Село — наша родина

Село — наша родина
Чистоозерный район полностью сельский. К тому же это предельно отдаленный район нашей области, он граничит с Казахстаном. Но на местном календаре, как и повсюду, двадцать первый век, и в сельской жизни тоже идут преобразования. О них и рассказывает глава района Александр Аппель. —Район у нас действительно полностью сельский. Есть, правда, несколько промышленных предприятий, в основном перерабатывающих продукцию полей и ферм.



Была бы возможность увеличить долю промышленности, сделали бы это с готовностью. Новые рабочие места, заработная плата «городского» уровня — от этого не отказываются. И если какое-то предприятие в Новосибирске или в других городах захочет открыть у нас филиал — милости просим. Поможем, устроим. Вот только сырьевая база у нас небогата: четыре разведанных месторождения глины да лечебные грязи. А завозить сырье дорого, далеки от нас и рынки сбыта готовой продукции. Так что пока занимаемся традиционно сельским производством. И из этого исходим, строя экономику района.


Что говорить, непросто живется в деревне. Как правило, здесь один работодатель, и если в хозяйстве не ладится, производство в упадке, страдает все население. Даже немногочисленные бюджетники — учителя, медики, — и те зависят от сельскохозяйственных предприятий. Только здесь они могут купить зерно, сено для личного подворья, нанять трактор для вспашки огорода и т.д.

Принято считать, что сельские корни держат крепко. Патриотизм — великое чувство, и подавляющее большинство моих земляков действительно патриоты своей малой родины. Но если быть до конца честным, надо признать, что не только патриотизм, привычный сельский уклад жизни держит их в деревне, не дает бросить пашни, которые пахали отцы и деды. Причина еще и в том, что никто крестьян нигде не ждет.


В особо трудные годы молодые мужчины из сел ехали на работу вахтовым методом. Да и сейчас еще едут. Их с удовольствием берут, платят хорошие деньги. Но вот купить квартиру, чтобы перевезти семью, — таких денег на чужой стороне не заработать. Помыкаются и возвращаются. Опять к своему подворью, к работе на ферме за мизерную зарплату.

Что же делать? Единственный выход — самим поднимать экономику малой родины, встраивать ее в новую жизнь. Создавать такие условия, чтобы работающий человек имел в доме устойчивый достаток.


Я не сторонник мнения, что рынок сам все устроит и решит все проблемы. Когда на кону жизнь людей, местной власти нельзя быть сторонним наблюдателем. Она на то и избрана, чтобы наилучшим образом устраивать жизнь земляков.

— И как это получается в Чистоозерном районе?

— Последние пять лет мы, например, серьезно занимаемся кадрами руководителей сельхозпредприятий, поскольку именно от них зависит уровень жизни в современной деревне. Особой программы не принимали, просто время ставило перед нами одну задачу за другой.


Буквально в первый год моей работы на посту главы района пришлось решать судьбу инкубаторно-птицеводческой станции. Хозяин предприятия, житель Новосибирска, заявил: или мы находим покупателя на его акции, или он пускает птицу под нож. Угроза над коллективом станции нависла совсем не шуточная.

Одному за другим я предлагал выкупить станцию наиболее крепким сельхозпредприятиям. Отказались. Инкубаторное производство было убыточным, а экономическая обстановка в районе на тот момент складывалась очень непросто: просроченные задолженности по налогам, зарплате, реформирование сельхозпредприятий и т.д. Естественно, дополнительный хомут на шею надевать никто не хотел.

Согласился на «хомут» только местный предприниматель Владимир Иванович Нечкасов. И вот вам последние данные о ситуации на станции. Процент выхода молодняка самый высокий в округе, предприятие наращивает поголовье, успешно торгует молодняком и мясом птицы, яйцом. Наш гусь на ярмарках самый красивый, упитанный и потому раскупается влет. Кроме того, завели свиноферму, есть куры. Решен вопрос и с кормопроизводством. Станция имеет собственную пашню, запустила комбикормовый завод.

— И все оттого, что появился настоящий хозяин?

— Только от этого. Я вам могу привести еще несколько подобных примеров. У нас был знаменитый колхоз имени Мичурина. Слава его гремела на весь район и дальше. И вот председателя, Ивана Михайловича Ярового, проводили на заслуженный отдых, а его место занял один из главных специалистов, который не один год проработал с Иваном Михайловичем, прекрасно знал хозяйство. Но за полтора года его руководства вся колхозная слава как будто в трубу улетела. Надои упали до 18 центнеров от коровы. Коллектив не стал дальше испытывать судьбу и у руля поставил бригадира комплексной бригады Василия Александровича Розенталя. Тот быстро исправил ситуацию и повел колхоз (теперь это сельскохозяйственный кооператив «Колхоз имени Мичурина») в гору. Люди стабильно получают зарплату, хозяйство приобретает новое оборудование и технику. Нынче председатель даже замахнулся на покупку молокоперерабатывающего завода. А что, надои — 45 центнеров от коровы в год, вполне устойчивая сырьевая база для завода. Это я к тому, что может один человек, стоящий во главе трудового коллектива.

— Как проходит смена «капитана»? Вы же не можете его назначить своей властью, будь он даже, с вашей точки зрения, семь раз способный управленец.

— Власть в данном случае одна, и она в руках акционеров, членов кооператива. А руководство района может только предложить, попытаться убедить, что от смены будет только польза. Это бывает непросто. Село вступает в рынок с большой задержкой, душой и сердцем народ еще в социализме, когда «справедливо» — значит всем поровну, а хороший руководитель тот, кто не обидит ни вора, ни прогульщика. Жить-то, говорят, всем надо. Еще крестьяне привыкли терпеть. Видят, что ничего у их председателя не получается, одни амбиции, а результата ноль, но терпят: авось научится. И так год за годом.

Тем более сложно разговаривать с акционерами, если на руководящее место претендует инвестор. «Еще мы на кулака будем работать!» Не так давно мы бились за спасение СПК «Колхоз «Сибирь». Производство затратное, кредиторская задолженность — за двадцать миллионов рублей. Часть пашни брошена, скот доведен до истощения. Зато штат — как в большом советском колхозе, все получают зарплату, особенно не стараясь ее зарабатывать. Мы с начальником райсельхозуправления не однажды присутствовали на заседаниях правления, убеждали коллектив: жить следует по средствам, невозможно все в долг да в долг. Надо менять отношение к делу, принципы руководства, освобождаться от тех, кто работать не хочет или не умеет. В том числе и менять руководителя. Иначе, говорим, вы умрете как самостоятельное хозяйство. И тут встает одна доярка и отвечает: «Пусть умрем, но все вместе. Под кулаком ходить не будем».

— А вы им именно «кулака» предлагали?

— Да какого там кулака! Местного фермера Владимира Владимировича Шестакова. В свое время он работал здесь главным инженером, затем ушел в фермеры, кровью и потом построил свое хозяйство, одно из лучших в районе.

— И какой же выбор сделали работники «Сибири»?

— Они тогда в очередной раз выбрали «своего», добавили еще долгов.
И хозяйство в конце концов обанкротилось. Тот же Владимир Шестаков его выкупил. Весной прошлого года он засеял поля бывшей «Сибири» хорошими семенами, сразу рассчитался по «колхозным» долгам по зарплате, а потом и по остальным. В его большом хозяйстве теперь все в порядке.

— А есть хозяйства, где смена руководителя не требуется?

— Конечно, и таких немало. Давно и умело руководят сельхозпредприятиями Сергей Геннадьевич Ганихин ( ООО «Варваровское»), Николай Иванович Куриный (ОАО «Родина»), Василий Александрович Розенталь (сельхозкооператив «Колхоз имени Мичурина»), Александр Петрович Мостовой (КФК «Мостовое»), Валерий Васильевич Таратонов (ОАО «Шипицынское») и многие другие. Это настоящие рыночники, умелые управленцы, уважаемые люди. Кто хоть немного знаком с сельхозпроизводством, понимает, какая у них нелегкая работа, поэтому-то в очереди на место сельского руководителя у нас не стоят. Приходится в каждом конкретном случае обстоятельно и терпеливо вести поиск достой- ного и умелого.

— Но поиск руководителей, насколько я понимаю, не единственная проблема современного села, в том числе и в Чистоозерном районе.

— Разумеется. Вторая и, пожалуй, не менее значимая — воспитание современного работника. Где-то в селе сохранилось ответственное отношение к труду, а где-то в затянувшейся перестройке его растеряли. Богаче там не тот, кто много работал, а тот, кто сумел пристроиться к колхозной «кормушке» и тянул все, что можно унести. И при этом не особенно утруждал себя работой. А новое время требует жесткой привязки зарплаты к результатам труда. Это надо научиться понимать и принять как должное.

Еще одна беда, пришедшая из тех же девяностых годов: родители стали ориентировать своих детей на город. Мол, сами мыкаем нужду и не хотим, чтобы дети жили так же. Спросите в любой школе, из выпуска остаются три-пять человек. Какие перспективы могут быть у такого села?

Но если руководитель производства, глава муниципального образования, директор школы понимают глубину этой проблемы, они прилагают немалые усилия, чтобы исправить ситуацию. Большая работа проводится, например, в Журавке. Там начинают выращивать хлеборобов еще с детского сада. Устраивают для малышей праздник поля. Рассказывают, как растет хлеб, как колхозный урожай кормит их семьи. А потом дети сами засеивают крохотную деляночку, за которой потом наблюдают вплоть до уборки. Местный сельхозкооператив «Колхоз имени Мичурина» имеет картинную галерею с портретами ветеранов труда, передовиков производства. Сюда с удовольствием заходят и школьники, и молодые рабочие. Да и на примерах своих семей ребята знают: в их селе можно жить вполне цивилизованной жизнью, для этого надо только хорошо работать.

Вот такое отношение к труду предстоит воспитать у молодежи всех сел.
— Но жизнь в селе — это не только работа…

— Да, у современного человека высокие требования к уровню жизни. Тут и удобная квартира, а лучше дом, и хорошая школа, чтобы дети могли получить достойное образование, и возможность вести здоровый образ жизни, заниматься спортом, культурно отдыхать. Когда все это имеется, нет причин быть недовольным своей «сельской» судьбой.

Даже в самое тяжелое время мы не потеряли ни одного клуба, а тем более Дома культуры. Когда не было средств содержать их, консервировали здания, переводили работу в другие помещения, отопление которых обходилось дешевле. А когда финансовая ситуация стабилизировалась, начали ремонтировать. И не абы как, а основательно, по сути дела, проводили полную реконструкцию. Ежегодно сдавали по одному-два Дома культуры и торжественно их открывали. Это были радостные события, которые вселяли оптимизм, давали толчок развитию культуры села.

Построили мы семь стадионов, два капитально отремонтировали. Обычно спортивные сооружения возводим рядом со школами, так удобнее для детей. И теперь районные спортивные мероприятия проводим по обыкновению в селах. В настоящее время за счет областного бюджета и при финансовой поддержке управления Западно-Сибирской железной дороги строим в райцентре спортивную школу. По современному проекту, с легкоатлетическим и гимнастическим залами, с удобными тренажерными, душевыми. Если все сложится, как рассчитываем (а строительство не останавливается ни на день), летом будущего года отпразднуем новоселье. Есть мечта построить бассейн, и думаю, это тоже реально.

К концу года обновим парк автобусов, прижилось у нас такси. Построили четыре вышки мобильной связи, и теперь она устойчива практически на всей территории района. Собственно, созданы все условия, чтобы человек в селе мог нормально жить и работать. От государства мы ждем единственного — отрегулировать ценовую политику, давая достойную цену за крестьянский труд.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать