< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Большой стриптиз в «Старом доме»

В спектакле «Голый король» по пьесе Евгения Шварца Анатолий Узденский выступил в двух лицах - режиссера-постановщика и голого короля.Еще только начав входить в материал, Анатолий Узденский понял, что ставить спектакль надо непременно музыкальным. И музыка нужна не абы какая, а близкая к дворовой или бардовской песне. Проверенные «капустниками» пан-клубовский поэт Дмитрий Рябов и актер и музыкант Юрий Чепурнов подходили для этого случая как нельзя лучше. Они и сочинили веселые куплеты и частушки к мюзиклу.

 В спектакле «Голый король» по пьесе Евгения Шварца Анатолий Узденский выступил в двух лицах - режиссера-постановщика и голого короля.

В свое время «Голым королем» открывался театр «Современник», режиссером тогда был Ефремов, а голого короля играл Евстигнеев. Выяснить, в чем, собственно, был одет Евстигнеев тогда, когда был вовсе не одет, выяснить не удалось (пресса тех лет о таких интимных вещах умалчивала). Но смеем предположить, что гардероб «ихнего» голого короля был гораздо скромнее, чем костюм «нашего Узденского». Но о том, что было на Анатолии Ефимовиче (и было ли вообще что-нибудь) в тот сакральный момент, мы умолчим. Для интриги.

***

Еще только начав входить в материал, Анатолий Узденский понял, что ставить спектакль надо непременно музыкальным. И музыка нужна не абы какая, а близкая к дворовой или бардовской песне. Проверенные «капустниками» пан-клубовский поэт Дмитрий Рябов и актер и музыкант Юрий Чепурнов подходили для этого случая как нельзя лучше. Они и сочинили веселые куплеты и частушки к мюзиклу.

Что же касается самой пьесы Шварца, то Узденский ее несколько подправил:

- Убрал все, притянутое ко времени, когда она была написана...

Писалась пьеса в 34-м, и аллюзии на фашистскую Германию (вплоть до сжигания книг на площадях) были прозрачными и навязчивыми. Узденский даже считает, что так Шварц был вынужден набирать необходимый проходной бал, чтобы пьеса была гарантировано напечатана и поставлена. Голый король был в пьесе персонажем милитаризированным:

- И в этом - явное несоответствие, - говорит Узденский, - когда читаешь внимательно, это видишь. На самом деле он - добрейший человек. Добряк, который никого не наказал, не убил, не зарезал... Человек довольно беспомощный, наивный и глуповатый. Задержавшийся в развитии ребенок. Бывают такие болезни - человек повзрослел, а развитие осталось детское, голова не взрослеет, когда все остальное выросло...

Такого добряка-короля Узденский и сыграл, а весь спектакль поставил «про любовь»:

- Это пьеса о ней, - утверждает он, - не про добро и зло, а именно про любовь. Про любовь молодых. А когда влюбляется немолодой, даже если он король, то возникает ситуация несовпадения... Драма немолодого человека.

А еще «Голый король» - спектакль о болезни власти:

- Все наши руководители ею болеют, какие бы они не были демократы. Придворные их нахваливают, и они дуреют от лести. Как дети, которым постоянно втуляют «ты наше солнышко», «наше зернышко», «наш смысл жизни»... А он вышел со своим «я ваш смысл жизни» на улицу и ждет отношения к себе как к светочу, а ему «ха-ха, идиот» - «король-то голый»...

- Персонажи и сюжеты у нас сказочные, а вещи мы говорим самые житейские, - резюмирует Узденский.