Форум: Аверьянов.ру

Форум: Аверьянов.ру
Сегодня исполняется 75 лет Геннадию Ивановичу Аверьянову. Для нас, газетчиков, он прежде всего главный редактор «Советской Сибири» в 1987 — 1999 годы. И до этого, и после он занимал и занимает до сих пор довольно высокие посты, где служил и служит с высокой степенью самоотдачи.

За что удостоен высшей региональной награды — почетного знака «За заслуги перед Новосибирской областью».

Форума Аверьянова в «Рунете» мы не объявляли. Форум получился не виртуальный, а самый что ни на есть реальный — благодаря людям, которым помогал Геннадий Иванович в слишком трудные и не очень трудные времена. Вот они звонили и спрашивали: а как «Советская Сибирь» собирается отметить его юбилей? А я отвечала:

— Никак. Пользуясь правом бывшего начальника, Геннадий Иванович запретил мне писать статью о себе, справедливо полагая, что без лестных слов тут не обойтись.

— Ну тогда мы скажем, что о нем думаем...

Увы! Не всех желающих сказать удалось поместить на этой странице...

Алексей БЕСПАЛИКОВ, председатель Новосибирского областного Совета депутатов:

Оперативность и вдумчивый подход отличают любое ваше дело

— Уважаемый Геннадий Иванович!

Искренне рад поздравить Вас с 75-летним юбилеем. Для депутатов Новосибирского областного Совета Вы были и остаетесь коллегой: работа в областном Совете народных депутатов в течение пяти созывов говорит сама за себя. Коллегой продолжают Вас считать и журналисты. Больше двадцати лет Вашей жизни отданы печатному слову — сначала районным газетам, а затем за редакторским столом областной газеты «Советская Сибирь». Вы возглавляли газету, пожалуй, в самые трудные моменты ее истории — на излете перестройки, в драматичные для российской государственности 1991 — 1993 годы, в период дефолта 1998 года, когда не раз стоял вопрос — быть или не быть областной газете. Под Вашим руководством редакция выстояла, сохранила традиции и журналистские кадры, ставшие гордостью сегодняшней «Советской Сибири».

Выполняя обязанности помощника члена Совета Федерации, Вы по-прежнему находитесь в гуще событий. Ваш напряженный рабочий график невозможно представить без встреч с людьми, командировок в районы области. Журналистская закалка сказывается и здесь.

Спасибо за Ваш профессионализм, оперативность и вдумчивый подход, отличающие любое Ваше дело.

В день юбилея примите сердечные пожелания крепкого сибирского здоровья. Благополучия и счастья Вам и Вашей семье.





Виктор ЛЕОНОВ, член Совета Федерации РФ:

Из «золотой когорты»

— Скажу откровенно: я счастлив, что последние годы довелось плечом к плечу работать с Геннадием Ивановичем Аверьяновым. Благодаря его высокому авторитету, профессионализму, грамотной помощи удается решать многие региональные проблемы, с которыми связано мое представительство в Совете Федерации.

Аверьянов — из числа кадровой «золотой когорты», которая писала и пишет историю Новосибирской области.

Очень рад, что у Геннадия Ивановича много друзей. В этот круг входят все члены Краснозерского землячества, коллеги-ветераны по партийной работе, журналисты... Геннадий Иванович идет по жизни, не создавая проблем окружающим его людям, а, напротив, помогая им. При этом никогда он не боялся критиковать, высказывать собственное мнение, зачастую нелицеприятное. И тем самым заслужил еще большее уважение, потому что люди принимают критику, если она убедительна.

Своей честностью, добропорядочностью Аверьянов привлекает к себе людей, они идут к нему за советом, поддержкой, помощью.

Уверен, что в день юбилея Геннадия Ивановича дорогие и близкие ему люди поздравят и пожелают ему активного долголетия, доброго здоровья и благополучия в семье. Присоединяясь к этим поздравлениям, хочу добавить: спасибо Вам, Геннадий Иванович за добросовестный труд. Я хотел бы и в дальнейшем рассчитывать на совместную с Вами работу. Удачи Вам и всех составляющих полного счастья!





Михаил ЩУКИН, писатель:

Людей ценят за поступки

— Летом 1992 года, вернувшись из воюющего Приднестровья, я написал большой репортаж о том, что увидел своими глазами. И, удивительное дело, все наши «демократические» издания, ратовавшие за свободу слова, дружно отказали в публикации. Не укладывался репортаж в схему либеральной идеи, которая уничтожала Россию. И только в «Советской Сибири» появился этот материал, конечно, с благословения главного редактора Геннадия Ивановича Аверьянова, который еще год назад переживал страшные нападки тех же самых «демократических» изданий.

Это поступок! А людей, как известно, ценят за поступки. И я также ценю Геннадия Ивановича.





Виктор Васильевич БАБАКОВ, заместитель заведующего отделом пропаганды обкома КПСС в 70 — 80-е годы:

Титан трудолюбия

— Аверьянов — просто титан трудолюбия. Это касается и работы с людьми — никогда не жалел времени на контакты с ними, и работы с документами. Не секрет, что порой вся управленческая деятельность сводится к написанию бумаг: справки, проекты, аналитические записки — бюрократических жанров много. Бывало, вышестоящее руководство тем и удовлетворялось: получили грамотную бумагу, а дальнейшая ее судьба, как и судьба дела, не слишком волновала. В Аверьянове меня всегда удивляла способность работать с бумагами, придавать им высокую управленческую эффективность. Если его что-то не устраивало, не считал зазорным не только поговорить с автором документа, но и сам мог писать, переписывать, помогая сделать документ как можно более полезным, способным в самом деле решать проблему.





Николай Ильич ЛУБЕНИКОВ, заведующий орготделом обкома КПСС в 70 — 80-е годы:

Высочайшая культура отношений

— Самое первое впечатление, которое у меня сложилось от знакомства с Аверьяновым, оказалось и самым верным. Геннадий Иванович — профессионал высшей пробы. Он всегда стремится к самым обширным познаниям в той области, которой занимается. Никогда не принимает решения, если таких знаний не хватает, и не скрывает этого. В таких случаях он прислушивается к советам более компетентных специалистов.

О его качествах как руководителя можно сказать, что он умеет быть и добрым, и требовательным. Если человеку нужна помощь, никогда не отмахнется, сделает максимум для того, чтобы помочь.

Еще бы отметил одно качество Аверьянова: высочайшая культура отношений с людьми. Никогда он не подходит к человеку с мерками чинопочитания. Одинаково уважителен в общении с теми, кто встречается на его пути. Геннадий Иванович очень хороший товарищ, глубоко порядочный, внимательный, на него можно во всем положиться.

Я благодарен судьбе, что она меня свела с таким человеком.





Вениамин Карпович ЧЕБАНОВ, ветеран Великой Отечественной войны, народный художник России:

В корне таланта — глубокое уважение к окружающим

— Я познакомился с Геннадием Ивановичем в ту пору, когда были приняты выезды пресс-групп в районы во время уборочной страды. Писатели, поэты, художники, журналисты — все мы приезжали в села и работали каждый по своей программе: искали героев для картин, стихов, очерков...

Надо сказать, что в среде художественной интеллигенции отношение к власти, в том числе и партийной, всегда отличается скепсисом. Познакомившись ближе с Аверьяновым, я изменил свое мнение. Я увидел, что Геннадий Иванович отличный организатор, и вскоре понял, что в корне этого таланта лежит его глубокое уважение к людям. Он настолько душевно воспринимает каждого, что тем самым невольно обязывает платить тем же. Поддерживает, ценит отношения с людьми, принимает участие в каждом не по долгу службы, а реализуя себя как личность, которой присущи доброта и порядочность.





Наталья Александровна ПОЛИЩУК, член Общественной палаты Новосибирской области, секретарь по идеологии Центрального райкома КПСС в 70 — 80-е годы:

Ясность взглядов, уверенность в том, что делает

— О Геннадии Ивановиче могу говорить только в превосходной степени — такой он человек. Мы работали в одной системе в очень трудный период: началась перестройка, которая была очень невнятной по замыслам, все прежние ориентиры разрушены, новых не создано. В это время Геннадий Иванович находил наиболее результативные пути взаимодействия с коллективами. Митинговые «приговоры», облыжные обвинения — все это только дестабилизировало общество, раскалывало его... Аверьянов как настоящий профессионал-управленец не поддавался давлению ни толпократии, ни вышестоящей бюрократии. Всегда поступал по совести, по собственному разумению, а не по указке. В нем всегда чувствовались стержень, ясность взглядов, уверенность в том, что он делает. Это ощущают все, кто рядом, и в них вселяется такая же уверенность — так создается команда, действующая по единым правилам и с наиболее эффективным результатом.

Еще одно замечательное свойство Геннадия Ивановича — он верный товарищ: в любой сложной ситуации никогда не «сдаст» человека. Многим приходилось в этом убедиться, и не раз...

Правописание жизни как право стать частью истории

Главная тяга — любовь матери

...Каждое утро по дороге на работу я вижу, как из красивых иномарок выскакивают разновозрастные дети, которых родители доставили прямо к школьному порогу. И я невольно думаю о подростке Аверьянове, который каждую субботу шел домой пешком 25 километров, чтобы загрузить в сумку продукты на следующую неделю и уже к воскресному вечеру преодолеть те же 25 километров в обратном направлении: десятилетки в родной деревне не было. В неполные четырнадцать лет Геннадию пришлось оторваться от тепла родного дома, чтобы выполнить наказ мамы: учиться.

Не берусь сравнивать: нынешним детям, может быть, еще тяжелее побеждать себя. Голод и холод, безотцовщина (отец Аверьянова погиб под Житомиром в Великую Отечественную войну), возможно, не такие уж страшные мучители, как современные неочевидные враги душевного роста ребенка. И тогда, и сейчас для него главной тягой остается любовь матери.

Геннадий Иванович, рассказывая о своих жизненных университетах, первым называет свою маму... И продолжает: школа, комсомол, партия. Это он говорил и во времена хулы на них, и повторяет сейчас с завидной убежденностью. А как иначе, если шесть лет в комсомоле, в том числе вторым, первым секретарем Веселовского райкома, около десяти лет — в районной печати, четырнадцать лет — в обкоме партии, девять из которых в должности заведующего отделом, и двенадцать — в «Советской Сибири».

И где бы ни был он, и что бы ни делал, всегда стремился оставить добрый след. В обкоме партии его сферой была идеология. Как теперь представляется, жизнь в формате «а поговорить». Для кого-то — да, тем и исчерпывается. Геннадий Иванович не мыслил жизни без таких конкретных дел, чтобы результаты были видны воочию. Вот и занялся созданием центров идейно-воспитательной работы. Именно тогда и заложили в селах основы для духовного развития: в райцентрах создавали комплексы с музеями, изостудиями, музыкальными школами, лекционными залами, библиотеками, киноустановками, телевизорами, настольными играми... С тех самых пор проводятся и сельские спортивные игры. А на животноводческих фермах вместо «красных уголков» для чисто пропагандистских целей строили бани, сауны, столовые, медпункты.

Вот такая идеология

Только результат делает труд радостным, а без такой радости Аверьянов жить не привык. Вот и вся его идеология. На ней базируется и оценка человека, строятся рабочие и личные планы, на ней строится личность.

Посмотрите вокруг. Что происходит, если человек делает основную ставку на призрачные радости? Говорить не приходится, если это «радости» утробные. Бывает и так, что «засеял» поле любви и дружбы добротными семенами, трудился, взращивая, поливая и удобряя, а в ответ — вырос чертополох. «И от судеб защиты нет»? Нынче искушений так много, что избежать их можно лишь при наличии крепкого стержня в характере. Можно сказать, что Геннадию Аверьянову было проще, чем его детям и внукам. В пору его детства и юности вся жизнь, а деревенская в особенности, приучала к мысли: только создавая вокруг себя порядок и красоту собственными руками, найдешь уверенность, радость и покой. Ни гламурной жизни, ни рокеров, ни «модных приговоров», ни жвачек, ни наркоты и близь не было. Была лишь ежедневная, тяжелая борьба за жизнь, достойную человека.

Дело чести — сохранить себя в этой борьбе, но еще важнее поднять семью на тех же основах, которые заложили предки. О своих детях и внуках Аверьянов говорит кратко:

— Они ни в чем не подвели нас с женой. Спасибо им.

Свой крест — по силам своим

Есть притча о «кресте своем». Суть ее в том, что судьба никогда не поставит перед человеком непосильных задач. И если в нем велика сила действия, такова же будет и сила противодействия. Если с такой мерой подходить к человеку, то многое становится ясным. Например, то, что в самые тяжелые годы в стране, а значит, и в редакции «Советской Сибири», нужен был руководитель с мощным зарядом «сопромата», то бишь сопротивления материала. И двенадцать лет в редакции прошли, как на испытательном полигоне: «материал» под названием «Аверьянов» не дал ни единой трещины.

Демократические соблазны «свободы слова» увели из редакционного коллектива многих сотрудников. Плодились издания, декларирующие свою главенствующую роль в регионе — в «замещение» партийной «Советской Сибири».

В ответ на эти вызовы Аверьянов практически создает новый коллектив с великолепным творческим потенциалом. Находит учредителей газеты, тем самым обеспечивая ее достойную жизнь.

Но время наносит еще один удар, на этот раз по личности главного редактора. Его обвиняют во всех смертных политических грехах: в словесной паутине «демократической» риторики звучат уже нешуточные призывы не только шельмовать, но и судить по уголовной статье. Причина — выполнение профессионального долга, как его понимал главный редактор. Если в стране что-то происходит — пусть это заявления ГКЧП, — газета обязана информировать об этом своих читателей.

Сейчас, когда «угарные газы» реформ несколько рассеялись, власть и общество начали понимать цену свободы слова и убеждений. А в самом начале 90-х годов главный редактор выстоял исключительно благодаря своим личностным качествам, которые ценили все, кто его окружал, с кем он работал долгие годы. Депутаты, трезвые политические деятели, журналисты встали на защиту Аверьянова.

Геннадий Иванович вписан не только в историю «Советской Сибири», но и в историю политической жизни региона как настоящий боец, умеющий адекватно оценивать обстановку и действовать сообразно с ней.

Немного о принципах

Соглашаясь с тем, что ему достался тяжелейший период редакторства в «Советской Сибири», Аверьянов сегодня говорит об этом так:

— Я пришел в редакцию, когда был жесточайший системный кризис в стране — 80-е — начало 90-х годов. И ушел в годы дефолта — это была не только финансовая катастрофа, а опять же кризис либеральной системы, зародившейся в 90-е годы. И теперь ее уже нет.

От себя хочется добавить к сказанному: ее нет, потому что люди, подобные Аверьянову, знали, что «прививка» иностранной политической вакцины российской экономике не поможет. Надо искать свои, народные, средства от отечественных болячек. Но чтобы это понять, мы хлебнули немало всякой мурцовки. Но те, кому ее отмеряно было слишком щедро, вывели свои принципы. Есть они и у Аверьянова. Огласим лишь те, которые очень хотелось бы позаимствовать. Вот его слова:

— Смысл жизни — в самой жизни. И чем тяжелее приходится, тем достойнее нужно идти, не сломаться — это главное.

— Если сам крепко, уверенно стоишь, опираешься на людей, то и они тебя поддержат всегда.

— В любой работе ищи изюминку, чтобы она тебе радость давала. Тогда и другие это почувствуют, за тобой потянутся.

— В оценке людей верь себе. Человека видно сразу — есть в нем «живинка» или нет. Может он потянуть дело, которое ему собираешься доверить? Если нет, лучше отпусти — он себя в другом найдет.

— Я никого в жизни «не сдал», не работал по принципу «чего изволите?». Если нужно было брать ответственность, то только — на себя.

— Геннадий Иванович, ответьте честно: всегда срабатывали эти принципы?

— Я всегда следовал им...

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать