Сопоставляя события...

Сопоставляя события...
...о которых в последние дни сообщает телевидение, приходишь к выводу, что мы живем в перекошенном мире и ему адекватность попросту не нужна. Она то ли мешает нынешней прессе, то ли неинтересна. С одной стороны, новые сообщения о трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС, а с другой — судьба милого мальчика при живых и состоятельных родителях, затянутых в постыдную разборку.


И не потому, что элитный мальчик несчастен: он любит и свою известную маму, и своего богатого папу. Всероссийское внимание ему уделяется оттого, что родители никак не разберутся, с кем, как и где должен жить этот обаятельный мальчик. И никому нет дела до того, что в это же время тысячи других детей, нередко не имеющих ни папы, ни мамы, а то и крыши над головой, пребывают в полной неизвестности и колотятся в нашей жизни как могут. Но у них нет ни знаменитой бабушки, ни богатых родственников. Следовательно, пристального внимания и участия они не заслуживают.

Объективно, что трагедия на ГЭС — в центре внимания. Масштаб этой беды заставляет не бросать эту «тему». А, кроме того, постоянно слетающие с телевизионных экранов новые факты и сообщения показывают, что почти все о том, что люди узнали раньше, либо неадекватно реальным событиям, либо еще хуже, чем думали. Выяснилось, к примеру, что восемьдесят пять процентов износа ГЭС уже было выявлено и запротоколировано при прежних проверках состояния станции. Больше того, у нас есть электростанции со стопроцентным износом оборудования. Чего же нам ждать в дальнейшем?! Телевидение, чтобы подтвердить эти «новые истины», показало во весь экран затворы (или запоры?!), которые не выдержали напора водной стихии.

Но больше всего меня как зрителя поразило другое сообщение: о том, что ремонты на станции проводили самые разные бригады. Те, которые выигрывали тендер, проходили по конкурсу. И одна бригада совершенно не знала, как, с каким качеством проводила ремонт бригада предыдущая. В свое время, проработав пять лет на большом заводе, запомнил, что самые постоянные кадры на предприятии — это энергетики. Чаще всего это были пожизненные работники. Особенно главные энергетики. Это обязательно первоклассные специалисты с огромным опытом. Таким был, например, главный энергетик завода имени Ефремова Илья Беленький. Мы были с ним в дружеских отношениях и при редких встречах я всегда ему говорил: «Ну, Илья, ты вечный и незаменимый». Только перед самой пенсией Беленький перешел работать мастером в мартеновский цех. Это был очень уважаемый специалист. Он знал досконально энергетику станков, прессов, цехов, всего завода. Не могу представить, чтобы Беленький, хранитель заводских знаний, был в стороне от каких-то своих дел, да еще связанных с ремонтом. А вот на уникальной ГЭС, как оказалось, это было возможно.

Кроме того, у нас ныне введенное, навязанное и модное быстро почему-то становится обязательным. Речь веду о тендерах и конкурсах. Не раз слышал от хороших специалистов, что и в них много случайного и необъективного. Побеждают в конкурсах не только самые лучшие, но и те, кто… лучше договорился. А в научной, особенно академической, среде некоторые конкурсы считают откровенно ненужными, а то и дурацкими. В том числе и потому, что порой ветераны способны сделать больше и лучше, чем малоизвестные спецы из неведомых никому бригад. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС выявила столько проблем и задач в нашей стране, что чуть ли не все остальные, о которых изо дня в день вещает телевидение, кажутся микроскопическими и мелкотравчатыми.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать