Если шпильки срывает... кому их вставлять?

Если шпильки срывает... кому их вставлять?
Сегодня ровно четыре месяца, как на Саяно-Шушенской ГЭС в Хакасии случилась авария, унесшая жизни 75-ти человек. Следствие по данному факту еще не завершилось. Предельно ясно лишь одно: такой пример — нам всем предупреждение... ОАО «РусГидро» (крупнейшая генерирующая компания России, включающая 53 объекта возобновляемой энергетики, в том числе Саяно-Шушенскую и Новосибирскую ГЭС) организовало на место трагедии тур для новосибирских журналистов.
Беда победила панику, беду победит надежда
«Паника? Да не было у нас ничего подобного!» — деликатно отрезает Светлана. И чуть усмехается, словно бы сочувствуя любопытным... Нет, конечно, когда слух о катастрофе долетел до поселка, люди бросились лихорадочно звонить друг другу: что, что произошло? Кто-то действительно обратился в бегство (уехал на дачу, ушел в горы и пр.), видимо, вообразив себе прорванную плотину и, как следствие, обезумевший на всю галактику Енисей. Но! Возникшей было массовой панике вмиг перекрыло дыхание горе. Горе, которое одной чудовищной глыбой в один момент рухнуло на этот милый, уютный горный поселок под названием Черёмушки.

«Мы все здесь оказались с нашей бедой лицом к лицу, и надо было как-то действовать, в буквальном смысле держать друг друга в руках», — продолжает моя собеседница. «А что в том же Абакане творилось! — тему подхватывает Галина, ее коллега. — Там вообще народ с ума сходил! Никто ведь реальной обстановки не знал, зато все дружно принялись фантазировать...»

Света и Галя — продавцы местного гастронома (где мы и общаемся). Доброжелательны. Спокойны. И завесой пережитого от докучливых расспросов не отмахиваются. Лишь своих фамилий не называют: «Ой, да вы любые придумайте! Какая разница? Нас тут столько уже переснимали, мы даже в хроники центральных каналов попадали». Век бы им, разумеется, такой «звездности» не ведать...

Поселок между тем понемногу приходит в себя. Внешне он признаков недавней трагедии практически уже не выказывает: идут себе граждане по своим делам, явной скорби на лицах не читается. Мамы умиротворенно выгуливают малышей в колясках. Дети постарше резвятся в рамках здравого своего обыкновения... Хотя на самом деле в ряде семей ситуация остается критичной: у кого-то, по словам психологов, депрессия перешла в агрессию. Иной просто болен. А многие родители по-прежнему ждут детей с работы, искренне не желая верить, что тех уже четыре месяца нет... И, должно быть, только специалистам ныне действующего в поселке Центра психологической поддержки населения известно, какой ценой и силой заветный путь к равновесию и «нормальной жизни» сегодня здесь прокладывается (о работе центра мы еще дополнительно скажем). Но он прокладывается, и случайные прохожие на черёмушкинских улицах почти единодушно это подтверждают: «Верю, что самое страшное позади и ничего подобного больше не произойдет, — признается местная жительница Валентина Щенникова. — Надеюсь, впредь будет уделяться повышенное внимание обстановке, причем не только на нашей станции, но и на других, по всей России». Что ж, пока гром не грянет...

Осторожно интересуюсь у Валентины: коснулась ли трагедия ее семьи? «Напрямую нет, — говорит, — просто никто из нас на станции не работает. Но погиб одноклассник моего сына...» Вот так. А уже подобным образом, учитывая обстановку в семьях соседей, друзей и близких, в один жестокий венок здесь оказались сплетены все судьбы. Все. Без исключения.

Хроника обезумевшего агрегата
Собственно с Саяно-Шушенской ГЭС Черёмушки соединяет... трамвайное полотно. Любопытная картинка: горы, лес, могучая сибирская река Енисей, и средь всей означенной прелести мчит себе в гордом одиночестве трамвайчик. Самый обыкновенный! В конечном пункте его следования скептику дают убедиться: сама грандиозная красавица ГЭС никуда не делась. Арочно-гравитационная плотина (высотой 242 метра), слух о разрушении которой в августе загнал едва ли не пол-Хакасии высоко в горы, цела-невредима. И только прибывая в машинный зал, обнаруживаешь след былого бедствия...

«В результате катастрофы уничтожены три гидроагрегата и повреждены все остальные», — летели совсем недавно по всем информационным каналам сухие сводки. Всего же на Саяно-Шушенской ГЭС действовало 10 таких агрегатов мощностью 640 МВт каждый. Восстановительные работы на гидросиловом узле сегодня в разгаре; реконструированы крыша и стены помещения, а две машины, пятую и шестую, планируется запустить уже в начале 2010 года. Но вот с остальными экспертам предстоит еще поработать, да не один год. Особо пристально изучают они гидроагрегат № 2 — именно он был полностью разрушен и повлек тем самым за собой, по своеобразной цепной реакции, тотальный разгром. Из зала его, ныне беспомощную громадину, всеми железными фибрами вывернутую наизнанку, пока не ликвидировали — продолжают обследовать на месте. После чего распилят и вывезут...

