< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

В XXI веке в Новосибирске может появиться гетто

Новосибирские социологи получили удивительные результаты, изучая миграцию населения. Выяснилось, что пятнадцать процентов опрошенных нами людей стали жителями Калининскогорайона за последние десять лет. Откуда они переселились? В результате выяснилось, что одиннадцать процентов из этих пятнадцати являются так называемыми внутренними мигрантами./Идет привязка к определенной территории лиц, связанных социальными проблемами. Начинается консервация социальных отклонений и - самое главное - формируется своего рода субкультура. Любой человек, попадающий сюда, становится частью этой субкультуры. Мы можем получить букет всевозможных социальных отклонений, которые только могут быть, - и все это на одной территории. Более того, это будет считаться нормой социального поведения.

 Известный новосибирский социолог, ректор Нового Сибирского университета Надежда Вавилина, выступая на прошедшей на днях в нашем городе региональной научно-практической конференции «Модель демократии в переходных обществах», рассказывала о непростой социальной ситуации в регионе. В ее выступлении даже прозвучало слово, которое нам ранее было знакомо в основном по публикациям, в которых рассказывалось, как все плохо на Западе. И слово это - гетто...

Наш корреспондент попросил Надежду Дмитриевну пояснить, что она имела в виду, когда говорила о том, что в XXI веке в Новосибирске может появиться гетто. Известный сибирский ученый охотно пояснила свои слова.

- В прошлом году мы проводили исследования в Калининском районе и получили удивительные результаты, изучая миграцию населения. Выяснилось, что пятнадцать процентов опрошенных нами людей стали жителями района за последние десять лет. Естественно, мы заинтересовались: откуда они переселились? В результате выяснилось, что одиннадцать процентов из этих пятнадцати являются так называемыми внутренними мигрантами. То есть их перемещения осуществлялись внутри города Новосибирска. У нас была специальная технология, которая позволила установить, куда переехали эти самые одиннадцать процентов. Оказалось, что они в основном переселились на территорию, прилегающую к магазину «Юбилейный». То есть это не просто миграция, а переселение в престижные места Калининского района и переезд в престижное жилье.

- Но куда делись прежние жильцы?

- А вот это как раз очень важный вопрос. Установить было непросто, но у экспертов возникло ощущение, что переселение из престижных районов идет в «спальные» микротерритории Кировского и Ленинского районов (Юго-Западный, конец улицы Зорге), а также в «Снегири».

- Но ведь люди и раньше переезжали с места на место...

- Такой интенсивности не было никогда. Показатель внутренней миграции в отдельных территориях города не превышал три-четыре процента. Думаю, интенсивность переселения в других районах - ну, например, в Центральном и Железнодорожном - значительно более высокая, и, значит, можно предположить создание того, что я и назвала городским гетто.

- Знакомый термин, но уж больно неприятный.

- На самом деле я использовала образ знаменитых исследований чикагских социологов, которые изучали гетто в чикагском варианте. Что означает сам термин? Место, куда сселяются люди ослабленных социальных групп. Идет привязка к определенной территории лиц, связанных социальными проблемами. Начинается консервация социальных отклонений и - самое главное - формируется своего рода субкультура. Любой человек, попадающий сюда, становится частью этой субкультуры. Мы можем получить букет всевозможных социальных отклонений, которые только могут быть, - и все это на одной территории. Более того, это будет считаться нормой социального поведения.

- Что же дальше?

- Нужно это внимательно изучать. Ведь мы фактически как бы ссылаем на одну из территорий города свои социальные проблемы. Они начинают там вариться и создают собственную субкультуру, преодолеть которую потом любой социальной политикой будет невозможно.

Но изучать нужно не просто для изучения. Я считаю, что если симптом замечен, то нужно провести диагностику и принимать управленческие решения. Причем эти решения должны быть корректными.