< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Маркиз де Сад и садоводы

Битком набитая садоводами электричка, покачиваясь, постукивала на рельсах. Через одного на скамейках сидели уткнувшиеся в книжки и газеты огородники. Изба-читальня на колесах, да и только. Восседавшая рядом со мной тетя с лейкой, торчащей из рюкзака, уткнулась в «Кремлевских жен», а вот дедуля от нее наискосок держал в руках томик еще более пикантного свойства...

Картинки с натуры

 Битком набитая садоводами электричка, покачиваясь, постукивала на рельсах. Через одного на скамейках сидели уткнувшиеся в книжки и газеты огородники. Изба-читальня на колесах, да и только. Восседавшая рядом со мной тетя с лейкой, торчащей из рюкзака, уткнулась в «Кремлевских жен», а вот дедуля от нее наискосок держал в руках томик еще более пикантного свойства. Не запасясь своим чтивом на дорожку, я невольно вынужден был довольствоваться чтением заголовков на газетных полосах и обложках. Маркиз де Сад, «Философия в будуаре» - было начертано на плохонькой картонной «корочке» книжки, по страницам которой блуждал заинтересованный взгляд читателя преклонных лет. Чтиво, как видно, весьма заинтересовало садовода-огородника. Вид был у него совершенно отрешенный от проблем клубничных грядок.

- Вот, - обратилась бабуля с лейкой к женщине, уткнувшейся в газетку (она тоже везла лейку, стоявшую у ее ног). - Оказывается, Берия-то и в самом деле баб портил! Вот и тут пишут...

- Берия-то баб, а вот у меня тля всю смородину испортила. Листочки скукожились. Надо было вовремя обработку провести. Пишут же в рубрике «Сад, огород»... Да я, дуреха, на «Вечерку» нонче не подписалась! А тут дельные советы дают. Как с насекомыми бороться... Вот подожди - встанет саранча на крыло - беда будет...

- Эх! Ягода-малина! - вздохнул в этот момент увлеченный философскими проблемами будуара дедок. - Вот люди жили!

- И чего ж это ты там вычитал? - прищурилась, как вождь мирового пролетариата на буржуазию, тетя, у которой смородиновые кусты сожрала тля.

- А во чево! - ткнул дед сексшопистым перстом в страницу. - Голимая же ведь порнография! Во... вот это... «И он заголил ей»...

- Ой-ой! Срамник! Да чево ж это ты взялся читать, да ешшо вслух. Тут вить дети! - замахала бабуля, будто на нее налетела стая злобной саранчи.

- Да я ж цитрирую! Чево тут такого. Это ж литературное произведение. Словесность изящная. Ну «перси», ну «венерин холм». По телевизору щас и не такое кажут. А маркиз де Сад как-никак был весьма галантным кавалером. Писатель... едри его... Ну, понятно, не лауреат Сталинской премии. А ведь жизненно пишет!

- Маркиз де Сад - это от которого садизм пошел, - вступила в разговор вторая «лейка». - Знамо дело...

- Да какой садизм! Литература это - говорю ж! Я вот сказал порнография... А может, оно и не совсем так. Может - и эротика! Любование прекрасным женским телом...

- Аха! Любование! - продолжила диалог первая «лейка». - Наручниками к койке пристегнет и хлещет плетью, а она и кайфует... Тьфу...

- Да тут же нет такого! - вскинулся дед. - Это ты телевизора насмотрелась. Тут вот только вот это.. Ее шелковистые ягодицы...

- Как же нет! Ягодицы! - прямо-таки взбеленилась вторая. - Вперед-вперед по ягодным местам! Но ведь могут быть и дети... Мою внучку вон чуть не изнасиловали одногодки. Поди, тоже твоего де Сада начитались...

- Чуть - не считается! - осклабился дед. - Иной бы и рад кого изнасиловать - да не может.

- А! Импотенция! - пуще прежнего вздурила вторая. - Новая болезнь! Мой вот тоже... Импотенция, говорит. А за молоденькими так и ширяет глазками, так и ширяет! А вот у американок, у них - как! Брачный контракт. И в ем прописано - два раза в неделю. И - извини подвинься... Не меньше, Мань! Не меньше! Больше - можно... Это ничево... Ой, грю я, - встанет, встанет саранча на крыло! - сощурилась она, глянув на залитые ярким солнечным расплавом лужочки в буйном цвету, над которыми что-то порхало и перелетало с омархайямовского бутона на бутон.

- Встанет! Точно встанет! - пуще прежнего гальванизировался дед. - Да только, окромя саранчи, еще кой-чо встанет! Даром што всю жизнь с радиацией на вредном производстве...

Как раз по «матюгальнику» объявили: «Жеребцово». Я ухватил рюкзак и двинул на выход - к своим ненаглядным редисочкам и морковочкам. Бросая последний взгляд на попутчиков, я обнаружил, что скамьи электрички чудесным образом преобразовались в скамеечки стиля а-ля ампир. Что на месте деда-огородника восседает говорливый маркиз с воинственно торчащей косичкой, в расшитом золотом и кружевами камзоле. А места пенсионерок заняты дамами самых грациозных манер в пышных париках и в глубоко декольтированных абажуроподобных платьях. По ажурным решеткам будуара вилась виноградная лоза...

Но стоило мне сделать шаг, как картинка вновь переменилась. Игра солнечного света и воображения... И только.

- А говорят, на «Вечерочку»-то подписка в любое время! Круглый год. Даве соседка сказала. Надо бы подписаться. А то вить тля совсем сожрет, - донесся вслед знакомый голос...