А коров здесь лечит Пушкин!

А коров здесь лечит Пушкин!
«С Александром Сергеевичем Пушкиным не желаете познакомиться?». Доярки хитро переглянулись. Скотники, обрадовавшись произведенному впечатлению, громко рассмеялись. Машинально осмотрев присутствующих, я остановила взгляд на молодом человеке в очках-хамелеончиках, который один из всех сохранял серьезность. «Могу паспорт показать», — пожал он плечами, усилив интригу своей невозмутимостью. Ситуация не раз, видно, уже разыгрывалась здесь. Доярки, улыбаясь, продолжали работать.



Такие погожие дни, как сейчас, для них не меньший подарок, чем для хлеборобов. Переходный период — особенно нелегкая пора в животноводстве. Утренняя дойка начинается еще затемно и по холодку (нередко при минусовых температурах). Малоприятно, даже если и площадка освещена, и вода горячая всегда есть. А уж дождь многократно усиливает трудности. Одних коров подготовить к доению чего стоит! По уши в грязи. «Ничего, — говорят женщины. — В двадцатых числах обычно переходим в помещения. Полегче будет. До холодов нас здесь не держат».

Зимние «квартиры» на отделении были готовы уже к началу сентября. Фермы отремонтированы, оборудование в них отлажено, столовая, подсобки и комната отдыха тоже в полном порядке. «Работы было немного, — замечает главный зоотехник акционерного общества «Суздальское» Доволенского района Галина Артюх. — За помещениями ведь следим. Ежегодно их подправляем».


Баганское отделение — особое в этом хозяйстве. Два года назад сюда завезли 156 племенных телочек из Ордынского района. Нынче — еще сотню, но уже из Пашино. Таким образом, на отделении сосредоточили племенное ядро самых высокопродуктивных и, что еще важнее, абсолютно здоровых животных. Дело в том, что несколько лет подряд хозяйство имело ограничения по туберкулезу. Этим объясняется и невысокая продуктивность собственного суздальского стада: выбраковываются по болезни, как известно, самые высокопродуктивные коровы.

Сейчас, когда недуг побежден, решили не только увеличить поголовье, но и повысить надои. Тем более что покупку племенного молодняка дотирует государство. Кроме того, в Доволенском районе приняли решение, которое также стимулирует увеличение дойного поголовья, в том числе и высокопородного. В частности, шестьдесят процентов средств, полученных из областного бюджета на выравнивание климатических условий, здесь направили на животноводство. И величина этой поддержки определяется не количеством произведенной продукции, а приростом численности стада.

От ордынских телочек в Багане уже получили приплод. Выращивают его здесь при пониженных температурах. Ухаживает за малышами Любовь Цыплакова — очень добросовестный и трудолюбивый человек.

В помещениях у нее всегда чистота и порядок. Среднесуточные привесы каждого теленка на уровне 760 граммов. Как известно, чтобы вырастить хорошую корову, ее надо смолоду отпоить цельным молоком, вот почему в хозяйстве на этом не экономят — каждой телочке за три месяца его дают до 540 килограммов. Для своего ведь стада готовят замену!

Первые результаты, полученные от племенных буренок, говорят о том, что деньги на них суздальцы потратили не зря. В прошлом году баганские животноводы стали победителями районного соревнования среди ферм. От каждой первотелки за семь месяцев с небольшим (отел здесь начался только в апреле) получили по 3800 килограммов молока. В 2009 году, считают, побольше будет. И дело не только в генетическом потенциале племенного скота. «Коллектив у нас очень дружный, — говорит бригадир животноводов Тамара Кирсенко. — Девчата просто молодцы. Коровы всегда чистенькие, ухоженные. Они им вплоть до того, что и хвосты расчешут».

Доярки сами готовят себе группу к отелу. Труд этот недаром считается самым трудным на ферме: и нервов сколько истратишь, и синяков хватает. От того, как подготовит доярка своих подопечных к отелу, зависит продуктивность животных. В доволенском селе Баган все выполняют эту работу на совесть — не дай Бог племенную телочку испортить! Однако самые высокие надои получают Валентина Васильева и Татьяна Огаркова. Обе не один год на ферме. Стаж Валентины Николаевны под двадцать лет. За неполный год от каждой своей коровы Васильева надоила около четырех тысяч килограммов молока. Работу свою, которая некоторым кажется непрестижной, она любит и не скрывает этого.

У Валентины Николаевны нет любимиц в стаде — все, мол, одинаковые. А вот у Елены Юзвишиной есть такая — Изаура. Назвала она ее так красиво в честь героини любимого сериала. Первотелочка эта оказалась очень высокоудойной — больше 25 килограммов молока давала в сутки. Подменные доярочки здесь тоже всегда надежные. В плохие руки своих подопечных разве кто отдал бы! Сейчас на подмене Галина Гуляева. А ее предшественница Светлана Гришина набрала пашинских телочек и готовит теперь себе группу.

Семнадцать лет возглавляет коллектив баганских животноводов Тамара Кирсенко. На ферму пошла по семейным обстоятельствам. До этого работала бухгалтером в другом хозяйстве. Была в Багане сначала учетчиком, потом стала бригадиром. Соглашалась на теперешнюю должность со слезами. Неужели за это время так и не полюбили новую профессию? «Привыкла, — улыбается Кирсенко. — И тяжело, и хлопотно, только другой работы себе уже и не представляю. Даже в отпуске не перестаю переживать о делах. К вечеру только и слежу: проехали девчата или нет? Если задерживаются, значит, что-то не так. Бегу смотреть, что там?»

«Бригадир здесь замечательный — никаких срывов у нее не бывает. Не случалось такого, чтобы группа осталась недоеной. Приезжаешь сюда и душа радуется, — признается главный зоотехник хозяйства.

— Доярочки молодые, работящие. Про нарушения трудовой дисциплины и речи нет. Техник по воспроизводству стада Мария Колюжина тоже очень хороший специалист и ответственный человек». В этом году и на скотников женщины не жалуются. «Жизнь заставляет работать как следует», — резюмируют они.

Ну а ветеринарный фельдшер отделения не кто иной, как Пушкин. Приехал он в «Суздальское» с Алтая по приглашению земляка. Обзавелся семьей. Купил дом. Пушкин и следит за здоровьем дорогих животных. Лечит, вакцинирует, проводит обработки. Занятие малопоэтичное, зато нужное. А вообще, это как посмотреть. Для художественной натуры и здесь найдется источник вдохновения. Вокруг такая красота! Постоянно на природе. Но Александр Сергеевич признался, что стихами не увлекается. В школе больше четверки за них не получал. Зато свою работу любит. И пока не разочаровался в ней.

Видя, сколько стараний и труда вкладывают баганцы в племенных животных, невольно задаешься вопросом: а стоит ли овчинка выделки? Цены на молоко в настоящее время никаких доходов не обещают. И ситуация в молочной индустрии пока такова: чем меньше коров, тем лучше. А с ростом поголовья растут одни убытки. Баганцы сейчас продают молоко Утянскому молзаводу по 6 рублей 70 копеек. Продукция качественная, первосортная, ведь в прошлом году «Суздальское» купило два французских охладителя. В день реализуют по восемь тонн продукции. «Объем вроде большой, а доходов-то нет, — рассуждает заместитель директора Николай Горюнов. — Раньше цена от объемов реализации зависела. Сдаешь две тонны — платят 8 рублей за килограмм. При большем объеме цена повышается. Теперь этого нет». И надо ли удивляться тому, что при такой политике поголовье крупного рогатого скота как в стране, так в нашей области начинает падать.

Однако не только мало, но и нерегулярно платят за молоко переработчики. Брать сырье берут, а рассчитываться не хотят! И такое происходит повсеместно. Тот же Жуланский молзавод комарьевцам миллион двести рублей должен. Крестьяне бьются — нечем в страду за горючее платить, а миллион двести болтается. «Мы сейчас в «Молтом» хотим перейти, — продолжает Горюнов. — Обещают брать молоко по восемь рублей с лишним, и даже по предоплате».

Условия неплохие по нынешним временам, но большой радости от этого предложения животноводы все же не испытывают. Дело в том, что и с Утянским заводом неплохо начинали работать. А с «Молтомом» тоже есть не вполне удачный опыт сотрудничества — начинали неплохо, а потом были проблемы с расчетами. Словом, пока обещают много, а что получится? «Посмотрим, — говорят баганцы. — Может, не обманут».

Так в расчете на авось (не по своей вине) и ведут хозяйство крестьяне. Никакой стабильности и предсказуемости. Сплошной экстрим. Вспоминают недавние времена, когда при хороших ценах немного легче вздохнули. А сейчас хоть и убыточное животноводство, прилагают все усилия, чтобы сохранить его. Здесь ведь занято много народу, куда его девать в случае сокращения поголовья? «Да и вообще, на нас еще немного обращают внимание, потому что есть животноводство, — уверен Горюнов. — Если не будет его, то и акционерного общества не будет. Если смотреть на опыт других хозяйств, так весь развал начинался именно с животноводства. Как только его не стало, полетело все остальное. Поэтому живем надеждами, что все-таки изменится что-то к лучшему».
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать