< amp-analytics type="googleanalytics"> < amp-analytics>

Под знаком Зорро

Некоторые ученые, исследующие влияние телевидения на народонаселение, доказывают, что герои боевиков «крутые» мэны для некоторых зрителей напрямую становятся наставниками и примерами для подражания. И что любопытно, не только для подростков с несформировавшейся психикой, но и для дяденек, перешагнувших пенсионный возраст...

 Некоторые ученые, исследующие влияние телевидения на народонаселение, доказывают, что герои боевиков «крутые» мэны для некоторых зрителей напрямую становятся наставниками и примерами для подражания. И что любопытно, не только для подростков с несформировавшейся психикой, но и для дяденек, перешагнувших пенсионный возраст.

Небольшая околонаучная вводка понадобилась мне, чтобы предварить удивительную ситуацию, где действующими лицами оказались двое мужчин довоенного года рождения. Они давненько не виделись и встретились однажды на микрорынке у «Золотой нивы». Один продавал картошку, выращенную собственными руками в фермерском хозяйстве. Другой просто шел мимо. Старые приятели очень обрадовались встрече. Побежали в магазин и тут же встречу отметили. Потом Григорий Иванович (имена изменены) пригласил Михаила Степановича к себе домой. Беседа струилась, водочка лилась. Время подходило к одиннадцати вечера.

Где-то в это самое время, в начале двенадцатого, соседка, выключив телевизор после очередного боевика, услышала вдруг вроде как крик, не очень громкий, и стон. Показалось, что из квартиры Григория Ивановича.

Не подумайте, что хозяин и гость поскандалили, подрались, как иные забулдыги. Ничего такого не было и быть не могло между старыми приятелями. А было там «кино».

Сидели, как водится, на кухне. После, на следствии и в суде, не скрывали, что выпили, ну, очень много. Не учли возраст. И вот в какой-то момент хозяин вдруг стал показывать свой нож-«бабочку». Сильно расхваливал - и какой он острый, и какой красивый. «Я всегда его ношу с собой, - бахвалился Григорий Иванович. - Я с ним все что угодно могу делать». И он подробно стал рассказывать, как замечательно владеет ножиком, какие приемы знает. Ну, например, как герой фильма «Зорро» может нанести удар по касательной в виде буквы Z - одежду разрежет, не коснувшись тела. «Не веришь?! Давай покажу», - доказывал он приятелю. Михаил Степанович на эксперимент согласился.

Они встали на кухне друг против друга, и хозяин нанес свой удар по касательной в живот гостя. Наверное, тогда и услышали соседки стон.

Дальше следует некий временный промежуток, приятели как бы ничего не помнят. В суде гость рассказывал, что помнит острый ножик-«бабочку». И все. Отключка. Очнулся от того, что у него «вывалились внутренние органы». Он лежал то ли на диване, то ли на кровати, чувствовал кровь. Встать боялся, стучал в стенку. Пришел Григорий Иванович. Увидел эту жуткую картину и вызвал «скорую». Было около пяти утра. Ранение оказалось тяжелым.

Вылечили Михаила Степановича. В суде приятели пытались сообща разыграть другую версию. Вроде как здоровые и невредимые они легли спать. А ночью вроде бы кто-то стучал в дверь, и открывать пошел гость. Этот кто-то его и пырнул. Но, как все же вынужден был отметить подлеченный пострадавший, «возможно, все было так, как я говорил сразу на предварительном следствии», то есть со знаком Зорро. «Но это была пьяная шутка, а в случившемся есть и моя вина». Никто, короче, ничего плохого не хотел. Просто так получилось.

Очень хорошо отзывались о подсудимом знающие его люди. Сын сердечно сочувствовал отцу: папа - труженик, тридцать лет на известном заводе отпахал, двоих сыновей вырастил, сейчас на земле работает. Коллега по фермерскому хозяйству отметил: «Не склонен совершать рискованные поступки. Уравновешенный, добрый».

Не мог суд не войти в положение, не учесть такие слова да и пожелания жертвы: условное наказание. И масса переживаний для всех близких. Такое вот «кино»...