Под древом с раскидистой кроной

Под древом с раскидистой кроной
Евдокия Алексеевна Бабешко живет в самом тихом микрорайоне города Татарска — в Кулундинке. Отделенный от прочего шумного мира двумя железнодорожными путями — Транссибирской магистралью и Кулундинской веткой, он как бы забылся в деревенской дреме, и когда жители микрорайона отправляются в центр за покупками или еще по какой надобности, они обычно говорят: «Пошел в город».


Недавно на улице Калинина, в домике под номером 80, где проживает баба Дуня, было очень многолюдно. У тесовых ворот сгрудились автомобили разных марок. Приехали высокие гости: глава района Валерий Носков, председатель совета депутатов города Валерий Филинов, председатель совета ветеранов Анатолий Башкиров. Приехали с цветами, с подарками, чтобы поздравить бабу Дуню с юбилеем, ей исполнилось ровно сто лет.

Гостей ожидали многочисленные родственники, близкие и дальние.

Они приехали на торжество со всех концов области, России и даже из других республик. Подарки вручили прямо во дворе, здесь же сфотографировались на память вместе с бабой Дуней. А после гостей пригласили в дом, где уже были накрыты столы, заставленные не бедной закуской, выпивкой.

Поднимая бокал, Валерий Павлович сердечно поздравил Евдокию Алексеевну:

— Хотел бы побывать на вашем 110-летнем юбилее. Думаю, что доживу до той поры.

Баба Дуня плоховато слышит, но главное все-таки улавливает. У нее прекрасная жестикуляция, а предмет особой гордости — дети.

— Я шестерых вырастила, — говорит она и поднимает вверх руку. — Вырастила одна, причем в самую лихую годину — в войну...

Муж, опора и поддержка, умер в 1942 году. Далеко не все представляют, каково было управляться одинокой женщине с шестью ртами. Случалось, что в доме не было ни крошки хлеба, тогда младшие шли собирать милостинку, хотя такое случалось нечасто. Кормили лес, луг. Собирали ягоды, коренья, в ход шли лебеда с крапивой, из которых варили постный суп и для роскоши заправляли молоком. Тогда, в войну и после нее, в селе сильно было товарищество, или то, что теперь мы называем коллективизмом.

Помогали соседи, несли что могли, порой отрывая от себя последнее, чтобы спасти детей. За трудодни в колхозе ведь почти ничего не давали, но тот же председатель, бригадир в таком случае шли самым-самым разнесчатным навстречу. Чаще всего посылали бедолаг сторожить колхозное зерно на точок, а дальше делай вывод сам, если ты не полный олух.

Происходило все это в селе Метелево Купинского района. Баба Дуня и сама была не промах: «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Работала трактористкой на колесном тракторе марки ЧТЗ в войну и после нее. Пахала земельку, сеяла пшеницу, убирала по осени, а еще учила девчонок-соплюшек вождению, так как мужиков в Метелево не было — ушли, сердешные, на фронт, на войну с фашистами, и многие-многие сложили головы на бранном поле.

— Мы очень много работали, — продолжает баба Дуня и вдруг беспокоится, подслеповато окидывает взглядом стол, детей, которые сидят вместе с ней. Они тоже немолодые, все давно на пенсии.

— А где моя рюмка? — спрашивает вдруг.

Ей подвигают рюмку с минералкой, она выпивает ее, лихо запрокинув содержимое, и со стуком ставит на стол.

— Мы много работали не только в колхозе, но и по дому. Надо было привезти дровишек из леса, накосить сенца коровенке. Но, наверное, потому что без дела никогда не сидела, не лежала на боку и долго живу. Бог все видит и каждому отпускает столько, сколько он заслужил. А мой век кончится, когда Господь того пожелает.

Подумать только, баба Дуня еще в 1959 году вышла на пенсию. А перед этим она переехала в село Новопокровка (это уже Татарский район) к сестре Марине и работала дояркой. Мать-героиня, как всегда, трудилась отменно, привыкла к этому с малых сиротских лет. За что и была направлена в Москву, на ВДНХ. А еще раньше была награждена медалью «За доблестный труд».

— Медаль моя не сохранилась, — горюет баба Дуня. — Гришка, сынок мой родненький, соседним ребятишкам ее в чику проиграл. Да бог с ним.

Гришка, Григорий Савельевич, сидит тут же за столом. Ему 77. Он неспешно выпивает рюмку за рюмкой за здоровье своей матери, закусывает красной и черной икрой. Это самый первый главный инженер бывшего совхоза «Орловский» Татарского района, а теперь просто пенсионер.

После выхода на заслуженный отдых баба Дуня отправляется с младшенькой дочерью Ниной в новое путешествие — уезжают в Киргизию, обустраиваются там на долгое житье, до развала Советского Союза. Дети у Евдокии Алексеевны все пошли в нее, такие же работящие, старательные. Подумать только, Нину, которая ни от какого дела не отказывалась, избирают в Верховный Совет республики. Депутат, уважаемый, заслуженный человек. И в местный Совет постоянно избирали.

В 2002 году мать и дочь возвращаются в Татарский район, покупают на тихой окраине Кулундинки домик. При домике огородик в шесть соток. Сажают картофель, ягоды, фруктовые деревья, так как очень привыкли к тому, чтобы на столе постоянно были фрукты. Но Сибирь не Киргизия, здесь с садами надо повозиться, уберечь от морозов.

— Но привычка — вторая натура, — усмехается Нина. — Мама тоже выйдет в огород, покопается, подышит свежим воздухом. Нам теперь больше ничего не надо. Дышать, наслаждаться жизнью, которая хороша, если не обращать внимания на всякие житейские мелочи.

Они, дети, тоже оптимисты, все в мать. А что касается внуков, правнуков и праправнуков, то это мощное, настоящее древо с густой раскидистой кроной. Внуки тоже лет через пять-десять на пенсию пойдут, и только праправнучке Ларисе четыре годика. Она начинает жить.

— У вас обильное потомство, — говорил глава района Валерий Носков. — И глубокие, мощные корни.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать