Илья наделал гнилья

Илья наделал гнилья
В Татарске на рынке за маленькое ведерко молодой картошки просят двести рублей, а если торговля идет на килограммы, он оценивается в двадцать пять. Это с какой же стати? Дачники, да не только они, винят во всем дожди. Правда, с весны с осадками было очень туго, причем именно на дачах, которые от города по прямой в десяти верстах. И какой парадокс: в городе идет дождь, а то и ливень, а на огородах даже пыли не прибьет. И так постоянно, из года в год, словно люди, работающие на земле, в чем-то провинились перед господом Богом.


И вот наконец дождались: налетел ураган. Ветер рвал крыши и почти сутки шел дождь. Улицы города превратились в мутные потоки воды. Канал, который проходит по центру города и по которому вода сбрасывается в другой канал, именуемый Мохнаткиным, был переполнен, и пришлось срочно рыть новый. Подтопило подстанцию, и жители двух домов на улицах имени Ленина и Закриевского несколько дней сидели без света и телефонной связи.

Но все это временное, преходящее и уже напрочь забыто, хотя кое-кто ворчит: «У наших энергетиков все так зыбко, непрочно, подул ветерок, прошелестел дождик — и уже заискрило, пропал свет. А как будто небедно живут, должна же быть хоть какая-то, хоть минимальная подушка безопасности».

А в садовом обществе «Железнодорожник» разыгралась трагедия. Отсутствие дождей весной и в начале лета усложнило ситуацию в пожарном отношении. Садовый сторож, цыган по национальности, с густой окладистой бородой, по приказу председателя правления обходил участки и, увидев разожженный костер, строго выговаривал нарушителям: «Вот позвоню в пожарку — и вам впаяют штраф в несколько тысчонок». Когда он однажды, будучи на улице Цветочной, произносил такие слова, вдруг кто-то с улицы закричал: «Эй, друг, у тебя сторожка горит». Обладатель роскошной бороды со всех ног пустился к своей хате. Был ветер, у садовых энергетиков тоже заискрило. Полностью сгорели все надворные постройки: веранда, сарай, углярка, а также автобусная остановка, в которой дачники в ненастную погоду скрывались от дождя. Сильно был поврежден и сам домик сторожа. Наш председатель, мой давний знакомый пенсионер Михаил Авдеенко, надел капитанскую фуражку, какую носил Остап Бендер, и строгим голосом сказал, что нужно сброситься по триста рублей, чтобы восстановить порушенное стихией. Сбросились, но, как это обычно бывает, деньги отдали не все — резинщиков у нас всегда хватало. На собранные деньги отстроили заново «городушки» сторожа. Кстати, цыган, поборник пожарной безопасности, работать по разбору завалов решительно отказался, заявив, что не его это дело, и был с позором изгнан с работы так же, как и электрик, пожилой запойный мужичок.

Тот самый ураган принес такой дождь, какой бывает только в субтропиках. Он шел почти сутки. Тут и начались беды многих и многих дачников, в первую очередь тех, кто не в силах, не в состоянии по причине бедности, нехватки денежных средств купить пару-другую машин земли или перегноя, чтобы поднять участок. Ведь располагаются дачи в довольно низком месте, и по весне многие из них затапливаются водой. Хозяева временно бросают участок, земля зарастает дикой травой выше пояса.

Ко всему прочему с весны было мало тепла, стояли холода и даже случались заморозки. Оттого урожай огурцов крайне скуден, не лучше обстановка и с помидорами. Да и ягод — смородины, вишни, ирги — не густо. Но главная и страшная беда — гниет картошка-кормилица. Ведь кто дачники-то? В подавляющем своем большинстве пенсионеры — бабушки и дедушки. И когда едешь в автобусе на дачу или возвращаешься домой, то видишь, что бабушек все-таки гораздо больше, а старичков два-три на весь салон. Мужское население наше привержено к водочке, к табачку и умирает потому раньше.

Идем по неширокой дачной улице со знакомой пенсионеркой Галиной Никитиной. Она еще работает, муж у нее умер несколько лет назад. Беседа, естественно, о ней, о картошке — все разговоры теперь вертятся вокруг нее.

— Как надоели эти дожди, — жалуется Галина. — Вчера картошку стала копать, а вместо картошки — каша. А сколько еще будет капать с небес?!

— Сегодня второе августа, — напоминаю я. — По церковному календарю — Илья.

— Вот-вот, Илья, — подхватывает Галина, — наделал гнилья.

Вечером сижу на лавочке у сторожки, жду автобуса. Постепенно подходят дачники с сумками, ведрами, а вот бабушка, которую знаю только в лицо, но не помню, как ее зовут. У нее за плечами тяжелый рюкзак и в руках аж два ведра. Ей очень тяжело, но кто поможет бедной старушке — молодые люди дачных работ не любят. Им бы все веселиться: потягивать пивко, песенки распевать да по мобильнику болтать. В салоне автобуса редко-редко увидишь молодое лицо.

— Ты что же это, Назаровна, — спрашивает кто-то из дачников у бабульки, — никак грибков набрала?

— Какие к черту грибки, картошку копаю, пока не пропала совсем, и домой на горбу вожу, — отвечает бабулька, тяжело усаживаясь на лавку.

— Да она день-два дома полежит и сделается кашей, — вздыхает кто-то.

Все смолкают. Наверное, каждый думает о предстоящей зиме, о ценах на рынке все на тот же картофель, которые растут да растут.

Но про грибы было спрошено не случайно. Грибов ныне море, и всяких. Есть белый гриб, причем не в отдалении от дач, а вокруг их. Также маслята, волнушки, сыроежки, рыжие симпатичные лисички, подберезовики, которые в народе зовут обабками, и, наконец, грузди, начавшие обильно размножаться в последние дни. Только не ленись: бери лукошко и ступай в ближайший лесок и, будь уверен, придешь не с пустыми руками. Грибы солят, сушат, маринуют, но особенно много жарят и едят вместо картошки. Кто-то жареные кладет на хранение, чтобы отведать эту вкуснятину зимой. Моя соседка по даче по этому случаю даже купила мощную морозильную камеру «Бирюса» и уже набила ее жареными грибами. И груздочков, молодых, чистеньких да свеженьких, пару ведерок насолила.

— Сгодится, — говорит она. — Лето — собериха, зима — подбериха.

Только заменят ли грибы картофель? Грибы — это как праздник, но часто ли бывают праздники в нашей жизни? Все больше будни, а в будни пища должна быть простая, будничная. И что может быть лучше картофеля да хлеба?
Поделиться:
Копировать