< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Столбы прогнившие падут, и балки рухнут, и...

Зайдя как-то в один из ненастных дней в одно из городских профтехучилищ, я увидела жалкую картину. По верхнему этажу бегали девушки с ведрами, подставляя их под потоки воды, низвергавшиеся с потолка. На полу - лужи, по лестницам - ручьи. Отлетевшая штукатурка, перекошенные оконные рамы. Внутри сыро и холодно. Учащиеся в аудиториях, как на улице, сидят в пальто и куртках. Спертый, влажный воздух с трудом проникает в легкие.- Десять лет капитального ремонта не делали, - пояснил директор училища...

 Зайдя как-то в один из ненастных дней в одно из городских профтехучилищ, я увидела жалкую картину. По верхнему этажу бегали девушки с ведрами, подставляя их под потоки воды, низвергавшиеся с потолка. На полу - лужи, по лестницам - ручьи. Отлетевшая штукатурка, перекошенные оконные рамы. Внутри сыро и холодно. Учащиеся в аудиториях, как на улице, сидят в пальто и куртках. Спертый, влажный воздух с трудом проникает в легкие.

- Десять лет капитального ремонта не делали, - пояснил директор училища.

Аналогичная ситуация практически во всех училищах города. Везде разруха. Профессор Преображенский, конечно, был прав насчет того, что, чтобы не было разрухи, не надо мочиться мимо унитаза и ходить в калошах по коврам. Определенную лепту в дело разрушения альма-матер вносят сами учащиеся, ломая унитазы, разбивая окна и исписывая матерными словами стены коридоров и классов. Но, думается, если б в квартире мудрого профессора десять лет не делали ремонта, то даже у такого аккуратиста, как он, недвижимость пришла бы в плачевное состояние.

В ПУ-2, которому нынче исполняется 70 лет, крыша течет в двадцати восьми местах. Чтобы ее отремонтировать, требуется 11 тонн кровельного железа. Одна тонна стоит 7 тысяч рублей. Получается 77 тысяч. Комитет по профтехобразованию выделил в этом году 6 тысяч. На краску.

- Для того, чтобы привести здание в порядок, мне нужно порядка 20 миллионов рублей, - говорит директор училища Андрей Афанасьев. - Здание очень старое, построенное еще в стиле сталинского ампира, с высоченными потолками и деревянными перекрытиями. Ремонт такой махины - дорогое удовольствие. Где взять такие деньги? Ну, заработали мы в первом полугодии 60 тысяч внебюджетных средств. Так они все до копейки ушли на оплату коммунальных услуг, налоги и зарплату.

В ПУ-59 проблема ремонта тоже не решалась в течение девяти лет. За это время и крыша прохудилась, и система отопления пришла в негодность, и общежитие обветшало. Чтобы отремонтировать здание, необходимо 200 тысяч рублей. Из федерального бюджета училище получило на эти цели 20 тысяч.

- Государство помогает примерно процентов на десять от общего объема всех нужд. Тридцать процентов - свои возможности, - такую арифметику приводит директор ПУ-59 Эдуард Аброськин. - Получается, что потребности в ремонте и материальном обеспечении удовлетворены только на 40 процентов.

Более-менее нормально чувствуют себя учебные заведения, по-прежнему находящиеся на балансе предприятий. Однако таких в Новосибирске меньшинство. У ПУ-35, например, все в порядке с крышей и в прямом, и в переносном смысле. Училищу, как во времена социализма, помогает Новосибирский электровакуумный завод. Три года назад за счет заводских средств здесь сделали капитальный ремонт. Теперь только белят-красят. Нынче родное предприятие выделило «на косметику» 20 тысяч, да из федерального бюджета пришло 3 тысячи. Для косметического ремонта, считает директор Галина Карасева, этого достаточно. Так что жаловаться - грех.

Единственные, кто в нынешних условиях живет относительно хорошо, - медицинские и педагогические училища. Они находятся на балансе муниципалитета, и муниципалитет о них заботится. Многие ПУ и техникумы хотели бы стать муниципальной собственностью. К сожалению, это невозможно. Городской бюджет просто рухнет, если повесить на него все средние и профессионально-технические учебные заведения. Поэтому директора вынуждены выкручиваться сами. Средства для ремонта изыскивают за счет платного обучения, требуют денег у казначейства, в которое сейчас стекаются все доходы от внебюджетной деятельности учебных заведений. Иногда приходится собирать взносы с родителей.

По словам председателя Совета директоров техникумов Владимира Попантонопуло, в наиболее тяжелом положении пребывают сейчас радиотехнический колледж, станкостроительный, геолого-разведочный, топографический техникумы. Здания для этих учебных заведений были построены в начале пятидесятых годов. Там деревянные перекрытия, наружная электропроводка и ветхая система отопления. Вот уже много лет книготорговый техникум ютится на верхнем этаже техникума кооперативной торговли. Учащиеся сидят по три человека за одной партой. Теснота - мелочь по сравнению с дырявой крышей. Если раньше можно было разместиться по три человека за партой, то теперь будущим товароведам книжной торговли учиться негде вообще. О новых зданиях или хотя бы капитальном ремонте, считает Владимир Попантонопуло, стоит только мечтать: «Муниципалитет может выделить новое задание какому-нибудь техникуму. Но только после того, как этот техникум сгорит или рухнет». На федеральный бюджет (подавляющее большинство техникумов и ПТУ являются федеральной собственностью) надежды и вовсе никакой. В этом году Министерство профессионального образования обещало взять на себя 50 процентов коммунальных платежей среднетехнических учебных заведений, а реально покрыло только 16 процентов.

Многие учебные учреждения профтехобразования вынуждены отказываться от общежитий, потому что нет возможностей их содержать. От своих общежитий уже отказались Сибирский политех, топографический техникум. Как следствие - дискриминация сельских учащихся. Многие деревенские юноши и девушки вынуждены бросать учебу именно потому, что снимать жилье нет средств, а общежитие закрылось.

Педагоги надеются, что ситуация изменится в 2002 году. Вроде как президент обещал к этому времени вплотную заняться реорганизацией системы профтехобразования в стране. Мы, правда, ничего об этом не слышали. А если и было такое на самом деле, мало ли, что президент обещал. Как говорится, на президента надейся, а сам...