Неутомимый... правдолюб

Есть на белом свете так называемые неудобные люди. Они во все дырки суют свой длинный нос, все им не нравится, все не так, как они хотят. У нас, в городе Татарске, тоже есть такой. Зовут его Владимир Трофимович, фамилии из принципа не называю, потому что каждый из моих земляков, кто прочтет эти строки, сразу поймет, о ком идет речь. А тем же читателям, которые живут вне района, разве не все равно, какая фамилия у моего героя?


Так вот, этот Владимир Трофимович всех нас достал. Особенно начальство его не любит. То заметку какую зловредную сочинит и в районную газету тиснет, то на сходе жителей микрорайона такое ляпнет, что хоть стой, хоть падай. Однажды один высокий начальник из своего кабинета его выставил, сказав, что он всю нервную систему ему попортил.

Не нравится Владимиру Трофимовичу, к примеру, что у городских тополей верхушки посрезали. В Татарске, мол, и без того мало зелени, пыль, грязь, а тут еще эти кастраты из комхоза. Раскритиковал в газете Доску почета, которая называется «Лучшие люди района». «А что, все прочие уж так плохи?» — не без ехидства спрашивал он.

Недавно с Владимиром Трофимовичем неприятная история случилась. Об этом он сам рассказал мне. Как-то недавно пошел он в районный совет ветеранов. Конечно же, с той целью, чтобы какой-нибудь каверзный вопрос задать нашему председателю Анатолию Башкирову. Заходит, значит, в совет, а секретарша, она тоже пенсионерка, прямо с порога и говорит:

— Владимир Трофимович, недавно я купила самый современный японский тонометр. Хотите, вам давление померяю?

— Хочу.

— На какой руке мерить будем? На правой, на левой?

— Мерьте на левой. На левой давление всегда выше.

Секретарша тут же приступила к делу, хотя японцы такие мастера, что и делать-то особо ничего не надо: включил тонометр в розетку, а все остальное он сам сделает без использования физической силы, которая нужна при работе с нашим российским.

Меряет, значит, шкала верх ползет. Докатилась до цифры 290 и тонометр отключился. Секретарша в ужасе. Что случилось?

— Владимир Трофимович, вы тонометр испортили, новенький, японский.

— Да как же я его испортил, если не касался его руками?

Сильно заспорили, и Владимир Трофимович, забыв про свой каверзный вопрос, который он собирался задать председателю, громко хлопнув дверью, ушел из совета домой и там, достав свой старенький российский тонометр, измерил давление: 295!

А тут и секретарша позвонила:

— Простите меня, старую дуру, Владимир Трофимович, я сейчас померила себе давление. Тонометр работает нормально. Вам надо было вызвать «скорую помощь», а я вместо этого ругаться начала. Простите еще раз...

— Ничего, — отозвался мой герой. — У меня всегда очень высокое давление. А когда понижается, я очень плохо себя чувствую.

Насчет японского тонометра тоже разобрались. Оказывается, он запрограммирован на артериальное давление до 290. Если больше — автоматически отключается. Это наш, российский, может гнать и гнать хоть до полутысячи.

Вот ведь как получается. Даже с давлением у этого неудобного человека не все как у добрых людей. Но что тут скажешь — зловредный, он и есть зловредный.
Поделиться:
Копировать