Так что же приключилось?
Техническая сторона сей скорбной медали считается на данный момент установленной. Так, намедни СМИ растиражировали «ключевое» высказывание Юрия Липатова, главы думского комитета по энергетике, секретаря парламентской комиссии по расследованию причин ЧП: «Если бы в течение последних 13 минут работы гидроагрегата и объявления повышенной вибрации был бы отключен агрегат, то никакой бы аварии не было». Подвел, дескать, сам персонал: «В частности, оператор, который находился на рабочем месте, и главный инженер как человек, несущий всю ответственность за техническое состояние и эксплуатацию Саяно-Шушенской ГЭС».

Теперь парламентская комиссия готовится озвучить свой 150-страничный (!) итоговый доклад. А между тем... По заключению Ростехнадзора, на станции не сработала система аварийной безопасности. Хотя в кульминационный момент должна была это сделать. Выходит, автоматика, которой «оплошавшие» сотрудники ГЭС вверили свои судьбы, тоже повела себя некорректно. А люди... Что люди? «Они просто работали, как обычно, — уверяют эксперты от «РусГидро». — Действовали согласно установленным требованиям».

Ростехнадзор же вскоре после аварии дал в своем акте ее техническое описание. Там все четко уперлось... в шпильки. (Под шпильками в машиностроении понимают крепежные детали в виде металлических стержней с резьбой на обоих концах.) «Вызванные динамическими нагрузками разрушения шпилек привели к срыву крышки турбины и разгерметизации водоподводящего тракта гидроагрегата», — гласит акт. «...Обнаружены недопустимые дефекты на витках резьбы шпилек», — гласит другой акт, составленный по результатам лабораторных исследований Центрального научно-исследовательского института технологии и машиностроения (ОАО НПО «ЦНИИТМАШ»).

Попросту говоря, сорвало крепления. Вспомните для наглядности детскую игрушку-вертолет: дергаешь за шнурок — и она со специальной насадки резво взмывает ввысь. Вспомнили? А теперь представьте, что этот «вертолет» весит три тысячи тонн, да еще сплошь накачан водой... Именно такая махина, слетев со шпилек, принялась в итоге бесконтрольно крушить и затоплять окружающее пространство, разрубая на куски живых людей. Которые в основном тогда находились в примыкающих к машзалу раздевалках, собираясь либо ехать домой, либо заступать на вахту: момент аварии аккурат совпал с пересменой. «Жуткая была мясорубка, арматура сыпалась, бетонные конструкции рвались, как ниточки», — воспоминания очевидцев стоит ли комментировать...

А прецедента как бы не было
Что тут можно было предусмотреть? Ну, отключи оператор сей злополучный агрегат на 13 минут раньше — где гарантия, что в следующий раз он, даже работая в нормальном режиме, совершая свои «законные» 142,8 оборота в минуту, не соскочил бы с изношенных шпилек? Почему «дефекты на витках резьбы» никто не устранил загодя? Вот тут-то и всплывает один занимательный исторический факт.

Дело в том, что катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС успели провозгласить беспрецедентной. Но... «Еще в 1983 году на Нурекской ГЭС в Таджикистане произошла подобная авария, — рассказывает Карина Такмакова, специалист по работе со СМИ одного из филиалов «РусГидро». — Конечно, по масштабам и последствиям она была не настолько крупной, но причины те же: срыв креплений. Машинное оборудование, которое там использовалось, было изготовлено харьковским заводом. Так харьковчане после этой аварии раз в год сами стали приезжать на Нурекскую ГЭС и проводить комплексное обследование своих машин, в частности, ультразвуковое обследование шпилек. Только тогда почти никто о том происшествии не слышал, факт его засекретили. И обнародовали совсем недавно».

«Тем не менее Ростехнадзор систематически ведет проверки гидроэлектростанций, — говорю. — Почему все-таки своевременно никто не занялся этими шпильками?» «Ведет, — соглашается Карина. — И прежде всегда в отношении Саяно-Шушенской ГЭС давал одно и то же заключение: станция готова к работе, все в порядке. При этом действительно никто никогда ни на одной ГЭС не проверял шпильки, никаким планом до сих пор это не было предусмотрено». А ведь...

«А ведь многие факторы риска могли быть сняты, если бы в то время Министерством энергетики было принято решение о раскрытии акта», — еще до нашего тура подчеркнул на встрече с прессой в Москве глава Ростехнадзора Николай Кутьин. Вот так...
(Окончание следует).
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать