Непреодолимое обаяние родной Инской

Непреодолимое обаяние родной Инской
Вот сейчас, не доходя до окончания переходного моста, надо спуститься по правой лесенке и дальше шагать по неширокой асфальтированной дорожке вдоль каких-то зданий технологического назначения, под гудки и свистки, ставшие обычной «музыкой» на этой одной из крупнейших станций Российских железных дорог, туда, где, выглядывая из прямоугольного проема депо, стоят тепловозы. Совет ветеранов Инского ремонтного депо — небольшая уютная комнатка, похожая на другие, виденные мною, но все же особая. Как дом — это не четыре стены, а щедрость и радушие его хозяев, так совет ветеранов — это прежде всего человеческое обаяние и искренность людей, которые в нем трудятся.


Мы пришли на пару минут раньше назначенного времени и застали за столом маленькую улыбчивую женщину, что-то писавшую в толстенном журнале. Людмила Федоровна Сухих приняла нас как своих. Когда-то, до последних реформаций на железной дороге, в этом совете ветеранов насчитывалось более тысячи «бойцов». Когда герой нашего очерка Александр Викторович Квасов возглавил ветеранскую организацию, их уже числилось девятьсот с небольшим. А теперь, после разделения депо на эксплуатационные и ремонтные, отделения бухгалтерии и хозяйства, ведающего электричками, в самостоятельные структуры, на учете осталось 507 человек. Но и это немалая армия. Потому и учетный журнал — как гроссбух. Вся ветеранская жизнь в нем отражена.

А вот и хозяин кабинета — подвижный, стремительный, с мягким голосом и искоркой в глазах, он вошел минута в минуту, и кабинет как-то сразу преобразился, словно ожил. Казалось, и столу, и телефону, и разным важным бумажкам, хранящимся на полках и в папках, передалась эта стремительная энергия действия. Не прошло и пяти минут с начала нашей беседы, как дверь депо снова отворилась и на пороге показалась гостья. Капитолина Андреевна Зажигаева, ветеран, пришла с просьбой помочь ей заполнить бумагу о полученной в этом году благотворительной помощи и уточнить еще кое-что по мелочи.

Говоря, что распахнулась дверь депо (а не дверь совета ветеранов), я не ошиблась, потому как они располагаются как раз напротив друг друга, разделенные лишь маленьким коридорчиком и парой ступенек, и вход в ветеранскую вотчину всегда открыт и в прямом и в переносном смысле. У прежнего начальника депо Николая Алексеевича Олемского было заведено: поутру первый визит именно сюда. Поинтересуется, как дела, какие заботы, не обращался ли кто из заслуженных тружеников с какой просьбой.

Когда он уходил на повышение, своему молодому коллеге, новому начальнику депо Николаю Прокопьевичу Пушкарю, Квасова отрекомендовал так: «Это человек, который решает вопросы сам. Нас, руководство, не любит беспокоить». Словом, дал нужный настрой. И сегодня традиция поддержки бывших работников депо, традиция совместного решения социальных вопросов, несмотря на экономические сложности в стране и более скромные, чем в прошлые годы, возможности самого депо оказывать содействие ветеранам, чтится и свято соблюдается.

«Вот недавно, — говорит наш герой, — Николай Прокопьевич, начальник депо, дал нам свою машину съездить в Сокур, навестить проживающих там пятерых ветеранов. Замечательно теплая, дружественная получилась встреча. Люди наши, многие годы жизни отдавшие родной железной дороге, очень ценят внимание и заботу со стороны трудового коллектива, ветеранской организации. Мы пообщались, вручили им наши подарки — небогатые, но все же очень ценные для них наборы продуктов, ведь на пенсию-то сильно не разгуляешься. Эта взаимная радость общения дарит настроение, дарит желание жить дальше и показывает, насколько важна наша работа, как ценно для человека и будучи на заслуженном отдыхе ощущать свою связь с коллективом, не быть одиноким».

Соратники и наставники

— Я бываю в совете нечасто, — признается Капитолина Андреевна Зажигаева. — Прихожу только по необходимости, вот как сегодня. Годы, что тут скажешь. Ноги стали болеть. Не до путешествий, словом. А совет у нас очень хороший. Дружный! Главное — всегда встречают приветливо, и люди все интересные. Проблемы обсудить, новости узнать, мнениями о нынешней жизни обменяться — как без этого?

Сама Капитолина Андреевна тоже человек неравнодушный, «с огоньком» про таких говорят; открытая и искренняя, а потому ее мнению можно доверять на все сто. В недавнем прошлом (а может, и сейчас?) — активная участница хора.

Вообще люди этого поколения… двужильные, что ли. И в работе чудеса показывали, и всегда отличались активной жизненной позицией, и трудностей не боялись, и отдыхать умели. И даже сейчас, придавленные грузом прожитых лет, настигнутые болячками и невзгодами, они во многом дадут фору своим молодым коллегам, в которых и коллективизма того нет, и тезис «Сначала думай о Родине, а потом о себе» уже не про них, оттого и не умеют жить полной жизнью, радоваться каждому светлому дню и не сетовать на трудности не научились. Неужели и вправду мельчает народ?!

В активе ветеранской организации Инского депо, к примеру, немало аксакалов, то бишь не просто долгожителей, а мудрецов, людей, чьей работой гордились и гордятся и к чьему мнению всегда прислушиваются. Среди тех, кому прилично за девяносто, — Дмитрий Степанович Гуляев и Виктор Григорьевич Голод, который, к слову, по признанию коллег, и сегодня один из лучших здешних певцов, фронтовик Константин Михайлович Аполихин, рядом с которым его верная подруга — 88-летняя супруга, труженица тыла. Долгий и непростой путь прошли они рядышком, но и сегодня — надежда и опора друг другу.

Напрасно я подумала, что раз депо, так коллектив почти исключительно мужской. На такой тяжелой работе, как труд машиниста, здесь в разные годы «отметилось» немало замечательных женщин. Надежда Ивановна Молокоедова, Маргарита Ивановна Чижикова, в прошлом году с супругом отмечавшая золотую свадьбу, Татьяна Ивановна Белькова (между прочим, активный член совета ветеранов), Альбина Владимировна Курашова, про которую говорят: «Молодая совсем! Только недавно на пенсию пошла…» А на Инской уже не первый год работает машинистом ее сын, продолжатель славной семейной династии.

Обо всем этом с теплотой и любовью мне поведали сам Александр Викторович и его соратница по ветеранским делам Людмила Федоровна Сухих. Как-то само собой получилось, что писать-то очерк мы пришли о председателе совета, о Квасове, а беседа, словно помимо нашей воли, как ниточка из клубка, потянулась в другом направлении: говорим о ветеранских заботах, о товарищах по работе, о героях, чьими трудовыми подвигами и сегодня гордится Инское депо…

Только поймаю себя на мысли: вот сейчас спрошу про родителей, про армейскую юность, про выбор жизненного пути, глядишь, опять о проблемах толкуем. Это осознанное «отодвигание» своего «я» на задний план, приоритет общего над личным, дела над персоной — тоже одна из черт людей того поколения, в полной мере свойственная Александру Викторовичу Квасову. И подумалось мне: а ведь будь он другим, не смог бы так органично влиться в ветеранскую работу, потому что для нее требуются не только ответственность, знание дела и умение решать проблемы на разных уровнях, но и… большое сердце.

— Главная трудность для нас — забота об одиноких и немощных. Прибрать в квартире, помочь по хозяйству, обслужить человека — казалось бы, несложные дела, но когда у ветерана нет родственников, которые бы могли о нем позаботиться, а пенсии недостаточно, чтобы рассчитывать на постоянное внимание патронажной сестры от социальной службы, это становится серьезной проблемой. У нас на учете девять одиноких пожилых людей, мы стараемся постоянно поддерживать с ними связь, обзваниваем, интересуемся состоянием здоровья, не надо ли чего. Сейчас в депо нет своего хозцеха, а значит, у нас нет возможности послать человека отремонтировать что-то, кому-то забор поправить, полы перестелить в частном секторе... Это очень существенный момент, — говорит Александр Викторович. — Конечно, возможности наши ограничены. В этом году отчисление от субботника составило всего 61 тысячу рублей. Совсем немного по сравнению с прежними годами, когда ритм работы и возможности самого депо были иными. А в прошлом году нам очень повезло. Когда депо заняло первое место в соревновании, по инициативе Олемского собрание приняло решение и перечислило 153 тысячи нашему совету, за что мы очень благодарны коллективу. Мы эти средства тратим очень экономно, стараемся помогать тем, кто более других нуждается, и никого не оставить без внимания и заботы.

С огромной теплотой и благодарностью председатель отзывается о своих товарищах по работе в совете ветеранов: Людмиле Федоровне Сухих, Татьяне Ивановне Бельковой и Раисе Дмитриевне Рожковой, Георгии Карповиче Дубровском и Николае Александровиче Хижном, Анатолии Тимофеевиче Нечунаеве и Николае Ивановиче Филатове, Владимире Петровиче Клюшникове и Никифоре Ефимовиче Кондратове. Говоря о главном качестве своей ветеранской команды, Квасов подчеркивает: «Самое важное для нас — относиться к нашим ветеранам с почтением, с любовью и нежностью, как к родным». Пожалуй, это и есть жизненное кредо Александра Викторовича Квасова.

Третий в династии

А родом он из простой рабочей семьи, кстати, здешний — паренек с Инской. На улочке, названной в честь 8 Марта, стоял их дом. Глава семьи, Виктор Ивлиевич, был осмотрщиком вагонов, а мама, Мария Максимовна, трудилась раздатчицей смазки в депо. «Она обслуживала паровозы, выдавала керосин, солидол, мазут», — вспоминает Александр Викторович. Он был старшим из троих детей, а потому, как водится, должен был рано выбирать свой путь, чтобы как можно скорее «опериться» и начать помогать родителям, а не быть для них обузой.

Квасов честно признается, что в его личном профессиональном выборе материальная сторона играла не последнюю роль. Детство-то, как у многих сверстников, выдалось небогатым, а на железной дороге и зарплата приличная, и паек, и форменная одежда. «Да еще бобриковое пальто и аксессуары…» — смеется наш собеседник.

О том же, что такое железная дорога и как тяжел и ответственен труд на ней, паренек с раннего детства знал не понаслышке. Правда, родители с собой детей на работу не брали, с этим было очень строго. В ту пору не охранники, а стрелки, так они назывались, четко следили за тем, чтобы в парке не появлялись посторонние. «Иногда, правда, бывало, особенно по весне, если отец рано утром ушел на работу в валенках, а к обеду пригрело и начало таять, — отнесу ему сапоги. А чтобы просто так прийти, на паровозы посмотреть, — никогда».

Родители, Виктор Ивлиевич и Мария Максимовна, — сами труженики, приучали к тому же и детей. Когда разросшаяся семья ставила новый дом (под кровом Квасовых, кроме своих родных детей, росла еще девчушка — глава семьи после смерти сестры забрал осиротевшую племянницу к себе, да бабушка, которая и приглядывала за молодой порослью), Саша был одним из главных помощников. Потому после школы, когда дядька пристроил его на «Сибсельмаш», паренек не дрогнул: надо, так надо, стал осваивать специальность слесаря-заточника. Хорошо помнит наш герой, что цех делал продукцию для Чкаловского завода, самому ему доверяли изготавливать разные крючки, пружины и прочие детали. Платили с выработки, так что, как потрудился, так и получил.

А уже через год заводской практики в буквальном смысле этого слова молодой Квасов по семейной традиции пришел на Инскую. Это был шестьдесят первый год.

В первый раз кочегаром он поехал в Кузбасском направлении: до Тогучина и обратно, с известным машинистом Иваном Васильевичем Иожицей.

— Какой он был? Во-первых, мастер своего дела, знающий, опытный. Спокойный по характеру, вдумчивый. Просто замечательный человек! У нас в депо новичков никогда не обижали. Гонять по пустякам или притеснять их было не принято. Наоборот, приветят, обстоятельно расскажут, как и что, познакомят с тонкостями дела... Помощником машиниста в этой бригаде был Иван Пугач. Он и стал моим непосредственным наставником. Толково объяснил: сюда не лезь, это не трогай, а вот это сделай… — с хитрой искоркой в глазах посмеивается Александр Викторович.

И я вижу, что ему приятно вспоминать то время. Впрочем, нет такого периода в его биографии, о котором бы он не рассказывал с теплотой, попутно одаривая комплиментами своих наставников и товарищей по депо.

Когда активно пошел процесс электрификации, пришлось выбирать новую специальность, Квасов снова «начал с нуля», отправившись в электроцех простым учеником. Вскоре у него уже был второй разряд. А перед самой армией Александр Викторович занимался на курсах помощников машиниста электровоза, да вот закончить не успел.

Отмечает, что армия прежде всего приучила к организованности, точности, ответственности. Ну и физически закалила, конечно, не только морально. Вернулся наш герой снова в электроцех, где и трудился успешно, достигнув уже четвертого профессионального разряда.

В 1967 году женился на очаровательной сотруднице регистратуры детской железнодорожной поликлиники. «Как это вы в детскую поликлинику попали?» — спрашиваю, смеясь. А Квасов с фирменной улыбочкой отвечает: «Так мы не в поликлинике, а у меня дома встретились, она хотела свою подругу со мной познакомить…»

Вырастили супруги двоих сыновей. Один пошел по стопам отца — пятнадцать лет отработал на Инской машинистом тепловоза, потом ушел в другую сферу деятельности. А второй окончил высшее военно-командное училище, сделал отличную карьеру, сейчас живет и служит в Белоруссии. Подрастают два внука, отрада и надежда деда.

Поэзия созидательного труда

Спросите: как же это «по стопам отца», если Квасов старший трудился в электроцехе?! А все дело в том, что отпускать его из цеха никак не хотели, как ни просился на электровоз. «Сколько раз ходил: «Николай Фомич, отпусти меня!» А он ни в какую... Наконец уломал-таки, но он поставил условие: «На электровоз не пущу, а вот если будут курсы помощников машиниста тепловоза — так и быть. По крайней мере здесь, на Инской, работать будешь…» — вспоминает Александр Викторович.

Так все и сложилось. Наш герой пошел на курсы, где преподавали такие асы, как Короткевич, Жуковский и другие известные машинисты. В мае 1971-го года Квасов успешно сдал экзамен и поехал с Михаилом Матвеевичем Юркевичем. «Удивительный человек: открытый, доброжелательный и профессионал высокого класса, — говорит наш герой. — Вообще коллектив в депо был очень сильный. Первая смена, она и есть первая смена — все как на подбор. Просто стыдно было бы не соответствовать…»

Оглядываясь на пройденный путь, Александр Викторович Квасов без тени сомнения признается, что о выборе своем не пожалел ни разу.

Поезд. Опоры.
Несущие тросы,
Тонкие лучики стали, …
Если дорога железная
спросит:
«Был ли ты счастлив,
Тимошка, сынок?»
«Да, — отвечу, — был!»


Читает он какие-то совершенно не знакомые мне стихотворные строки, давно запавшие ему в душу. Уж и автор стихов не помнится, и обстоятельства, при которых прочел или услышал их впервые, а суть труда машиниста, так тонко и ясно выраженная, зацепила, отпечаталась в самом сердце.

— Любить надо свою профессию. Без этого никак. — Он взял небольшую паузу, словно пролистнул несколько страниц своей памяти, а затем вновь проникновенно заговорил, и я поняла, что это вновь стих того автора, «приправленный» личными воспоминаниями и впечатлениями: — За окном мелькают березки, сосны, тополя. Пристанционный поезд. Дежурный мне кивнет. Горит зеленый огонек…

Сегодня редко можно услышать такое словосочетание, как поэзия труда. Неловко стало воспевать труд, простой и честный. Новое поколение больше ориентировано на результат, на денежный эквивалент своей работы, на жизненный успех, который выражается в том, на каком четырехколесном «друге» ездишь и успел ли побывать в Анталии. По мнению ветеранов, с которыми просто невозможно не согласиться, много потеряли мы от этой… прозы жизни.

Пока текла наша беседа, кабинет как-то незаметно стал наполняться людьми. Вот вошел, душевно со всеми поздоровавшись, и присел напротив меня Георгий Карпович Дубровский, в прошлом наставник нашего героя, а ныне — его соратник по ветеранским делам.

— Железная дорога плохих людей не держит. Не приживаются они тут. А те, кто душой прикипел, до самых седых волос дело не оставляют. Вот Георгий Карпович полвека трудового стажа имеет, — с воодушевление сказал Квасов, а старший товарищ его тут же поправил: «Сорок шесть лет, одиннадцать месяцев и пятнадцать дней».

Я не могла не спросить ветерана о главной черте характера нашего героя. Георгий Карпович не раздумывал ни секунды.

— Самое ценное заключается в том, что этот человек не может сидеть спокойно, если где-то видит какой-то непорядок, если кому-то надо помочь, он непременно постарается решить проблему, какой бы сложной она ни казалась. Это настоящее благородство души. И лучшего председателя совета ветеранов депо у нас еще не было! Команда в совете ветеранов дружная.

«На огонек» заглянул еще один известный на Инской человек, Никифор Ефимович Кондратов, который горячо поддержал коллегу и добавил, что сам совет ветеранов — сплоченная команда единомышленников.

— Совет очень нужен людям и для материальной поддержки, и для моральной. Пенсионерам куда еще идти с бедой, с заботой?! Только к тем, кто их выслушает, поймет, проникнется их болью и обязательно поддержит. На многих предприятиях кинули своих работников, оставили на выживание, а у нас, на железной дороге, и денежное вспоможение, и с ремонтом помогут если что, и подлечат, и все это — через совет ветеранов. Так что забот на наш век хватит!

Так что у Квасова не только команда надежная, но и поддержка мощная. Так пожелаем ему стойкости перед трудностями, отличного чувства юмора, которое, говорят, является фамильной чертой этого семейства, и крепкого здоровья, чтобы еще многие годы стоять на страже интересов таких замечательных людей!
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать