«А Подколесин мне симпатичен…»

«А Подколесин мне симпатичен…»
Новосибирцы знают творчество Валерия Фокина не с чужих слов. Во-первых, он ставил спектакли в «Глобусе», во-вторых, не однажды знакомил наших зрителей со своими работами в рамках самых разных проектов, в том числе Рождественского фестиваля искусств, где начиная с первого фестиваля его спектакли неизменно становились, «гвоздевыми» в афише, несмотря на по-настоящему звездный фон всей программы.
Не я одна, к примеру, до сих пор нахожусь под впечатлением его «Шинели» с Мариной Нееловой в роли Башмачкина. Хотя показан спектакль был в 2005 году, на VI Рождественском фестивале…

Новая встреча — опять гоголевская постановка, на это раз «Женитьба» Александринского театра, — дала новый повод увериться: режиссер Валерий Фокин неиссякаем! При всей экстравагантности решения: сцены сватовства и в целом действие происходят на катке (и все персонажи «нарезают круги», «выделывают пируэты» в зависимости от своего темперамента, характера и настроения) — спектакль этот богат азартной, однако ювелирной актерской игрой, психологическими нюансами, познанием глубинных гоголевских смыслов и главное — как всегда у Фокина, — поразительно актуален. Причем главный герой — Подколесин (ну, тот, что «сиганул» от невесты в окно) — режиссеру явно симпатичен…

На творческой встрече — она проходила в набитой «под завязку» журналистами, актерами новосибирских театров, студентами театрального института гостиной «Глобуса» — Валерий Владимирович подтвердил:

— Да, и симпатичен прежде всего тем, что этот человек защищает свое место в этой жизни. Тут дело вовсе не в том, что он какой-то ленивый, вялый или робкий… А в том, что для него диван — это некая личная территория, территория не мебельная, а территория внутренней свободы. Вот это в Подколесине мне было интересно. Есть жизнь за окном, есть жизнь на катке, есть жизнь на продажу — там, на «Первом канале»… И есть жизнь другая, жизнь человека.

При том художественный руководитель старейшего, «академичнейшего», в прошлом императорского, театра не стоит в позе гордой конфронтации с сегодняшним миром. Хотя своих позиций высокого художественного результата в искусстве «тотальной и агрессивной культуре потребления» уступать не намерен.

— Безусловно, очень непросто работать только с классическим репертуаром. Но за несколько последних лет мы создали программу работы с молодежью, с пятью-шестью вузами Петербурга (театральной академии среди них нет), и у нас очень обновилась аудитория. Классику они видят впервые, но в постановке лучших европейских режиссеров. Причем постановки эти чаще всего радикальные. Но они в силу своего возраста не видели традиционных постановок. Поэтому у них нет штампов восприятия, хотя порой могут озадачить вопросом. Так один молодой человек спросил меня: «Что, «Живой труп» Толстого — это фэнтези?..» У них нет на памяти трактовки, что Федя Протасов обязательно должен быть с цыганами: ну нет цыган и нет. В отличие от критиков, которые знают пьесу и которых это не на шутку мучит.

Вот мы играли «Женитьбу» в Милане, итальянцы хорошо знают «Ревизора», но не «Женитьбу». И их совершенно не удивляло, что герои на коньках. Ну каток и каток — значит, так Гоголь написал…

Он не хочет потакать «рыночным запросам», но привлекать молодежь в театр посредством классики, просвещать молодых (хотя это требует больших усилий) считает миссией — своей и театра в целом.

— Сегодня наша зрительская аудитория наполовину омолодилась. И она нам интересна, а вовсе не те, кто тоскует о шляпах с перьями и о, не поймешь каких, «классических» постановках...

Фокин рассказал забавную историю, когда с одной из таких зрительниц случился обморок. Когда же ее привели в чувство, она призналась, что «сплохело» ей оттого, что Хлестаков на сцене Александринки не отвечал ее представлениям об этом персонаже: «Он в пьесе такой милый! А здесь…»

Но классику, и в частности Гоголя, Валерий Владимирович готов ставить бесконечно:

— Это потребность. Потому что Гоголь неисчерпаем. Для меня он во многом энциклопедия русского характера, который не меняется, неважно, социализм мы строили или молодежь сегодня строит капитализм… Все равно есть основа характера, некая русская природа, и в Гоголе она достаточно сильно выражена — этот русский характер. И не только в отрицательных чертах. Гоголь — это коктейль, там есть все. Поэтому для меня он очень манкий автор… А «Ревизор» — и так считаю не только я, об этом говорил Мейерхольд, — это «государственная пьеса» и ее нужно ставить каждые десять лет…

— Для профилактики?

— Эта пьеса меняется. В ней не только о взятках говорится…

Среди многих других — встреча продолжалась полтора часа! — задан был Валерию Владимировичу сколько актуальный, столько и ставший уже классическим вопрос о театре «режиссерском» и «актерском».

— Эти определения придумали критики, — ответил он. — Настоящий театр — где все соразмерно: актеры хорошо играют и хороший режиссер. Вы, наверное, имеете в виду театр, когда очень видны режиссерские приемы, а актер становится лишь функцией — дежурной, формальной функцией. Я такой театр не люблю. Я исповедую, что при самом жестком и радикальном решении все равно должна существовать актерская мотивация. И для меня выражение собственного замысла через артиста — главная позиция. Хотя примеры визуального театра, где артист только выразитель режиссерской идеи, является функцией, есть. Но я считаю, что драматический театр должен опираться все-таки на актера. Так же когда ты делаешь спектакль, нельзя потерять и автора! При этом считаю, ты не должен стоять перед автором на коленях — ты можешь быть достаточно смелым, радикальным. Но зерно, суть автора ты должен сохранить. Это очень тонкая грань.

Валерий Фокин — народный артист России, лауреат четырёх Государственных премий России, обладатель ордена «За заслуги перед отечеством» IV степени, Российской национальной театральной премии «Золотая маска», ордена «Глория Артис» (высшей государственной наградой Польши в области литературы и искусства).

Спектакли Фокина получили признание российской и мировой театральной общественности. (Его постановки идут на сценах США, Польши, Венгрии, Германии, Швейцарии, Японии, Франции). Им присуща яркая зрелищность, динамика, парадоксальность, а также последовательный поиск нового театрального языка. Это позволяет говорить о Фокине как об одном из лидеров современной европейской сцены.

Валерий Фокин — художественный руководитель Театрально-культурного центра имени Вс. Мейерхольда в Москве и Российского государственного академического театра драмы имени А.С. Пушкина — Александринского театра — в Санкт-Петербурге.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать