Чтобы все «компоненты» были на месте!

Чтобы все «компоненты» были на месте!
Сокращение срока службы в Вооруженных силах по призыву сделало ее для молодых людей более привлекательной. С другой стороны, такая оптимизация подвигла ряд военных специалистов на размышления: срок-то сократили. А вот программу подготовки к защите Отечества никто не менял и не отменял: нынешний воин должен освоить ее в прежнем объеме.
Не сказать в большем — с учетом модернизации техники, характера современных угроз и прочего. Сегодня, в разгар очередной призывной кампании, мы беседуем с полковником Сергеем ХАРЛАМОВЫМ. Военный комиссар Октябрьского, Железнодорожного и Центрального районов Новосибирска, он всегда искренне проявляет заботу о молодом пополнении. Даже на полигон (по мере возможности) вывозит школьников. Чтобы те, прежде чем заступить в ряды нашей «непобедимой и легендарной», получили о ней немифическое представление.

— За год службы всю программу действительно пройти невозможно, — подтверждает Сергей Васильевич. — Должен быть где-то этот «недостающий компонент» восстановлен. Думаю, что на уровне общеобразовательных школ. Но в школах сегодня официально нет ни одного часа, который был бы посвящен начальной военной подготовке, хотя федеральный закон это предусматривает. А Министерство образования не дает соответствующего плана. Основы военной подготовки изучают лишь в редких случаях — в рамках предмета ОБЖ.

— Как, на ваш взгляд, можно исправить ситуацию, как поставить систему допризывной подготовки на нужные рельсы?

— Сегодня у нас много воинских частей сокращается. Вот и отдать бы одну из них военному комиссариату Новосибирской области под своеобразный учебный центр. Оставить там образцы боевой техники, принять в штат нескольких офицеров. И проводить на этой базе сборы для старшеклассников. Пусть они проходят там одиночную подготовку, осваивают строевой шаг, учатся стрелять из автомата и так далее. Чтобы затем, приходя в армию, парень был практически готов принять присягу. Чтобы не впадал в растерянность, зная уже, что такое воинская часть, что такое казарма и прочее.

— Но ведь что-то подобное военкоматы сегодня практикуют...

— Есть совместный приказ министра образования и министра обороны, который определяет проведение пятидневных учебных сборов для учеников 11-х классов. Но по графику такие мероприятия проходят в мае, когда вовсю идет подготовка к экзаменам, школьники уже устали и у педагогов масса других проблем… А тут еще мы со своими сборами, вроде как их навязываем. В итоге все скомканно получается. И потом, пять дней — это очень мало. Недели две бы! И не под конец учебного года.

— Однако отладить такую систему — дело не сиюминутное. Возможно ли, пока она не заработала, вести подготовку допризывников непосредственно в школах? Насколько позволяют это кадры, материальная база?

— В редких случаях те же преподаватели ОБЖ находят возможность самостоятельно оснащать учебно-материальную базу. Но в основном объясняют суть военного дела «на пальцах». Хотя, думаю, есть возможность закупить макеты оружия. Макет автомата Калашникова, например, стоит пять тысяч рублей. У меня лично есть такой, я купил его на спонсорские деньги и теперь поочередно передаю разным школам, чтобы там они потихоньку его изучали, осваивали сборку-разборку. Так по всем школам вверенных мне районов ходит сегодня один автомат! Представляете?

— Не представляю. У нас их в школе, а я ее в 1989 году заканчивала, штук пять насчитывалось. И тир был, и даже секция стрельбы.
— Вот-вот. Теперь же мне самому приходится периодически объезжать школы, проводить лекционные обзорные занятия. Но все это в основном в теории идет. И опять-таки в малом объеме. Кстати, наш военкомат и прежде устраивал подобные занятия. Но было проще, потому что у меня в штате были офицеры. Вместе мы составляли график, решали, кто, когда и в какое учебное заведение отправится со своим мастер-классом. Директора школ, как правило, шли навстречу. Но сейчас офицеров сокращают, в военкоматы на их места принимают гражданских специалистов. Не могу жаловаться, работу они свою выполняют ответственно, но... Не гражданскому же человеку, тем более женщине, рассказывать подросткам про автомат Калашникова! Ясно, что работать со школьниками так, как прежде, мы не можем.

— Будем надеяться, что ваши мысли насчет учебного центра услышат… Сергей Васильевич, как мы уже знаем, «косить» от армии стали меньше, но какой-то процент уклонистов все равно остается.

— Да, но и работа с этой категорией граждан сейчас у нас ведется не так интенсивно. По той же причине — из-за отсутствия офицеров в военкоматах. Прежде мы регулярно проводили совместные совещания — военный комиссар, прокурор района, начальник РОВД. Создавали специальную группу, куда обязательно входили офицер военкомата и милиционер. Они вели определенную работу по выявлению и поимке уклонистов. Но сейчас офицеров нет, а в одиночку сотрудникам РОВД как-то не с руки все это делать. У них, как понимаем, много других проблем.

— Кстати, сегодня едва ли не на каждом шагу висят объявления вроде: «Окажем помощь в освобождении от службы в армии на законных основаниях». Кто и что за этим стоит?

— А стоят за этим фирмы, которые зарабатывают деньги на чьем-либо нежелании служить. Мне тоже непонятно, что значит — законный откос от армии? Статья 59 нашей Конституции гласит: «Защита Отечества является долгом и обязанностью каждого гражданина Российской Федерации». Как можно законно нарушить... основной закон? Если человеку не положено служить по состоянию здоровья, мы его и так не возьмем. Потому что это определено постановлением правительства о медицинском освидетельствовании граждан, приказом министра обороны, где прописан порядок прохождения медицинской комиссии.

— А указанные фирмы, надо полагать, ищут у парня скрытые болезни и опровергают все прежние заключения?

— Не только. Хотите пример? В прошлом году пришел ко мне призывник, который такой услугой воспользовался. Принес письмо примерно следующего содержания: мол, вы нарушили мои конституционные права, оповестили меня ненадлежащим образом, в повестке не поставлена запятая, так что повестка недействительна, прошу восстановить мои права и так далее... Вот такие письма адвокат пишет под копирку на несколько адресов, начиная от министра обороны, генерального прокурора, главного военного прокурора, кончая военкомом района. Веселый спектакль получается! Дело до суда доходило. Суд мы, конечно, выиграли, но парень снова пошел в эту фирму. И началась та же самая канитель. По новому кругу. Я этого парня к себе пригласил, чаю налил, сидим беседуем. И он мне откровенно так: «Что-то же делать надо, чтобы в армию не ходить!» Причем адвокату он тридцать тысяч рублей заплатил. Только за то, чтобы тот ему письмо составил. А дальнейшие услуги? Вот так платят деньги, тянут время, изматывают всех и «законно» получают отсрочки.

— И не лень же! Но почему деятельность этих фирм остается безнаказанной?

— Похоже, просто никто на них не обращает внимания...

— Кстати, если уж говорить о самой распространенной причине не ходить в армию — состоянии здоровья, то сегодня требования к нему повысились, комиссия и без «третьих лиц» проводит отсев довольно строго.

— Опыт предыдущих лет показал: многие молодые люди, попадая в армейскую среду, получают стресс. На кого-то сама обстановка не слишком благотворно влияет, на кого-то — смена климата. Ведь никогда неизвестно, в какой регион тебя отправят служить. Как говорят, военный комиссариат является в России главной туристической компанией! Так вот, все это часто оборачивается тем, что солдаты начинают болеть. Поэтому министерства и ведомства действительно завысили требования по категории годности для военной службы. Хотя абсолютно здорового призвать сегодня очень сложно. Основная масса призывников подходит под категорию «годен с незначительными ограничениями». Либо у них искривление носовой перегородки, либо сколиоз, распространенный ныне как никогда…

— Ясно. Компьютер свое дело делает!

— Да, сколько часов в сутки современные школьники проводят за компьютером, и говорить не стоит. Тут вам и осанка портится, и зрение. Плюс тот факт, что молодые люди сейчас довольно рано начинают употреблять алкогольные напитки, в том числе пиво, благотворного влияния на их здоровье, естественно, не оказывает. К сожалению, комплексная лечебно-оздоровительная работа среди подростков сегодня практически завалена. Раньше такую работу военкоматы вели совместно с районными отделами здравоохранения, с поликлиниками. Отслеживали состояние каждого будущего призывника еще до того, как его ставили на первоначальный воинский учет. С 16 лет молодежь проходила медицинский осмотр, велись разные оздоровительные мероприятия. А сейчас только после первоначальной постановки парня на учет с ним начинается какая-то работа. Но, по сути, уже не остается времени, чтобы провести ее в должном объеме.

— Опять проблема и опять вы будете предлагать ее решение. Какое же?

— Решить все проблемы можно лишь сообща. Обратить на них внимание не только военных комиссариатов, но и отделов по делам молодежи, отделов здравоохранения, ряда других структур, потенциально заинтересованных... Наконец, есть у нас молодежный парламент. Не хочу сказать, что именно он должен напрямую содействовать нам в воспитании допризывников. Но здоровье подрастающего поколения, спортивная подготовка, «нормальный» досуг, думаю, должны быть одними из приоритетных направлений деятельности любой молодежной организации. А чтобы ситуацию как-то «расшатать», нужно об этом говорить больше и чаще, делать ее предметом обсуждения на разных уровнях, в разных инстанциях, включая средства массовой информации.

— Будем стараться, товарищ полковник!
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать