«Можешь — не актёрствуй»

«Можешь —  не актёрствуй»
Во вторник, 11 августа, фильмом Владимира Хотиненко «Преображение» в Выборге открылся XVII кинофестиваль «Окно в Европу». По словам режиссёра, фильм посвящён подвигу православного духовенства в годы Великой Отечественной войны. Герой фильма, отец Александр, тихо и достойно несет свое служение, помогая людям не только словом Божьим, но и делом — собирает для военнопленных одежду и продовольствие, защищает слабых.


Вместе с женой, матушкой Алевтиной, спасает обреченных на смерть детей, дает им кров, хлеб и веру. Утешая и поддерживая отчаявшихся, он сам оказывается перед сложным нравственным выбором. Вынужденный считаться с оккупационным режимом и горячо преданный своей Родине, он до конца остается верен главному предназначению священника — духовно поддерживать свою паству, не оставляя ее ни при каких обстоятельствах…

Роль главного героя, отца Александра, исполняет народный артист России Сергей Маковецкий, ответивший на вопросы православного портала www.priestt.com.

— Некоторые считают, что на такие темы — религиозные, церковные — вообще нельзя кино снимать. А вам как кажется?

— Это очень сложно, невероятно сложно. Во-первых, история должна быть написана очень хорошо. Но как это сделать? Как прикоснуться к святыне? Как сыграть? Это большой вопрос. Вот взять, например, Крещение Руси. Насколько я знаю, сейчас пишется сценарий для художественного фильма о князе Владимире. Но что из этого выйдет, насколько фильм получится исторически верным и одновременно художественным, пока неясно. Из того, что уже есть, мне очень нравится документальный сериал Владимира Хотиненко «Паломничество в Вечный город». Невероятно интересный и познавательный фильм… Но это документальное кино. А можно ли сделать художественный фильм? Видимо, все-таки можно. Например, Мэл Гибсон сделал, на мой взгляд, грандиозное кино — «Страсти Христовы». Я сам смотрел его не в кинотеатре, но моя знакомая рассказывала, что в зрительном зале было очень много молодежи и все взяли попкорн. Ну, на автомате, как всегда в кинозале. Но здесь буквально все с этим попкорном, нетронутым, и вышли из зала! Вот это кино!

— А как актеру сохранить свою душу, если он вынужден все время играть кого-то? Кстати, актер может не играть в обычной жизни или игра становится уже необходимостью?

— Мы все в жизни играем немножечко, но актеру еще хуже, чем всем: ведь он профессионально играет на сцене. Я стараюсь не играть в жизни. А то ведь можно заиграться, и это уже будет клиника… Конечно, в некоторых обстоятельствах приходится, как и любому нормальному человеку, включать какие-то маски. Но все же я стараюсь быть достаточно естественным в жизни. Сказать себе, что я на сто процентов такой, как я есть, это будет гордыня. Поэтому я говорю: мне кажется, что я такой, какой я есть, — нормальный, естественный, спокойный, иногда скучный в жизни, а иногда — очень радостный. А степень откровенности? Знаете, даже сейчас, когда я даю интервью православному изданию, я некоторых вещей не говорю. Это же не исповедь! Есть вещи, которые я никогда никому не говорю: например, я не люблю говорить о семье. Я хочу, чтобы эта тема осталась только моей и не попала бы на страницы издания, какое бы оно ни было. Иначе что в душе останется? Пустота.
Материалы на эту тему
Поделиться:
Копировать