась она смертью чужого человека.

Где-то ближе к середине октября прошлого года состоялся у Светы разговор с Рафаэлем. Упорно несколько раз он ей сказал, что хочет купить машину. Она-то досконально знала, что на хлеб и выпивку денег нет, с трудом кормятся и кормят ребенка, так о какой машине может идти речь. На что он резко ответил: «Не твои это проблемы!» И объяснил, что будет договариваться, а если и удастся, то и убить может. Она вздрогнула, но всерьез эти слова не восприняла. Плохо знала своего так называемого муженька. А скорее всего, не захотела вникать. Но пришлось, и очень скоро.

Днем 15 октября они вдвоем приехали на авторынок «Ветеран». Герейханов ходил, смотрел автомобили, приценивался. И наконец остановился возле ВАЗа цвета «вишня». Знала Света, что не то что денег, но и документов нормальных у сожителя не имелось. А он, знай, ведет переговоры. Попросил ее загранпаспорт, на него и стали оформлять покупку. Сотрудница рынка запомнила хорошо, что ВАЗ-«вишня» оформляла на загранпаспорт молодой женщины. Еще спросила у продавца машины: «Деньгами рассчитались?». И услышала в ответ: «Рассчитаемся». Эта сотрудница продавца последней видела живым.

Втроем сели в машину и поехали как бы за город, куда указывал водителю Герейханов. Света вспоминала на следствии и в суде, что он вел себя странно, был весь «на нервах». На остановке «Пединститут» Рафаэль приказал ей выйти и ждать его здесь. Вернулся он минут через сорок. Сев в машину, женщина увидела кровь - на заднем сиденье, на куртке, брюках, на руках Герейханова. Он сказал, что убил человека.

На берегу Ини они мыли машину. А она жгла на костре его одежду, чехлы от автомобиля. Вечером, уже дома, он еще раз с подробностями повторил ей все. Но не сказал, что в озверении нанес мужчине более шестидесяти (!) ударов ножом. Наверное, она была напугана. Ну и что? Вечером еще раз мыла машину, а потом поехала к знакомой в садовое общество, где оставила автомобиль на ночь. Знакомой объяснила, что ВАЗ отдан за долги. А через день Рафаэля арестовали.

Областной суд приговорил его по первой инстанции к семнадцати годам в колонии строгого режима. Светлану Захарову за заранее не обещанное укрывательство преступления к условной мере наказания.

Женщина и убийство - это сочетание, еще не так давно несопоставимое, теперь уже не удивляет. Наркомания, воровство, мошенничество - эти криминальные профессии освоили представительницы слабого пола. И душегубство, увы, тоже не исключительно мужская территория. Светлана знала и не остановила, помогала убийце. А вот Людмила Кожевникова спланировала и осуществила. Да еще и сына-подростка привлекла и его друга.

В июне вынесен приговор в областном суде по делу Кожевниковой (он еще не вступил в законную силу). На скамье подсудимых тридцативосьмилетняя женщина, ее пятнадцатилетний сын Павел Тимченко и его приятель, шестнадцатилетний Роман Квашнин.

Жизнь у Людмилы Николаевны как-то не сложилась. Сын был, семьи настоящей не было. Муж скандалил, поколачивал ее. Вот и ушла она от него к одному хорошему человеку. Весной прошлого года стали вместе жить, брак зарегистрировали. Деньги у мужа водились, получил пополам с сестрой за продажу квартиры умершего отца. Одно мешало: болел новый муж туберкулезом в тяжелой форме. По словам Кожевниковой, болезнь, а вернее, неряшливость мужа, склонность к выпивке в конце концов навели ее на мысль разделаться с ним. А ведь прожили вместе едва ли полгода. Понять нормальному человеку такое сложно. Как и то, что мать свой план обсудила с сыном, которому к тому времени еще и пятнадцати не было. Мальчишка поделился с приятелем по фамилии Квашнин. Тот обещал помочь избавиться от тела.

Поздним вечером в конце октября Людмила Николаевна напоила супружника до бесчувствия. Когда он уснул, достала подготовленную заранее ременную ленту. Мать подняла голову спавшего, а сын накинул петлю. Затягивали ремень трое, помогал приятель сына. Погрузив труп на санки, а дело было в Мочище, повезли груз к железной дороге. И тут все распланировали: голову на рельсы, поездом раздавит - никто и не узнает, что душили. Подумают, сам попал под колеса.

Квашнин ушел, а мать с сыном остались ждать состава. Услышали гул, отбежали, спрятались. Но машинист оказался внимательным и зорким. Даже в черной октябрьской ночи разглядел что-то на рельсах, затормозил. Удара было не избежать, но тело просто отбросило. Признаки удушения скрыть не удалось.

Мать приговорена к шестнадцати годам, сын к девяти, приятель - к восьми годам. В суде держались по-разному. Сначала все на себя брала мать. Потом вдруг сын объявил: он придумал и организовал, он во всем виноват. Видимо, подсказали знающие люди, что несовершеннолетним больше десяти лет не дадут.