< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Бабушка и бриллианты

В ювелирном отделе шикарного супермаркета не людно. Разъединственная старушка-вековушка склонилась над витриной, под стеклами которой поблескивают кольца, броши и колье, украшенные бриллиантами. Старушка, судя по облику, отнюдь не из тех, у кого на счетах крутятся астрономические суммы. Напротив. Самого затрапезного вида старушенция. С тощей авоськой в одной руке, с тростью-клюкой - в другой. Вполне возможно, только что сидела у входа в метро с алюминиевой кружкой. И вот пришла... В ювелирный приковыляла. С чего бы это? Сценка живописнейшая...

Картинки с натуры

 В ювелирном отделе шикарного супермаркета не людно. Разъединственная старушка-вековушка склонилась над витриной, под стеклами которой поблескивают кольца, броши и колье, украшенные бриллиантами. Старушка, судя по облику, отнюдь не из тех, у кого на счетах крутятся астрономические суммы. Напротив. Самого затрапезного вида старушенция. С тощей авоськой в одной руке, с тростью-клюкой - в другой. Вполне возможно, только что сидела у входа в метро с алюминиевой кружкой. И вот пришла. Не в продуктовый, где все чаще можно наблюдать такие картинки: голодная старуха рыщет около прилавка, испытывая танталовы муки. Видит око и копчености, и толстые колбасы, и увесистые сыры, и балычки аппетитные - а зуб неймет... В ювелирный приковыляла. С чего бы это? Сценка живописнейшая.

Фотомоделистая продавщица, ухмыляясь, наблюдает, как старушка, что-то шамкая себе под нос, скользит подслеповатым взглядом по ценникам. Братковатого вида охранник в камуфляже и с ковбойской кобурой на заднем «бампере» тоже безмерно радуется маленькой клоунской репризе.

- Внученька! Это вот колечко што стоит? - вопрошает бабуля, ткнув узловатым, как дубовый сучок, пальцем в сверкучую безделушку.

- Это, бабуль, вам не по карману будет! Пенсии не хватит. Квартиру продать придется, - ласково объясняет девушка-продавщица.

- Да я ить покупать и не помышляю, - тут же «сдается» старушка. - Где там! Дураку понятно, што пенсии не хватат... Хлеб да молочко кушаем. Просто интересно: какие тут богатства нужны, штоб покупать все это?

- Сейчас, бабушка, все живут по-разному. Кто умеет крутиться, тот имеет. У людей есть деньги, - проводит разъяснительную работу камуфляжник.

- Ты, внучек, мне не втолковывай. Сама знаю. Хочешь жить - умей вертеться. Только што под этим «умей вертеться» подразумевать... Мово вон деда в тридцатых за мешок сорной пшеницы посадили, а щас чо творится!.. Моего Васю-то с тем мешком нечистый попутал потому, что с голоду пухли... Эх!

- Ну вы, бабуль, вспомнили! - надула губки «фотомодель». - Это ж какое время было! Сталинские репрессии! Тоталитарный режим... Мы это в школе все проходили - Ежов, Берия...

- Берия, Берия потерял доверие, а товарищ Маленков надавал ему пинков, - чуть ли не с притопом потихонечку пропела бабушка. - А щас не лучше... Хуже даже. Такие морды на «джипах» разъезжают! И в кружку уже никто не кинет! А пенсии-то ой как не хватат!

- Ничо, бабуль, сейчас накопительную пенсию вводят, как в США. Чем больше заработаешь, тем больше будешь получать, - вклинился охранник с кобурой.

- Да я уж ничо не получу. Никто ничо не даст, - по-философски «отфутболила» этот довод бабушка. - А думаете, мне не хочется ходить обвешанной брильянтами? - загадочно улыбнулась старушка. - Я молода-то ничо была. Все парни в Баратаевке за мной ухлестывали. Да половину война прибрала. Потом на «Сибсельмаше» мантулила... И вот... И сколько ж можно было пенсионеров прокормить, сколько сирот одеть-обуть на эти безделушки! - задумчиво произнесла она.

- Вы, бабуль, в отдел соцзащиты обращайтесь, - уже начала злиться «внученька». - Это не к нам. У нас здесь не благотворительная организация. Бизнес здесь...

- То-то что не благотворительная, - уже отхрамывала от прилавка бабуля. - А вот по телеку кино показывали: хор-рошие такие ребятишки грабили ювелирную лавку. Вот я и подумала... Неплохо бы...

- Вы это чего, бабуля?! - положил ладонь на кобуру «внучек». - Призываете к насилию?! К свержению существующей власти?!

- Да нет, я не призываю! Я просто подумала. Неплохо бы... Трое в масках - и.., - уже тянула на себя тяжелую, украшенную евроремонтными дивами дверь бабуля...

- Чего неплохо! - не на шутку взвелся охранник. В руке у него был пистолет. В два прыжка он достиг дверей. - Стой! Стрелять буду!

Но бабули уже и след простыл.

- Да вы зря так нервничаете! - успокоил его очкарик, разглядывавший поделки из малахита. - Это ребята из театрального училища к дипломной работе готовятся. Загримируются под старуху Изергиль и ходят, разыгрывают публику...